Доступность ссылок

Визит Лаврова на фоне неопределенных перспектив ЕАЭС


Министр иностранных дел России Сергей Лавров (слева) и министр иностранных дел Казахстана Ерлан Идрисов во время встречи в Усть-Каменогорске. 6 августа 2014 года.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров (слева) и министр иностранных дел Казахстана Ерлан Идрисов во время встречи в Усть-Каменогорске. 6 августа 2014 года.

Визит министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Усть-Каменогорск обнажает слабые стороны казахстанской политики, считают эксперты. Многих удивил тот факт, что он посетил промышленные предприятия в казахстанской провинции.

Программа двухдневного рабочего визита Сергея Лаврова в Усть-Каменогорск — промышленный город на преимущественно русскоязычном востоке страны, похоже, была весьма насыщенной.

Глава российского внешнеполитического ведомства побывал на автосборочном заводе «Азия авто» и на Ульбинском металлургическом заводе — одном из ключевых казахстанских предприятий в сфере атомной промышленности и цветной металлургии.

Прозвучала и серия заявлений. После переговоров с казахстанским коллегой Ерланом Идрисовым Сергей Лавров сказал, что соглашение о строительстве в Казахстане первой атомной станции с использованием российских технологий будет подписано в ближайшее время. Он также подчеркнул, что Москва заинтересована в том, чтобы договоренности в рамках Таможенного союза работали эффективно.

В официальном сообщении МИД Казахстана говорится, что в ходе переговоров двух министров «были обсуждены вопросы казахстанско-российского сотрудничества в политической, торгово-экономической и культурно-гуманитарной областях, взаимодействие в рамках международных институтов и интеграционных объединений, а также актуальные вопросы международной повестки дня».

ЗАЧЕМ ВСЁ-ТАКИ ПРИЕХАЛ ЛАВРОВ?

Бывший сотрудник МИД Казахстана блогер Казбек Бейсебаев недоумевает, почему Сергей Лавров совершил визит не в столицу или в Алматы — финансовый центр республики, а именно в Усть-Каменогорск.

Политолог Досым Сатпаев тоже находит странным визит чиновника, отвечающего за внешнюю политику государства, в провинциальный город соседней страны. Он говорит, что визит Лаврова проходит на фоне пессимистических разговоров относительно перспектив Евразийского экономического союза (ЕАЭС), особенно с учетом введенных Западом санкций в отношении России. Москву волнует позиция стран-партнеров и по интеграции, и по событиям в Украине.

Досым Сатпаев, политолог.

Досым Сатпаев, политолог.

— Лавров приезжает не просто так, его главная задача — собрать информацию, подготовить аналитическую справку, которую он предоставит руководству, чтобы оно могло понять, какие настроения есть в Акорде и на местах. Лавров приехал прозондировать настроения официальных лиц, — полагает Досым Сатпаев.

Политолог Талгат Мамырайымов считает, что эта поездка Сергея Лаврова связана скорее не со стратегическими моментами в отношениях Кремля и Акорды, а с прагматическим вопросом. И в этом контексте, по мнению эксперта, визит на Ульбинский завод смотрится вполне логичным.

— Россия заинтересована в поставках нашего урана, и в свете санкций она делает ставку в том числе на строительство атомных станций за рубежом. В России считают, что могут рассчитывать на дивиденды от атомной промышленности. Наш уран их очень интересует, это стратегический интерес. Большая часть урана, который Россия ввозит, — это казахстанский уран, — говорит Талгат Мамырайымов.

СЛАБОСТЬ АСТАНЫ

После переговоров с Сергеем Лавровым глава казахстанского МИД Ерлан Идрисов сообщил, что процесс присоединения Армении и Кыргызстана к Евразийскому союзу, в который входят Казахстан, Россия и Беларусь, идет по «графику, заданному президентами».

Два с половиной месяца назад президент Казахстана Нурсултан Назарбаев во время подписания договора о создании ЕАЭС в Астане сказал, что Армения должна вступать в Евразийский союз в рамках зафиксированных в ООН границ, вызвав тем самым поддержку Баку и смятение Еревана. Наблюдатели отнесли это высказывание к проблеме Нагорного Карабаха. В ходе встреч Лаврова и Идрисова вопрос сепаратистского региона, по крайней мере публично, не поднимался.

Некоторые эксперты склонны считать это не только отражением несогласованности в позициях партнеров по ЕАЭС, но и проявлением общей слабости внешней политики Астаны.

Талгат Мамырайымов, политолог.

Талгат Мамырайымов, политолог.

— Россия как государство признает фактор силы. Если она видит сильного партнера, который четко защищает свои интересы, то и Россия будет относиться с уважением, как это мы наблюдаем в отношениях между Россией и Китаем. Что касается Казахстана, мы напоминаем грушу, которую можно ударить, и она молчит. Помните высказывания российских политиков касательно территориальных претензий к Казахстану? Сначала возмутилась общественность, потом отреагировал МИД. Пока у нас думали, мозговали, у многих возникло ощущение, что мы проглотили, — говорит Досым Саптаев.

Политолог Талгат Мамырайымов полагает, что слабость казахстанской политической системы таит в себе колоссальные риски, особенно с учетом отсутствия более-менее ясных сценариев транзита власти в стране.

— Акорда с недоверием относится к внешней политике России после украинских событий. Есть опасения, что Москва может установить политический протекторат над нашей страной и попытаться поставить под контроль нашу власть, с тем замыслом, чтобы заменить ее на полностью подконтрольную. Нельзя исключать, что Кремль пойдет на это. Москве после украинского кризиса и введенных санкций придется решать множество вопросов, и крен в сторону Азии может стать спасительным. В таком случае России будет выгодно иметь очень лояльную власть в Казахстане, — резюмирует Талгат Мамырайымов.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG