Доступность ссылок

Гражданский активист Вадим Курамшин уже месяц находится в тюрьме. Начала суда он ждет в следственном изоляторе Тараза. Его невеста Жанна Байтелова жалуется на то, что начальник СИЗО препятствует им зарегистрировать брак.


По словам Жанны Байтеловой, 10 февраля Вадима Курамшина впервые вызвали на допрос, который длился девять часов. Доступ к Вадиму Курамшину сейчас имеет только его адвокат Ермек Абдикулов, который отказался от комментариев, и Руслан Халидов – представитель Казахстанского бюро по правам человека по Жамбылской области. «С их слов, — говорит Жанна Байтелова, — Вадим чувствует себя нормально».

ТЮРЕМНОЕ ЛЕТО 2010 ГОДА

Дважды судимый Вадим Курамшин ворвался в широкую общественную жизнь в 2010 году, сразу после второй своей отсидки. Отсидев второй срок по «политической статье», Курамшин почти сразу стал гражданским активистом, занялся правозащитной деятельностью на фоне череды тюремных бунтов 2010 года. И вот он сам вновь оказался за решеткой.

Личность Вадима Курамшина в Казахстане широко известна. И это связано не только с темой защиты прав заключенных и борьбы с пытками в тюрьмах, которую он поднимал. Вадим Курамшин сам испытал на себе пытки в тюремных застенках, как об этом он много писал и говорил.
Посетители колонии строгого режима ожидают своей очереди. Иллюстративное фото.

Посетители колонии строгого режима ожидают своей очереди. Иллюстративное фото.


Курамшин постоянно находился в противостоянии с сотрудниками комитета уголовно-исполнительной системы МВД и некоторыми правозащитниками, деятельность которых он называл соглашательской, двуличной.

Те, в свою очередь, при удачном случае напоминали о криминальном прошлом Курамшина, намекали, что он обслуживает интересы авторитетов криминального мира, имитируя независимую гражданскую деятельность. Между тем Курамшин часто мотался между тюрьмами в Центральном и Северном Казахстане, где то тут, то там вспыхивали бунты с последующим жестоким подавлением, где при странных обстоятельствах погибали заключенные, попытавшиеся вынести за ворота тюрьмы информацию о пытках и других жестоких формах нарушений прав человека в тюрьмах.

РОМАНТИКА НА БАРРИКАДАХ

По словам Жанны Байтеловой, ей и Вадиму Курамшину «по надуманным причинам» не дают жениться, даже несмотря на то что она беременна. Но о своей беременности Жанна Байтелова говорить не захотела, сославшись на недомогание. Однако она продолжает свою гражданскую активность по организации акций протеста. Недавно Жанна Байтелова сама стояла на морозе в пикете у тюрьмы КНБ в Алматы, требуя освобождения главного редактора оппозиционной газеты «Взгляд» Игоря Винявского.

Жанна и Вадим нашли друг друга, что называется, на баррикадах. Они оба – активные участники оппозиционных организаций, и это не первый случай в Алматы, когда близкие люди находят друг друга, будучи занятыми протестной деятельностью.

Сама Жанна уже не раз привлекалась к административной ответственности за участие в акциях протеста, в том числе и за экзотическую акцию протеста с швырянием коровьего навоза на крыльцо суда в Алматы. Когда в августе прошлого года Жанна Байтелова вышла сама из тюрьмы, отсидев 14 суток ареста за очередную акцию протеста, возлюбленный Вадим Курамшин встречал ее у железных ворот с большим букетом цветов.

Жанна Байтелова объяснила нашему радио Азаттык, в чем же заключается трудность регистрации брака в СИЗО:
Жанна Байтелова во время пикета в защиту Игоря Винявского у здания СИЗО КНБ в Алматы, 20 февраля 2012 года.

Жанна Байтелова во время пикета в защиту Игоря Винявского у здания СИЗО КНБ в Алматы, 20 февраля 2012 года.


— Подается заявление от того загса, на территории которого находится СИЗО. Получается, Тараза. Вадим уже заполнил его, и я заполнила. Но мы не можем подать это заявление, пока начальник СИЗО не заверит его на предмет подлинности: что это Вадим собственноручно заполнял.

Кроме этого, говорит Жанна, в следственном изоляторе усомнились в том, что Курамшин находится в разводе с предыдущей женой:

— Я предоставила все сведения, которые требуются по законодательству. Привезла нотариально заверенные копии о расторжении брака. Он развелся в 2003 году. Но начальник никак не хочет это всё заверять — из-за этого я не могу стать его общественным защитником. На это имеет право только близкий родственник.

В 2010 году в интервью нашему радио Азаттык Вадим Курамшин говорил, что был женат. В первый раз он женился в 18 лет, в 1992 году, и в тот же год у него родился сын Степан. В 2003 году он развелся.

«Причина — жена ушла к другому. За что никогда ее не осуждал, так как устала она очень ездить за мной по зонам», — говорил Вадим Курамшин.

ПОПАЛ В ТЮРЬМУ, ЗАНЯЛСЯ ПОЛИТИКОЙ

В 2010 году, в период расцвета своей правозащитной активности, Вадим Курамшин рассказывал автору этих строк, что до первого ареста легкомысленно относился к жизни, был ветреным:

— Много времени проводил в ресторанах, казино и так далее. В отношении себя могу уверенно заявить, что после тюрьмы стал серьезнее.

Об этом он писал и в своем блоге «Курамшин.орг»: «Я не святой, действительно, в 1995 году, когда мне было 20 лет, поддался влиянию криминалитета, но далеко не в том объеме, что мне предъявило наше лихосудие».

В феврале 1999 года Вадим Курамшин был обвинен в мошенничестве и осужден на семь с половиной лет, условно-досрочно освобожден в феврале 2003 года.

Вторая «ходка» в тюрьму в сентябре 2006 года была уже политической. Его осудили по обвинению в клевете на 3 года и 10 месяцев. В то время он работал внештатным корреспондентом ряда некоторых оппозиционных СМИ в Северо-Казахстанской области.
Вадим Курамшин (крайний слева) и гражданский активист Айнур Курманов (крайний справа) беседуют с заключенными колонии - поселения АК - 159/20. Шахтинск, 24 июня 2011 года.

Вадим Курамшин (крайний слева) и гражданский активист Айнур Курманов (крайний справа) беседуют с заключенными колонии - поселения АК - 159/20. Шахтинск, 24 июня 2011 года.


Поводом для осуждения, по словам Курамшина, стала публикация его статьи «Перекуем ли телеги на баррикады?» в оппозиционной газете «Эпоха». В ней Вадим Курамшин писал о хозяйственном споре между владельцем крестьянского хозяйства и сельскими жителями. Дело о клевете было возбуждено по заявлению собственника крестьянского хозяйства. Освобожден был Курамшин условно-досрочно.

Выйдя из тюрьмы во второй раз, Вадим Курамшин начал критиковать и правозащитников, и оппозицию. Особенно много доставалось его бывшим соратникам по партийной деятельности. Вадим Курамшин утверждал, что во второй раз он попал в тюрьму из-за того, что редактор оппозиционной газеты «Эпоха», собственником которой якобы был Болат Абилов, опубликовал статью под авторством Вадима Курамшина. Однако, по словам Курамшина, он был не автором, а всего лишь источником информации. Но он всё же якобы согласился взять на себя ответственность, и его осудили за клевету. По словам Вадима Курамшина, Болат Абилов якобы обещал ему помощь, но не помог. Болат Абилов опровергал эти сведения, говорил, что по возможности помогал.

НОВЫЙ АРЕСТ КУРАМШИНА

В этот раз Вадиму Курамшину грозит от 7 до 15 лет тюрьмы. Ему инкриминируется вымогательство взятки в особо крупных размерах. Кордайский районный суд 24 января вынес решение арестовать гражданского активиста Вадима Курамшина на два месяца на период следствия.

Известно, что 23 января этого года в поселке Кордай Жамбылской области Вадим Курамшин собирался встретиться с прокурором Кордайского района. Он представлял интересы предпринимательницы Анны Кузьминой, которая в ноябре 2011 года обратилась к нему с заявлением о вымогательстве денег сотрудником прокуратуры.

Но, как утверждают соратники Курамшина, в течение полутора-двух часов после того, как он зарегистрировался на прием к прокурору Кордайского района, он был задержан полицейскими Жамбылской области. В этот же день был проведен обыск в квартире, где он останавливался, а на следующий день Кордайский районный суд санкционировал его арест.

Комитет по защите Вадима Курамшина отправил в генеральную прокуратуру большое письмо. Около 20 общественных деятелей и правозащитников требуют в этом письме «провести проверку работы Кордайской районной прокуратуры на предмет коррупционных преступлений и служебного расследования, особенно в отношении помощника прокурора района Мухтара Удербаева».

Речь идет о том ключевом пункте обвинения, что Курамшин требовал якобы с Мухтара Удербаева деньги за флешкарту с компрометирующим видео. Сторонники Курамшина говорят, что он не мог вымогать деньги за видеоролик хотя бы по той причине, что это дело к тому времени уже получило широкую огласку в средствах массовой информации.

«ВАДИМУ УГРОЖАЛИ»

По словам Жанны Байтеловой, Вадим Курамшин всегда оставался верен выбранному делу, даже в ущерб собственным интересам. «Он был волк-одиночка в своей борьбе. Мало того что общество неоднозначно воспринимало эту тему, так он сталкивался с непониманием со стороны своих коллег-правозащитников, потому что он единственный, кто занимается этой темой», — говорит Жанна Байтелова.
В течение месяца, как арестован Курамшин, никаких следственных мероприятий не проводилось. Уже «всё собрано и готово». Арест санкционирован до 23 марта.


Она утверждает, что Курамшин мог не спать несколько ночей подряд, пока не решатся проблемы заключенных.

— Настолько был увлечен своей работой, что мог не обращать внимания на близких. Он болел за свое дело до фанатизма, хотя постоянно испытывал материальные затруднения. Выехать на какие-либо мероприятия для него всегда было проблематично, — говорит Жанна Байтелова.

По ее словам, Курамшину неоднократно предлагали деньги и угрожали. Жанна вспоминает: если сначала были угрозы, что с ним расправятся с помощью людей из криминального мира, то в конце прошлого года Вадимом занялись уже сотрудники спецслужб.

— Подкупить его нельзя было, потому что он сам прошел через эти пытки. Можно сказать, это были кровные счеты с этой системой. В прошлом году, перед тем как ехать в Астану, каэнбэшники пытались с ним по-хорошему договориться. Предлагали сделку: давай, мы тебе квартиру купим или деньгами дадим, но вот в Астану ехать не надо. Это было перед поездкой, когда он организовывал матерей и жен заключенных и они встречались с представителями «Нур Отана» и предлагали организовать комиссию и ездить по колониям с проверкой. Он отказался, хотя у него нет собственной квартиры в Алматы. Позже стали поступать угрозы физической расправы вплоть до устранения. Обещали устроить какую-нибудь провокацию, — говорит Жанна Байтелова.

Об одной из таких угроз Курамшин написал в «Твиттере». Это было как раз перед арестом. По словам Курамшина, он получил сообщение от матери одного из заключенных, которая жаловалась, что сотрудники КНБ оказывают на нее давление, принуждая дать деньги Вадиму Курамшину, чтобы «он только взял их в руки, а об остальном они сами позаботятся».

Жанну Байтелову сейчас беспокоит то, что родственники заключенных, чьи права Курамшин так активно защищал, никак себя не проявляют. По ее мнению, их, скорее всего, запугали и они не могут выступить открыто в защиту Вадима Курамшина.

В ОЖИДАНИИ СУДА

По мнению Жанны Байтеловой, Курамшин, как человек, который борется за правду, сам никогда не смог бы пойти на неправомерные действия:

— Мы, его соратники, знали про это видео, то, что он пресс-конференцию собирается провести. Он еще обращался к активистке и предпринимательнице Канагат Такеевой за поддержкой. Та же самая Канагат Такеева — на чем поднялась? На деле «Хоргоса». Он думал: ага, сейчас с Кордаем получится второй «Хоргос», надо Канагат привлечь к этому. Она отказалась, и для меня это неудивительно, и «Хоргос» ей разрешили собственно озвучить, кричать, быть рупором. Иначе бы ее давно забрали, там большие деньги крутятся. Вадиму кто позволит большие дела выводить на чистую воду? Этим и воспользовались.

Байтелова уверена, арест Курамшина — это «чистейшей воды провокация»:

— Абсурд, что он мог это сделать. Если даже подвергнуть критике мои слова, что я субъективно к нему отношусь. Но если объективно судить, человек знает, что он под пристальным вниманием спецслужб. Человек знает, что готовились провокации, он разве пойдет вымогать деньги у помощника прокурора? Его подставили.

Жанна Байтелова говорит, что в течение месяца, как арестован Курамшин, никаких следственных мероприятий не проводилось. По ее мнению, уже «всё собрано и готово». Арест санкционирован до 23 марта, к этому времени, считает Жанна Байтелова, может состояться и суд. Она говорит, что переживает о том, как бы суд не назначили на 26 марта, когда у Вадима Курамшина будет день рождения.
  • 16x9 Image

    Светлана ГЛУШКОВА

    Светлана Глушкова - корреспондент Азаттыка в Астане с декабря 2010 года. Светлана окончила Карагандинский государственный университет имени Е. Букетова. Семь лет работала на городских и республиканских телеканалах. Была корреспондентом службы новостей, редактором программ.

     

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG