Доступность ссылок

День памяти Кунаева был многолюдным и насыщенным


Памятник руководителю Казахской ССР Динмухамеду Кунаеву. Алматы, 22 августа 2012 года.

Памятник руководителю Казахской ССР Динмухамеду Кунаеву. Алматы, 22 августа 2012 года.

В Алматы 19-й раз прошел день памяти Динмухамеда Кунаева — бывшего первого секретаря ЦК Компартии Казахстана, руководившего республикой почти четверть века.


День памяти проводится 22 августа — в день его кончины. Программа была насыщенной — не только возложение венков, но и посещение музея Кунаева, его мемориальной квартиры, поминальный обед и премьера документального фильма.

В этом году день памяти Кунаева (он скончался в 1993 году) прошел, кажется, более торжественно, чем когда бы то ни было. Вероятно, это объясняется тем, что нынешний год совпал со 100-летием со дня его рождения. По традиции в Алматы к памятнику Кунаеву возлагают венки. На этот раз это происходило с участием почетного караула республиканской гвардии «Улан».

Сестры Динмухамеда Кунаева Роза и Сара. Алматы, 22 августа 2012 года.

Сестры Динмухамеда Кунаева Роза и Сара. Алматы, 22 августа 2012 года.

К памятнику в центре Алматы пришли соратники Динмухамеда Кунаева, его родственники (в том числе две сестры — Роза и Сара), просто те, кто с уважением относится к Кунаеву. Особый интерес журналисты проявляли к Саре Кунаевой, за интервью с которой, можно сказать, выстроилась очередь.

КУНАЕВ ГЛАЗАМИ ВЕТЕРАНОВ ПОЛИТИКИ

Один из участников дня памяти Кунаева — профессор-правовед Мурат Баймаханов. В 1984–1990 годах он возглавлял Институт философии и права Академии наук Казахской ССР. Он занимал в 1992–1995 годах должность председателя Конституционного суда Казахстана.

Мурат Баймаханов говорит Азаттыку, что Кунаев уделял очень большое внимание развитию науки:

— Тогдашние сессии Академии наук обязательно проходили с членом бюро ЦК Компартии Казахстана во главе с Кунаевым. Раз Димаш Ахметович присутствует, то и председатель правительства, и крупные государственные деятели присутствовали и как-то стремились войти в курс дела.

Отметил наш собеседник и то, что тогда роль науки была очень весома.

— Решения сессии Академии наук Казахской ССР по значимости занимали место после постановления правительства и чуть выше актов министерств и ведомств. И ЦК Компартии Казахстана, как штаб всех направлений жизни республики, очень внимательно прислушивался к мнению Академии наук.

Профессор Мурат Баймаханов. Алматы, 22 августа 2012 года.

Профессор Мурат Баймаханов. Алматы, 22 августа 2012 года.

На вопрос, прислушиваются ли сейчас к мнению ученых, Мурат Баймаханов ответил:

— По-моему, очень мало. Академию наук почему-то сделали общественным клубом и резко принизили выводы, рекомендации ученых, которые не имеют обязательного значения для министерств и организаций. И каждый пробивает только благодаря тем связям, которые у него имеются с высшим руководством министерств, ведомств и так далее.

Ныне 81-летний Мурат Баймаханов — директор Института научной экспертизы и анализа при Казахском гуманитарно-юридическом университете в Астане.

Корреспондент Азаттыка имел возможность побеседовать в тот день с Серикболсыном Абдильдиным — бывшим лидером Коммунистической партии Казахстана (1996–2010), бывшим председателем Верховного Совета Казахстана (1991–1993). При Кунаеве он занимал высокие должности в Госплане, в министерстве сельского хозяйства, был членом ЦК Компартии Казахстана.

Оппозиционный политик Серикболсын Абдильдин выступает на собрании в день памяти Кунаева. Алматы, 22 августа 2012 года.

Оппозиционный политик Серикболсын Абдильдин выступает на собрании в день памяти Кунаева. Алматы, 22 августа 2012 года.

— Мы, строя независимое государство, хотим быть похожими на Ататюрка, Рузвельта, еще кого-то. Но у нас глыба находится здесь. Его фамилия — Кунаев. Его стиль работы, управленческий талант надо было использовать и это пропагандировать. Я хорошо помню систему управления того времени. Во всём, что происходило тогда и что происходит сейчас, — огромная разница. Притом эффективность управления того времени значительно выше была. Мы не достигли того экономического потенциала, который Кунаев создал.

На вопрос, почему сейчас эффективность управления ниже, Серикболсын Абдильдин ответил:

— Государственного менеджмента сейчас в Казахстане не хватает. Сейчас коррумпированный менеджмент, неэффективный.

Затронули мы и такой вопрос: насколько свободен был Кунаев в своих действиях от Москвы.

— Я не могу сказать, что Москва решала всё. Москва держала два вопроса —
Когда он ушел в 1986 году, он сдавал Казахстан справным, богатейшим, организованным.

финансирование в экономике и идеологию. Всё остальное умелые руки сами делали. Сейчас говорят для красного словца: нам не давали тогда самостоятельно решать то, другое, третье. Но если не давали решать, то откуда появился город Алма-Ата, громадные здания, культура и образование? «Изм» не имеет значения. Значение имеет, как управлять своим достоинством, богатством. Вот это умел Кунаев.

Было ли всё так несправедливо в критике в адрес Кунаева, развернувшейся в период до и после его отставки, спросили мы у нашего собеседника.

— Критиковать можно что угодно и как угодно. Но критиковать то, что сделал Кунаев за время его руководства, нет основания. Когда он ушел в 1986 году, он сдавал Казахстан справным, богатейшим, организованным. И потом шатание началось — перестройка дошла, Декабрьские события и другое. Я думаю, история должна быть справедливо написанной и пропагандированной. И достоинство, и вклад Кунаева мы должны пропагандировать среди будущего поколения.

КУНАЕВ ГЛАЗАМИ КРИТИКОВ

О Динмухамеде Кунаеве написано много статей, воспоминаний. В том числе писали и те, кто хорошо его знал лично, работал с ним бок о бок. Многие пишут о том, что Кунаев был исключительно порядочным человеком, высокого интеллекта, не стремился к личным благам. В то же время есть публикации, в которых бывшего многолетнего руководителя Казахстана обвиняют во многих недостатках. Мол, и трайбализм при нем начал расцветать, и нынешняя коррупция при нем зарождалась, и отправлял своих оппонентов на пенсию ровно в 60 лет, и предавал неугодных деятелей забвению…

Показ фильма "Узелки памяти". Алматы, 22 августа 2012 года.

Показ фильма "Узелки памяти". Алматы, 22 августа 2012 года.

Люди из близкого окружения Кунаева, хорошо отзывающиеся о нем, говорят, что отрицать недостатки Кунаева в работе – значит кривить душой. Так, Михаил Исиналиев как-то выразил надежду, что когда-то напишут книгу «Кунаев без глянца». У Димаша Ахметовича он отметил такую черту, когда по отношению к отдельным деятелям личная неприязнь иногда брала верх над объективностью.

Аманжол Каликов, также работавший с Кунаевым, говорит, что крупные политики страдают излишней доверчивостью. И в этом, по его словам, Динмухамед Кунаев не был исключением, он иногда совершал ошибки, на которые толкали его те, с кем его связывала многолетняя дружба.

ПАМЯТНИК КУНАЕВУ ПРИХОДИЛОСЬ ОХРАНЯТЬ

Много споров было в свое время о памятнике Кунаеву в центре Алматы. Так было заведено — дважды Герою (Советского Союза или Социалистического Труда) ставить на родине прижизненный бюст. Поскольку Кунаев родился в Верном (прежнее название Алматы), то и бюст поставили в Алматы.

Не все восприняли положительно то, как это было сделано на практике — фактически рядом с особняком первого секретаря.

В январе этого года поэт и политик Олжас Сулейменов опубликовал по случаю 100-летия Кунаева большой очерк на страницах газеты «Экспресс-К». Из него можно узнать, что в период активной фазы травли бывшего первого секретаря в 1987–1988 годах в числе прочего готовились «требования народа по снесению бюста». И однажды кто-то облил бюст краской. Подобные акты вандализма для того этапа СССР были в диковинку. И пришлось некоторое время людям из органов охранять памятник.

В упомянутом очерке Олжаса Сулейменова есть любопытный рассказ о пленуме ЦК Компартии Казахстана в марте 1986 года, когда начали открыто обвинять в создании культа Кунаева. Первый секретарь одного обкома тогда заявил:

— Пусть Сулейменов доложит пленуму, на какие средства снимался фильм о Кунаеве. Полнометражный фильм!.. Вот с чего начинался культ!

Это был первый документальный фильм о Кунаеве, созданный к его 70-летию и не предназначенный для широкого показа. Тогда Олжас Сулейменов руководил Госкино и участвовал в создании этого фильма, который, по его словам, был нарезан за несколько свободных вечеров.

Последним же по времени создания фильмом о Кунаеве является работа Бахыта Каирбекова.

УЗЕЛКИ НА ПАМЯТЬ

Бахыт Каирбеков делал документальный фильм о Кунаеве по заказу «Казахфильма» к 100-летнему юбилею Кунаева. Как говорит режиссер, заказ поступил поздно и пришлось работать в авральном темпе. К тому же финансирование было скромным. Фильм к торжественному юбилейному заседанию в Алматы 12 января этого года сделать успели, но на самом вечере его так и не показали. Почему?

— Фильм длится 52 минуты. Мне предложили урезать до 5–10 минут. Я отказался, — отвечает Бахыт Каирбеков.

Режиссер фильма "Узелки на память" Бахыт Каирбеков. Алматы, 22 августа 2012 года.

Режиссер фильма "Узелки на память" Бахыт Каирбеков. Алматы, 22 августа 2012 года.

Фильм называется «Узелки на память», и его премьера состоялась как раз 22 августа этого года в очередной день памяти Кунаева.

— Конечно, масса людей могла бы рассказать о нем, но я подумал, почему в сто лет человек не может рассказать обо всём сам.

И режиссер взял книгу Кунаева «О времени и о себе». И на основе этого мемуарного материала сделал фильм. Многие фразы из этой книги озвучивал актер Анатолий Креженчуков, потому что подходили его хрипотца, возраст и даже прическа. В основном показана хроника тех лет, где есть Кунаев. Материал собирали везде — обращались в Санкт-Петербург, в Москву. И есть кадры, которые впервые показываются. В том числе интервью в Брюсселе на выставке, еще в советское время: Кунаев дает интервью на казахском языке, хотя в основном он зафиксирован в документальном кино на русском. Такой уникальный момент.

Первый показ документального фильма «Узелки на память» прошел в кинотеатре «Алатау» перед зрителями из числа тех, кто участвовал в дне памяти Кунаева.

— Самое интересное, — говорит режиссер, — меня сюда не пригласили. Мать узнала из газеты и спрашивает: «Не твой фильм будут показывать?»

Выйдет ли фильм на телеканалах? Бахыт Каирбеков развел руками. Авторские права принадлежат «Казахфильму», и он, как режиссер, ничего не решает.

МАРАФОНЦЫ ПРОБЕЖАЛИ 116 КИЛОМЕТРОВ

Большой алматинский канал (БАК), протяженностью 168 километров, — последний крупный проект, в реализации которого принял участие Кунаев. И БАК носит его имя. В этом году члены Алматинского клуба марафонцев решили по собственной инициативе пробежать марафон вдоль почти всего БАКа — всего 116 километров. От створа канала в Шелеке до памятника Кунаеву в Алматы.

Марафон в память о Динмухамеде Кунаеве. Алматы, 22 августа 2012 года.

Марафон в память о Динмухамеде Кунаеве. Алматы, 22 августа 2012 года.

Бежало 15 человек. Это был не совсем марафон, а эстафета. Как сказал председатель клуба Алим Шарипов, всё равно было очень трудно из-за жары. Стартовали в пять утра. За семь часов добежали и за пять минут до возложения венков были у памятника Кунаеву в Алматы.

Самое же трудное было — найти спонсора. Как рассказал Алим Шарипов, он обошел все компании, которые кормятся от БАКа. И все, говорит, отказали. Тогда он пришел в кабинет директора Института горного дела имени Кунаева и сказал, что просит денег на организацию марафона.

— Если бы отправили письмо, то отмахнулись бы, наверное. А так — сработало. И директор дал 50 тысяч тенге, — говорит Алим Шарипов.

Этих денег хватило и на аренду автобуса до Шелека, и на изготовление футболок с портретом Динмухамеда Кунаева.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG