Доступность ссылок

Исторический памятник отреставрирован «до неузнаваемости»


Фасад здания Государственного театра кукол после реконструкции. Алматы, 24 июля 2013 года.

Фасад здания Государственного театра кукол после реконструкции. Алматы, 24 июля 2013 года.

Новый театральный сезон Государственный театр кукол в Алматы встречает в помещении, прошедшем генеральную реконструкцию. Архитекторы говорят, что фасад исторического здания изменился до неузнаваемости.


Коллектив Государственного театра кукол открывает новый театральный сезон несколькими премьерами. В планах превратить Театр кукол в детский центр, создать молодежную театральную студию, клуб молодых драматургов.

Тем более что с этого сезона условия стали лучше. В результате генеральной реконструкции театр прирос малой сценой. И в целом обновился как в интерьере, так и снаружи. Особенно снаружи метаморфоза такая, будто старое здание снесли и построили новое. Корреспондент Азаттыка после увиденного попытался выяснить, почему у здания, которое числится в государственном списке памятников местного значения под номером 22 (бывший Дом общественного собрания, год постройки примерно 1909-й, автор неизвестен), так кардинально изменился внешний облик.

ИНИЦИИРОВАНО АКИМАТОМ

Специалист по охране памятников управления культуры акимата Алматы Данияр Алиев сообщил корреспонденту Азаттыка, что процесс реконструкции здания был запущен в 2011 году. Данияр Алиев зачитал выдержку из заключения своего ведомства. Из него следует, что идея реконструировать и перепланировать здание возникла в период проведения Первого всемирного карнавала кукол в Алматы. Те, кто там бывал до реконструкции, знают, что внутри театр давно нуждался в обновлении, в первую очередь — зрительный зал.
Фойе Государственного театра кукол после реконструкции. Алматы, 24 июля 2013 года.

Фойе Государственного театра кукол после реконструкции. Алматы, 24 июля 2013 года.


После этого были получены заключения. Сначала, в 2011 году, — Казахского научно-исследовательского и проектно-экспериментального института сейсмостойкого строительства и архитектуры. В 2012 году — алматинского филиала республиканского государственного предприятия (РГП) «Казреставрация». В обоих случаях заказчиком работ по выявлению состояния здания Театра кукол выступал акимат Алматы, поскольку здание находится в его собственности.

— В заключениях написано, что реставрацию можно делать, что архитектура 1909 года, что стены очень ветхие. Что были разновременные пристройки 1930—1980-х годов, состыкованные с основным зданием. Что нижние части используемых в конструкции тянь-шаньских елей превратились в труху, — проинформировал Данияр Алиев.

На реконструкцию Театр кукол закрылся в середине прошлого года. Завершена она была к началу сентября нынешнего года. На вопрос, будут ли выводить здание из списка памятников, Данияр Алиев ответил отрицательно.
Фасад здания Государственного театра кукол до реконструкции. Алматы, 26 июня 2009 года.

Фасад здания Государственного театра кукол до реконструкции. Алматы, 26 июня 2009 года.


Закон «Об охpане и использовании объектов истоpико-культуpного наследия», под действие которого попадает памятник местного значения Алматы под номером 22, запрещает изменение памятников истории и культуры. «Исключение допускается лишь в случаях разрушения более семидесяти процентов памятника истории и культуры либо утраты историко-культурной ценности, либо если его перемещение повлечет улучшение условий его сохранения…» — говорится в 38-й статье.

АРХИТЕКТОРЫ И ИХ ЭЛЕКТОРАТ

Метаморфоза здания Театра кукол напомнила истории прошлых лет, результатами которых становились утраты в Алматы значимых для культуры, истории зданий. Например, Дом школьников у Соснового парка, «косые» дома (под углом к сторонам света) в квадрате: проспект Абылай Хана — улица Байсеитовой — улица Шевченко — улица Курмангазы. Пять-шесть лет назад эти строения еще стояли. Сносили их под предлогом ветхости, не сейсмостойкости, то есть под тем же, под которым изменили здание Театра кукол до неузнаваемости. Тогда группа архитекторов пыталась отстоять эти здания и сохранить их от уничтожения, высказывая сомнения, что они ветхие.
Архитектор Сергей Мартемьянов. Алматы, 16 февраля 2010 года.

Архитектор Сергей Мартемьянов. Алматы, 16 февраля 2010 года.


Один из этих архитекторов — Сергей Мартемьянов. Корреспондент Азаттыка обратился к нему, чтобы узнать его мнение о ситуации с Театром кукол. Главный вопрос ему: является ли ветхость конструкции непреодолимым препятствием для сохранения исторического облика здания?

— Если захотеть заработать на Невском проспекте в Петербурге, то его весь надо сносить. Он стоит на деревянных сваях. Его строили на болотистых местах. Ни в какие строительные нормы Советского Союза и нынешней России стоящие там дворцы, доходные дома, театры не вписываются. При таком подходе и всю центральную историческую часть Алма-Аты можно за пять минут снести, сказав, что она не сейсмостойкая, — говорит Сергей Мартемьянов.

Найти архитектора, который мог бы дать профессиональную характеристику прежнему и новому виду здания Театра кукол, оказалось делом непростым: многие еще не успели увидеть его в новом облике. Наконец, нашелся специалист, который просил не упоминать его фамилию из-за опасения, что у него будут неприятности по служебной линии.
Фасад здания Государственного театра кукол. Алматы, 24 июля 2013 года.

Фасад здания Государственного театра кукол. Алматы, 24 июля 2013 года.


— Старое здание очень камерное и полностью соответствовало размеру занимаемого участка. Теперь для монстра, как новоявленный театр, участок катастрофически мал. Такое впечатление, что театр вывалился на проезжую часть улицы. Манипуляции с историческим зданием — это просто глумление над историей города, в котором и так мало чего осталось исторически подлинного. Не знаю, кто проектировал и чья это идея соединить в одном образе макет деревянной избы и стеклянные стены. И то и другое — залепуха, то есть фальшфасад, — говорит он.

По мнению этого же эксперта, пожелавшего остаться неназванным, Союз архитекторов, Союз градостроителей, а также градостроительный совет при акимате должны были бить в набат, так как это их прямая профессиональная обязанность. Однако профессионалы отмолчались, говорит он.

Другой наш собеседник, архитектор Сергей Мартемьянов, отмечает, что в период предыдущей дискуссии по проекту сноса исторических зданий в центре Алматы мало кто из широкой общественности поддержал протестующих архитекторов. Он отмечает, что гаржданская активность алматинцев в таких случаях низка. В качестве примера Сергей Мартемьянов приводит Москву, где есть широкое общественное движение «Архитектурный надзор».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG