Доступность ссылок

Особенности конфликтов в Грузии и Таджикистане на исходе XX века


Эпизод времен гражданской войны в Таджикистане в 1992-1997 годах.

Эпизод времен гражданской войны в Таджикистане в 1992-1997 годах.

Американский политолог Джесс Дрисколл в новом исследовании сравнивает гражданские войны 1990-х годов в этих постсоветских республиках и говорит о нетрадиционности конфликтов.


Результаты исследования политолога Калифорнийского университета вскоре будут опубликованы в книге под названием «Выход из анархии» (Exiting Anarchy).

В своей монографии Джесс Дрисколл приводит интервью с бывшими боевиками, участвовавшими в конфликтах в Грузии и в Таджикистане в 1990-х годах. Джесс Дрисколл представил результаты своего исследования 21 марта в Институте Кеннана Международного центра имени Вудро Вильсона в Вашингтоне.

Традиционно в политической науке придерживаются мнения, что гражданские войны заканчиваются победой одной стороны над другой. Со времен окончания Холодной войны исследователи уделяли много внимания концепции «принуждения к миру», когда международное сообщество предпринимает шаги по урегулированию конфликтов, используя при этом различные институты, включая ООН, Международной суд и неправительственные организации, пишет агентство Eurasianet.
Переговоры по урегулированию конфликта в Таджикистане, участником которых был и нынешний президент республики Эмомали Рахмон (четвертый слева).

Переговоры по урегулированию конфликта в Таджикистане, участником которых был и нынешний президент республики Эмомали Рахмон (четвертый слева).

В своем исследовании Джесс Дрисколл утверждает, что эти концепции и предположения неприменимы к конфликтам в Грузии и Таджикистане, и приводит примеры, подтверждающие нетрадиционность конфликтов и схожесть их последствий в этих странах. Конфликты в обеих странах не закончились победой одной из сторон, и действия международного сообщества по урегулированию не были традиционными.

Джесс Дрисколл отметил, что в Грузии и в Таджикистане боевики, участвовавшие в конфликтах, не деактивизировались, a постепенно вошли в государственные структуры безопасности. Правительства обеих стран получили и сохранили власть не благодаря усилению верховенства права, а через неформальные соглашения с боевиками. Исследование показывает, «насколько схожи траектории пути Эдуарда Шеварднадзе и Эмомали Рахмона», президентов Грузии и Таджикистана на момент конфликта, 15 лет спустя.

В обоих случаях международное сообщество сыграло роль в прекращении конфликтов путем финансовой помощи, а не через внедрение определенных проектов или ведение переговоров. Власти оказались не в силах предоставить населению помощь, используя для этого международные организации, пишет Eurasianet.

— Общее количество денег, которое идет в страну, — в виде финансовой помощи, инвестиций, налогов, которые платят иностранцы, работающие в международных организациях и в иностранных посольствах в Грузии и в Таджикистане, — это капитал, который сам усиливает мир. Он как бы всё скрепляет, — говорит Джесс Дрисколл агентству Eurasianet.
Экс-президент Грузии Эдуард Шеварднадзе. Тбилиси, 9 ноября 2003 года.

Экс-президент Грузии Эдуард Шеварднадзе. Тбилиси, 9 ноября 2003 года.


Обе войны окончились не благодаря международному вмешательству, а благодаря переговорам на «микроуровне», пишет Джесс Дрисколл.

— В Тбилиси и в Душанбе люди воевали за то, кому достанется шикарная квартира в центре, кто получит выгодное место в министерстве внутренних дел, a кто будет служить в армии в отдаленном селе и воевать с оппозицией. Такая микрополитика попросту недоступна великим державам, — говорит политолог.

Джесс Дрисколл также утверждает, что оба президента – и Рахмон, и Шеварднадзе - придерживались схожей стратегии:оба внедрили бывших боевиков в силовые структуры страны, добились у боевиков репутации людей, держащих свое слово, оба противопоставляли Москву другим членам международного сообщества и оба были экспертами «закулисной политики».

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG