Доступность ссылок

Гибель на рабочем месте, или Риск остаться без компенсации


Жадия Менешева, мать погибшего на производстве нефтяника.

Жадия Менешева, мать погибшего на производстве нефтяника.

После года хождений по судам Жадия Менешева из Жанаозена не смогла получить компенсацию за гибель сына на нефтяном производстве. В другом случае на том же предприятии вдова погибшего в суды не ходила, но деньги получила.


СМЕРТЬ НА БУРОВОЙ ПЛАТФОРМЕ

На предприятии «Бургылау», которое занимается строительством и ремонтом нефтяных скважин в Мангистауской области, в 2012 году произошло два несчастных случая со смертельным исходом. Об этом редакции Азаттыка рассказала жительница Жанаозена Жадия Менешева:

— Я с большим трудом устроила на эту работу своего единственного сына. Он был для меня кормильцем и советчиком, но из-за безграмотности и глупости тех, кто должен был отвечать за безопасность труда, он погиб.

Ее сын Бакитжан работал на «Бургылау» бурильщиком третьего разряда. Как следует из материалов суда, несчастный случай произошел 8 сентября 2012 года на одной из буровых скважин, принадлежащих предприятию «Бургылау». Во время спуска спаренных труб на скважину соскользнула и упала на Бакитжана одна из этих труб, которую неправильно расположили на рабочей площадке. В результате он, «получив тяжелые телесные повреждения, несовместимые с жизнью, скончался на месте происшествия, то есть на рабочем месте».
Бакитжан Менешев, сотрудник нефтяной компании в Мангистауской области, погибший на производстве.

Бакитжан Менешев, сотрудник нефтяной компании в Мангистауской области, погибший на производстве.


26 марта 2013 года Каракиянский районный суд Мангистауской области признал, что к смерти Бакитжана Менешева привело нарушение правил охраны труда со стороны трех лиц — начальника буровой установки ТОО «Бургылау», бурильщика ТОО «Бургылау» и мастера ТОО «Си-Бу». Они, как следует из материалов суда, не обеспечили безопасные условия труда, а именно не проконтролировали правильное расположение труб, не установили ограждения для удержания труб на случай падения, не провели проверку оборудования и средств защиты, обеспечивающих безопасность работ.

Всех троих приговорили к трем годам лишения свободы и лишили права заниматься должностными обязанностями по буровым работам на срок три года. Однако в июне 2013 года Мангистауский областной суд в апелляционном порядке отменил для всех троих наказание в виде лишения права заниматься буровыми работами. Основное наказание в виде лишения свободы на три года каждому оставили тогда в силе.

Жадия Менешева, которая в судах значилась как представитель потерпевшего, то есть погибшего сына, говорит, что недовольна приговором трем теперь уже бывшим коллегам ее погибшего сына. Женщина требует к тому же финансовой компенсации за гибель своего сына на рабочем месте.

ЕЩЕ ОДИН СЛУЧАЙ СО СМЕРТЕЛЬНЫМ ИСХОДОМ

Жадия Менешева рассказала, что еще раньше, в январе 2012 года, в «Бургылау» был другой случай со смертельным исходом. Тогда в результате взрыва гидрогенератора погиб рабочий компании, по имени Оналбек. Его останки заставили собирать как раз ее сына Бакитжана, говорит Жадия Менешева.
Рабочий на территории нефтедобывающего предприятия. Иллюстративное фото.

Рабочий на территории нефтедобывающего предприятия. Иллюстративное фото.


Репортеру Азаттыка удалось связаться с вдовой Оналбека. Она не стала называть свое имя и сказала, что не знает о подробностях гибели мужа. Но, по ее словам, компания помогла ей и четверым ее несовершеннолетним детям материально.

— Да, я слышала про Бакитжана, но немногое знаю о нем. В нашем случае никакого суда не было. Я не составляла иск, так как родственники Оналбека сказали, что «нет необходимости подавать в суд». После смерти мужа компания помогла мне достроить дом и устроила меня на работу, каждый месяц выплачивает детям пенсионные отчисления мужа в размере его тогдашнего оклада, это около 200 тысяч тенге, — говорит вдова.

БЕЗ КОМПЕНСАЦИИ

В отличие от этой молодой женщины, пожилая Жадия Менешева жалуется, что никакой поддержки от нефтесервисной компании не получила — ни в виде материальной компенсации, ни в виде соболезнований.

— После смерти сына я стала еще хуже слышать. Как инвалид по слуху третьей степени, я получаю 15 тысяч тенге в месяц, и всё. Раньше я работала разносчицей почты, но здоровье ухудшилось, и меня уволили по 54-й статье [трудового кодекса]. Сейчас мне и пенсию не могут выплатить, ссылаясь на проблемы с документами, — сетует она.

По ее словам, положенную по закону компенсацию ей не платят из-за того, что происшествие с ее сыном было оформлено по ненадлежащему акту. Юрист компании «Бургылау» Марат Бегниязов комментировать Азаттыку эти предположения потерпевшей не стал.

— Моего сына много раз заставляли выходить в ночную смену вместо других сотрудников компании, — говорит Жадия Менешева и показывает письменные обращения коллег Бакитжана. — Я уже хотела, чтобы он уволился с этой работы, но он мне говорил, чтобы я подождала. «Мама, дай мне сначала жениться, чтобы я опирался на семью, потом я уволюсь», — отвечал он мне. У него было много целей в жизни, но реализовать их он так и не смог.

КОМУ ПОЛОЖЕНА КОМПЕНСАЦИЯ?

Главный технический руководитель «Бургылау» Болат Аманбаев подтвердил Азаттыку, что оба несчастных случая имели место, однако какие-либо подробности сообщить не смог, так как в то время он работал на скважине.
Сотрудники одного из нефтедобывающих предприятий на собрании с руководством. Мангистауская область, 2010 год.

Сотрудники одного из нефтедобывающих предприятий на собрании с руководством. Мангистауская область, 2010 год.


— Нынешнюю должность я получил в феврале 2013 года. С этого времени смертельных случаев на производстве не было. За минувший год произошло восемь несчастных случаев: три из них тяжелые, пять — легкие. Но практически все поправились и вернулись на рабочие места, — говорит Болат Аманбаев.

Алматинский юрист Михаил Кленчин комментирует Азаттыку, что в Казахстане работодатель обязан страховать работников от несчастных случаев на производстве и при необходимости возмещать вред, нанесенный жизни или здоровью работника.

— В случае неисполнения работодателем обязанности по возмещению вреда в результате смерти работника, лица, имеющие право на возмещение, вправе обратиться в суд с соответствующим иском, — говорит он.

По законодательству лицами, имеющими право на возмещение, являются нетрудоспособные граждане, которые состояли на иждивении умершего или имели ко дню его смерти право на получение от него содержания, ребенок умершего, родившийся после его смерти, а также один из родителей, супруг либо другой член семьи, независимо от трудоспособности, который не работает и занят уходом за находившимися на иждивении умершего его детьми, внуками, братьями и сестрами, не достигшими 14 лет, либо хотя и достигшими указанного возраста, но, по заключению медицинских органов, нуждающимися по состоянию здоровья в постороннем уходе. По словам юриста Михаила Кленчина, сумма компенсации этим людям исчисляется исходя из той доли заработка погибшего, которую они получали или имели право получать на свое содержание при его жизни.
  • 16x9 Image

    Ерден КАРСЫБЕКОВ

    Ерден Карсыбеков - журналист в Алматинском бюро Азаттыка. Выпускник юридического факультета КазНУ им. аль-Фараби. Работал в разных отраслях экономики.

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG