Доступность ссылок

В книге нравов казахской элиты по именам они не названы


Нуртай Иркегулов, автор романа "Упавший поднимется сам". Фото из личного архива.

Нуртай Иркегулов, автор романа "Упавший поднимется сам". Фото из личного архива.

В вышедшей в Алматы книге «Упавший поднимется сам», написанной банкиром Нуртаем Иркегуловым, персонажи элиты страны по именам не названы. Непрофессиональный писатель уверен, что читатели узнают их сами.

Книга Нуртая Иркегулова «Упавший поднимется сам» вышла в свет в начале этой осени и рассказывает о ключевых событиях в обществе 1990-х. Книг о новейшей истории Казахстана – мало, особенно художественных. Почему автор не смог назвать главных героев по именам? Об этом мы спросили у него самого.

Азаттык: Господин Иркегулов, прочитав ваш роман, понимаешь, что вы в теме, из той «тусовки». Что заставило вас написать роман о 1990-х годах, когда создавался первичный капитал у многих нынешних богачей, формировалась новая казахстанская элита, росла коррупция?

Нуртай Иркегулов: В советское время я работал в районном и городском комитете комсомола, на государственной службе, в аппарате правительства. В 1997 году переехал в Астану, добился определенных успехов. После правительственных сокращений, когда правительство во главе с Балгимбаевым ушло в отставку, я ушел от государственной службы. Если честно, устал. Меня пригласили работать в банк, и я вот уже 15 лет работаю в банке.

На каждом этапе своей жизни я встречался с разными людьми: с теми, кто добился больших успехов, и с теми, кто не добился ничего. Моя работа позволяла знакомиться со многими интересными людьми. В своем романе я не стремился описать и раскрыть каких-то людей, я не ставил задачу превратиться в «чемодан компроматов». Пытался определить тенденции, общие наши «болячки», казахскую специфику мышления.

Азаттык: Тем, кто еще не читал вашу книгу, расскажите, пожалуйста, о каких явлениях в элите могут узнать читатели?

Нуртай Иркегулов: Я хочу сказать: мой роман — обобщенное впечатление всех думающих казахстанцев. Если кто-то не согласен с моим мнением, это его право.

Мы все знакомы с тем, что написано в романе. Мой роман — это кусок истории, который сильно нас всех задевает. Не важно, кто ты. Министр, банкир, таксист — все они жили в этой стране и прошли через это. А что дальше? А дальше надо бороться с негативом. Я покритиковал оппозицию, потому что она у нас оголтелая. Оппозиция должна противостоять и уметь это делать. И конечно, в моем романе большое место уделяется любви.

Азаттык: Реальные герои уже знакомы с сюжетом вашего романа, как они отреагировали, наверняка, они себя узнали?

Нуртай Иркегулов: Я пытался избежать узнаваемости, на всякий случай написал эпиграф: «События вымышлены, совпадения случайны, все прочее — правда». Но узнаваемость есть, некоторые персонажи — высокопоставленные персоны нашей страны. Хотя я пытался избежать слова «Казахстан». Хочу избежать разбирательств. К счастью, пока никаких претензий не предъявляют. В принципе, что предъявлять? Я написал, что происходило в нашей стране в 90-х годах. Хочу подчеркнуть: когда мне говорят — твой роман оппозиционный, я говорю — не совсем так, мой роман — вера в лучшее будущее.

Если в деталях, да, я негативно написал про страну, а в целом это задело нас всех. И настоящих персонажей многие читатели узнают. Не ставил задачу кого-то разоблачить, тем более вины и доказательств у меня нет.

Азаттык: Вы пишете конкретно — про какого зятя, какого президента, но не называете их по именам. Почему? Кто является прототипом Жаке, Батыра, Марата, судя по книге, известные личности в Казахстане?

Трайбализм — это беда, которая ведет к тупиковому развитию общества. Он не верил и не доверял индивидууму. В моем романе комсомольский вожак разорил банк, это известная личность в Казахстане. Чиновник коллекционирует антикварные вещи, тоже известный в стране человек. Надеюсь, читатели догадались сами, кто эти люди.

Нуртай Иркегулов: Раз я сказал, что нет слова «Казахстан», то, соответственно, это образ какой-то страны. Но эта страна во многом похожа и является Казахстаном. Прототипом был зять президента страны — Рахат Алиев. Хотя я лично с ним не знаком, сужу по материалам в прессе, по слухам, по разговорам, которые ходили в обществе. Я писал роман в начале 90-х, когда этот персонаж был силен в Казахстане. И я понимал, что в Казахстане книга выйти не может. Я его переделал, издал в Москве, сейчас вернул роман в Казахстан. Прототип Батыра — абсолютно собирательный образ. Это тот идеал, которого я себе придумал. И Жаке — собирательный образ. У нас в стране есть термин «агашки, которые решают вопросы». Есть плохие, корыстные агашки, есть агашки, которые помогают стране, родственникам. Жаке верил в часть народа, на которую можно было опираться. Его мнение ошибочное. Трайбализм — это беда, которая ведет к тупиковому развитию общества. Он не верил и не доверял индивидууму. В моем романе комсомольский вожак разорил банк, это известная личность в Казахстане. Чиновник коллекционирует антикварные вещи, тоже известный в стране человек. Надеюсь, читатели догадались сами, кто эти люди.

Азаттык: Вы негативно пишете об окружении президента страны, но ни слова о работе самого президента. Он в вашем романе представлен белым и пушистым. И книгу издали в Казахстане после бегства Рахата Алиева. Почему?

Нуртай Иркегулов: Ваш вопрос не из легких. Во-первых, я реально боялся Рахата Алиева. Кстати говоря, почему я начал издавать роман здесь? Прошли годы, люди стали смелее, появился Интернет. Наша страна строгие критерии смягчила. Я бы не сказал, что в романе я сильно критикую окружение президента, я просто не знаю его окружение. И не могу говорить плохо или хорошо. Его окружение — литературные персонажи. И я хочу, чтобы читатели видели эту разницу, это мое представление.

А президента критиковать можно, сидя у себя в кресле. Тут я больше всего не эту цель ставил, а цель подумать о будущем, и будущее зависит от президента. Я знаю, он способен при желании создать светлое будущее. Возможно, я показал положительные стороны, не отмечая его недостатки. Но с другой стороны, я так написал, потому что я хочу, чтобы у нас было всё хорошо. Должна быть надежда, тогда и усилия будешь прилагать. Меня восхищают не люди, которые в одночасье стали богатыми, а люди, которые, попав в беду, сумели выкарабкаться. Конечно, в стране есть проблемы — политические, экономические, но мы выкарабкаться сможем.

Азаттык: Роман заканчивается 2000-ми годами. О нынешнем времени не хотите написать?

Нуртай Иркегулов: Знаете, какая проблема? Все великие писатели, написав свое произведение о любви, дальше ничего не писали. У казахов жизнь начинается после женитьбы, потому что девушку строго держат. Она реализует себя только после замужества. Можно написать про бум с гигантскими ценами, про девальвацию, зять президента тоже немало дров наломал. В обществе что-то ломается, фундаментальное. Даже мое поколение разводится. Я в стадии размышления, жду мотивации. Если общество воспримет мой роман, куда денусь, сяду и напишу продолжение.

Азаттык: Спасибо за интервью.

  • 16x9 Image

    Алма КЕНЖЕБЕКОВА

    Алма Кенжебекова начала сотрудничать с Азаттыком в мае 2012 года. Окончила факультет журналистики Казахского национального университета имени Аль-Фараби. В разные годы работала в газетах "Преступление и наказание", "Время По", "Мегаполис", "Солдат", журнале "Малый бизнес Казахстана", сотрудничала с Институтом освещения войны и мира (IWPR). Занимала должности заместителя главного редактора в "Юридической газете" и главного редактора на радио "Сета".

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG