Доступность ссылок

Записки участника похорон Ким Чен Ира


Люди стоят на площади в день похорон Ким Чен Ира. Пхеньян, 29 декабря 2011 года.

Люди стоят на площади в день похорон Ким Чен Ира. Пхеньян, 29 декабря 2011 года.

В редакцию радио Азаттык присланы записки, представляющие несомненный интерес: это рассказ участника церемонии прощания с руководителем Северной Кореи Ким Чен Иром. Весь мир увидел эту церемонию, которая состоялась 28 декабря 2011 года, только в коротких видеосюжетах.


Я, Омар Кан, гражданин Республики Казахстан, по приглашению Правительства КНДР c 26 декабря 2011 года по 6 января 2012 года находился в городе Пхеньян и принимал участие во всех официальных траурных мероприятиях, связанных со смертью «Любимого руководителя», товарища Ким Чен Ира.

КОРЕЙЦЫ ВСЕГО МИРА ПРИЗНАНЫ ОДНОЙ НАЦИЕЙ

Накануне, 26 декабря, в мемориальном дворце Кымсусан прошла официальная церемония выражения соболезнования, на которую я, к большому сожалению, не попал. Этот дворец еще называют мавзолеем Кымсусан. Прибывшие зарубежные делегации соотечественников из Республики Кореи, Японии, Китая, России, Австралии и США принимал лично Ким Чен Ын и высокопоставленные руководители ТПК (Трудовая партия Кореи), Правительства КНДР (Корейская Народно-Демократическая Республика), КНА (Корейская Народная Армия) Ким Ен Нам, Ким Ги Нам, Ян Ен Соб, Чэ Тэ Бок, Кан Гван Дю и другие лица.

Во всех мировых средствах массовой информации передавалась видеосъемка этих кадров. Всего зарубежных соотечественников прибыло 180 человек. Со стороны КНДР никаких ограничений на въезд в страну зарубежным корейцам не было. Все прибыли по естественному внутреннему голосу солидарности в тяжелые минуты горя, как принято у корейцев, а не как писали иностранные СМИ: «Пхеньян отзывает всех своих тайных агентов».

В связи с этим поясняю, что в КНДР и Республике Корее давно действуют законы «О соотечественниках, живущих за рубежом», регулирующие правовое положение этой категории. Суть их в том, что все корейцы независимо от гражданства являются одной нацией и имеют право принимать участие во всех общенациональных мероприятиях. «Один народ, одна нация» — именно этим объясняется болезненная реакция официального Пхеньяна на категорический запрет Президента Республики Кореи Ли Мен Бака гражданам Республики Кореи посещать КНДР в дни национального траура.

Во всех траурных мероприятиях, естественно, принимал участие весь состав официального дипломатического корпуса, работающего в городе Пхеньян. Отказ от приема иностранных делегаций — этот посыл надо понимать как выражение «Мы давно знаем своих друзей, кто искренне переживает с нами постигшее нас горе» или «Мы верим и доверяем только своим зарубежным корейцам».

Как такового единого цельного плана траурных мероприятий делегациям не было представлено. Всё проводилось буквально с листа. Обычно вечером аневоны (сопровождающие чиновники) собирались на собрание, где объявлялась программа следующего дня. Причем собрания проводились на улице или в фойе гостиницы — очень оперативно, буквально в течение 10–15 минут.

По всей территории КНДР — в городах, провинциях, районах, уездах, поселках, деревнях, в самом Пхеньяне — был определен четкий регламент и организовано, оборудовано за счет государственного бюджета несколько тысяч мест прощания и поклонения памяти Великого Руководителя Ким Чен Ира (обычно на площади установлен единого формата цветной портрет размером три на четыре метра).

Изготовлены и доставлены на места тысячи фотопортретов, белые венки и черные траурные ленты. На местах были расписаны и сообщены по дням, по часам посещения для каждой организации, предприятия, фирмы или компании. За счет этого удалось избежать давки и возможных трагических последствий.

В дни траура повсеместно была запрещена продажа алкоголя, отменены развлекательные мероприятия, закрыты все коммерческие рестораны, кафе, рынки и базары. Действовали рестораны для обслуживания только зарубежных корейцев при гостиницах и прибывших из провинций КНДР в Пхеньян избранных местных делегаций.

Фактически 12 траурных дней работали только предприятия непрерывного цикла, заводы и фабрики республиканского, то есть центрального, подчинения. Местное население не должно было покидать места постоянного жительства, части КНА (Корейская Народная Армия) находились в состоянии повышенной боеготовности.

27 ДЕКАБРЯ, ВОЗЛОЖЕНИЕ ВЕНКОВ

27 декабря 2011 года вместе с делегацией Австралии рано, в 8 часов утра, выехали в мемориальный дворец Кымсусан для возложения венка, я возлагал от имени Республиканского общественного объединения «Корейская ассоциация Котонрён» Республики Казахстан. Возложение венков провели одновременно, венки от соотечественников из Казахстана и Австралии установили в задней части, за саркофагом с телом Ким Чен Ира со стороны головы. Для этого на несколько минут прервали поклонение местного населения. То есть нас пропустили вне очереди, чуть- чуть потеснились.

Для обеспечения безопасности и с целью предотвращения террористических актов все посетители дворца прошли тщательную проверку на предмет наличия Плачущие женщины на одном из траурных мероприятий по случаю смерти Ким Чен Ира. Пхеньян, 20 декабря 2011 года.

Плачущие женщины на одном из траурных мероприятий по случаю смерти Ким Чен Ира. Пхеньян, 20 декабря 2011 года.

металлических или иных предметов, оружия (сканирование тремя видами приборов). Кстати, фотографировать в частном порядке категорически было запрещено.

В связи с этим необходимо отметить организацию охраны дворца Кымсусан, которую проводили знаменитые спецназовцы Ким Чен Ира. По периметру великолепного каменного забора с внешней стороны были размещены посты из двух молодых вооруженных офицеров спецназа (младший офицерский состав) через каждые 20–30 метров. Один — c десантным автоматом Калашникова с полным боевым комплектом, четыре рожка, пистолетом, кинжалом. Второй — с автоматом Калашникова с подствольным дулом для гранаты. Во внутренних помещениях мемориального дворца — офицерские посты из офицеров старшего состава: от майора до старшего полковника.

Cтеклянный саркофаг с телом Ким Чен Ира был установлен на первом этаже дворца, в зале плача, отделанном черным мрамором; там же, где в июле 1994 года стоял саркофаг с телом его отца Ким Ир Сена. Ногами к входным дверям. Весь дворец был наполнен горестным стоном и плачем тысяч людей. Плакали буквально все стоящие по левую сторону члены Правительства КНДР, пришедшие совершить поклонение по нашим корейским традициям.

Местные корейцы стояли по центру, группа зарубежных корейцев ожидала по правую сторону от саркофага, пока организаторы не пригласили нас. Столько слез и печальных эмоций, энергии я никогда и нигде не видел, не ощущал. Что-то подобное, наверное, испытали люди старшего поколения бывшего СССР в дни прощания с И. В. Сталиным в марте 1953 года.

Необходимо заметить, что в корейских традициях на похоронах всегда присутствуют специально обученные женщины, которые должны плакать и выражать горесть по поводу смерти умершего. Подобная традиция была и есть до сих пор у многих народов Азии.

Кадры, переданные Cи-эн-эн, где корейские женщины и девушки эмоционально выражают свои чувства, рвут волосы, машут или бьют руками, падают на землю, Женщины-солдаты плачут по поводу смерти Ким Чен Ира. Пхеньян, 21 декабря 2011 года.

Женщины-солдаты плачут по поводу смерти Ким Чен Ира. Пхеньян, 21 декабря 2011 года.

мужчины плачут навзрыд, — естественное традиционное выражение печали в традициях Востока. Многие прозападные СМИ, язвительно сообщая об этом, усматривают некую театрализованность и специально подготовленные группы людей.

Как очевидец утверждаю обратное: народ таким образом выказывает свое истинное отношение к преждевременной кончине Ким Чен Ира. Просто западный менталитет не воспринимает Восток.

Пример: на Западе цвет траура — черный, а на Востоке — белый; желтый цвет на Западе — цвет измены, а на Востоке это цвет, присущий богатству и благополучию. Корейцы не воспринимают наш юмор и шутки, мы не воспринимаем корейский юмор и шутки. Запад скептически относится к мужской национальной одежде, особенно белым шароварам, хотя в климатических условиях Кореи это очень удобная одежда. Как всегда, в их понятиях Запад — это цивилизация, Восток — варварство. Не секрет, до сих пор на Дальнем Востоке России всех восточных азиатов националисты-скинхеды называют за цвет лица и разрез глаз разными оскорбительными выражениями.

28 ДЕКАБРЯ, ДЕНЬ ПОХОРОН

28 декабря в 11 часов все делегации на автобусах выехали из гостиницы на прощальную церемонию выноса саркофага из мемориального дворца Кымсусан. В обычные дни туда можно было бы доехать за 20–25 минут. Все центральные улицы, по которым должен был совершить последний путь по Пхеньяну саркофаг с телом Ким Чен Ира, были заполнены людьми с обеих сторон, в том числе и проезжая часть дороги.

Сотни тысяч корейцев рано утром вышли на улицу и терпеливо ждали траурную процессию, хотя вынос должен был состояться в 14 часов. Несмотря на столь ранний приезд зарубежных делегаций, два автобуса — как потом выяснилось — не успели въехать вовремя на территорию дворца и опоздавшим пришлось наблюдать процессию с внешней стороны дворца.

Все зарубежные соотечественники расположились на трибуне по правую сторону, в центре — члены центральной похоронной комиссии, Правительство КНДР, Политбюро ТПК (Трудовой партии Кореи), ГКО КНДР (Государственный комитет обороны Корейской Народно-Демократической Республики), во главе с Ким Ен Намом — Председателем Верховного Народного Собрания КНДР, внизу вдоль трибун старший офицерский корпус — от старших полковников до генерал-лейтенантов.

Высшие военные чины КНДР, в звании от генерал-полковников до вице-маршалов, расположились по левую сторону трибуны. Внизу на площади дворца, напротив трибуны, были встроены два крыла колоннами: офицерский состав Корейской Народной Армии в соответствии с родами войск и одна колонна гражданских чиновников. Посередине был оставлен проезд шириной до 50 метров.

Вокруг двух колонн по периметру, через каждые 10–15 метров, были выставлены вооруженные офицеры спецназа, которые постоянно следили, чтобы ряды выстроенных военных не приближались к границам прохода. Всего участников церемонии прощания было предположительно от 80 тысяч до 100 тысяч человек. Как только в 14 часов выехала из дворца траурная колонна автомашин и зазвучал военный оркестр, пошел хлопьями снег и он падал до тех пор, пока обратно в 16 часов 45 минут кортеж не вернулся во дворец.

Саркофаг с телом Ким Чен Ира был установлен на крыше легковой автомашины Новый лидер Северной Кореи Ким Чен Ын стоит рядом с машиной, на которой установлен саркофаг с телом Ким Чен Ира. Пхеньян, 28 декабря 2011 года.

Новый лидер Северной Кореи Ким Чен Ын стоит рядом с машиной, на которой установлен саркофаг с телом Ким Чен Ира. Пхеньян, 28 декабря 2011 года.

представительского класса. Сопровождали его пешком до ворот дворца, с левой стороны по ходу автомашины, сын покойного Ким Чен Ын, Тян Сен Тхек, Ян Ен Соб, Чё Те Бок; с правой стороны — представители высшего генералитета КНА во главе с Начальником Политуправления КНА Ким Гук Тхэ. Его в народе называют секретарем Трудовой партии в Армии. Поясняю: по своей должности, влиянию он находится чуть-чуть выше министра обороны КНДР.

Из всей этой когорты высшей власти КНДР впервые публично был представлен Тян Сен Тхек — муж Ким Гён Хи, сестры Ким Чен Ира. Тян Сен Тхек родился в 1946 году, он Секретарь-заведующий организационным отделом ЦК Трудовой партии, член Политбюро партии, Депутат Верховного Народного собрания, Заместитель Председателя ГКО КНДР.

Внутри партии и армии Тян Сен Тхек обладает огромной властью и влиянием. Способен и решает практически все кадровые вопросы в высшем эшелоне власти, вплоть до выбора в состав Политбюро Трудовой партии Кореи и присвоения звания маршала КНДР.

В соответствии со сложившимися в КНДР дворцовыми правилами и церемониями подобный выход правительственной комиссии символизирует единение и полное признание последней воли усопшего, то есть политического завещания Ким Чен Ира, оглашенного им в дни празднования 65-летия Трудовой партии Кореи в октябре 2010 года, — тогда многие политические аналитики мира не поняли и упустили этот тонкий момент.

Открыл процедуру Ким Ен Нам, Председатель Верховного Народного Собрания КНДР. Выстроенному почетному караулу и всем присутствующим была дана команда «смирно». Из внутреннего двора выехал кортеж: автомашина с портретом, саркофаг с телом в окружении шести открытых джипов китайского производства с офицерами спецназа (по восточному дворцовому этикету и церемониям — намек сильным мира о военно-политическом союзе с Китаем). Затем военные грузовые автомобили марки «Зил-130» с венками на борту и легковые автомашины «Мерседес» для сопровождающих лиц, автомашина духового оркестра присоединились к кортежу из глубины площади.

После того как траурный кортеж выехал за пределы дворца, организаторы предоставили зарубежным соотечественникам и дипломатическому корпусу теплый Траурная процессия во главе с лимузином, на котором установлен портрет Ким Чен Ира. Пхеньян, 28 декабря 2011 года.

Траурная процессия во главе с лимузином, на котором установлен портрет Ким Чен Ира. Пхеньян, 28 декабря 2011 года.

зал, где можно было сидеть в ожидании возвращения кортежа. Как выяснилось в беседе с соотечественниками, смерть Ким Чен Ира наступила в результате инфаркта и большой нагрузки на организм, смерть была зафиксирована в 8 часов 30 минут 17 декабря при поездке на бронепоезде по северной части республики.

Сообщили официально по телевидению 19 декабря в 12 часов. Два дня нужно было для того, чтобы решить много организационных и практических вопросов по проведению и организации торжественных проводов Великого руководителя, о которых я писал выше.

Выстроенные войска на площади всё это время находились по команде «вольно».

Как ранее я отмечал, обратно в мемориальный дворец Кымсусан траурный кортеж вернулся в 16 часов 45 минут, хотя, как утверждали организаторы, по плану он должен был вернуться в 16 часов. Опоздание объяснялось тем, что во время следования траурного кортежа по улицам Пхеньяна в нескольких местах оцепление из числа сотрудников милиции и местных активистов было прорвано и кортеж оказался в окружении людской массы. Естественно, эти моменты и задержали своевременное возвращение.

После въезда на территорию дворца сопровождавшие саркофаг лица вышли из автомашин и том же порядке, в каком они выходили, прошли от ворот дворца до трибун — это около 200 метров. Сама машина с саркофагом, повернув налево, заехала во внутренний двор дворца. Всё это время звучала траурная музыка военного духового оркестра.

Через несколько минут все сопровождавшие саркофаг лица поднялись на свои места на трибуну. С короткой пятиминутной прощальной речью выступил Ким Ен Нам, Председатель Верховного Народного Собрания КНДР. После его выступления прозвучали траурные фанфары и мимо трибун в парадной форме прошел почетный караул из четырех родов войск: впереди штандарты, флаги КНА и знамена родов войск, далее КНА, ВВС (военно-воздушные силы), ВМС (военно-морские силы), рабочее ополчение, всего около 400 солдат.

После прохождения почетный караул выстроился напротив трибун. Прозвучала общая команда «смирно». Флаги КНА и знамена родов войск были опущены. Все присутствующие в полупоклоне провели минуту молчания. Одновременно почетный караул из автоматов и артиллерия, расположенная вне дворца, произвели около 12 прощальных залпов в воздух.

Затем было объявлено, что прощание завершено. Войска и гости начали покидать дворец. При выходе обратили внимание на многочисленные группы местного населения, которые стояли молча кучками и как будто ждали продолжения и чуда возрождения Ким Чен Ира.

Дальнейшая церемония установки саркофага в мавзолее Кымсусан проходила уже в узком кругу. Известно, что саркофаг с телом Ким Чен Ира установлен рядом с саркофагом с телом его отца, основателя КНДР, генералиссимуса Ким Ир Сена.

29 ДЕКАБРЯ, ПОСЛЕДНЕЕ ТРАУРНОЕ МЕРОПРИЯТИЕ

29 декабря в 8 часов выехали на автобусе на стадион имени Ким Ир Сена, около Триумфальной арки. Быстро прошли проверку по документам и выехали все вместе на площадь имени Ким Ир Сена, где должен был пройти прощальный митинг с участием Правительственной комиссии. Прошли проверку через турникет, разместились на трибуне для иностранных правительственных делегаций.

Оказался рядом с работниками Посольства Российской Федерации в КНДР. Им Омар Кан (слева), президент организации "Корейская ассоциация Котонрён", Юн Киль Сан, управляющий делами всеамериканской ассоциации соотечественников. Пхеньян, декабрь 2011 года.

Омар Кан (слева), президент организации "Корейская ассоциация Котонрён", Юн Киль Сан, управляющий делами всеамериканской ассоциации соотечественников. Пхеньян, декабрь 2011 года.

всем, то есть дипломатам, Министерством иностранных дел были розданы пресс-листы с переводом выступающих на митинге лиц. Как заметил, русский текст перевода выдержан и литературно грамотен. Ровно в 11 часов с основным докладом выступил Ким Ен Нам, Председатель Верховного Народного Собрания КНДР, дал содержательную характеристику личности Ким Чен Ира, рассказал о его роли и значении в современной истории КНДР, затем выступил Секретарь ЦК ТПК Ким Ги Нам, после него Начальник Политуправления КНА Ким, затем Секретарь ЦК Социалистического кимирсеновского Союза молодежи Ли.

Люди Востока понимают эти выступления как проявление единения воли народа, армии, партии и молодежи. Закончился митинг в 11 часов 55 минут. Ровно в 12 часов по всей стране было объявлено трехминутное молчание, о чем сообщили все средства оповещения: гудки, сирены.

Это было последнее траурное мероприятие. Осталось только по традициям Востока и Запада принять участие в поминальном обеде или ужине. По возвращении в гостиницу мы были информированы аневонами, сопровождающими чиновниками, чтобы никуда из гостиницы не отлучались. В 17 часов все аневоны уехали на собрание. Прибыли в 18 часов 30 минут обратно. В 18 часов 45 минут руководители делегаций, в том числе и я, сели в отдельный микроавтобус, где нам объявили об участии в прощальном траурном поминальном ужине.

По ходу я понял, что мы едем в банкетный зал «Могнан», который находится недалеко от Дворца Культуры, в жилом массиве (в этом зале Ким Чен Ир давал банкеты президентам Республики Кореи Ким Тэ Джуну и Но Му Хену, здесь же принимал представителей СМИ Республики Кореи).

Сопровождающий от организационного комитета, по всей видимости, был новый Ким Ен Нам (в центре), председатель президиума Верховного Народного собрания КНДР, Тен Иль Сим (Ирина Николаевна), гражданка России, вдова Героя КНДР Ан Дон Су, на поминальном ужине в честь похорон Ким Чен Ира. Пхеньян, 29 декабря 2011 года.

Ким Ен Нам (в центре), председатель президиума Верховного Народного собрания КНДР, Тен Иль Сим (Ирина Николаевна), гражданка России, вдова Героя КНДР Ан Дон Су, на поминальном ужине в честь похорон Ким Чен Ира. Пхеньян, 29 декабря 2011 года.

сотрудник, так как он не знал точного расположения банкетного зала, и несколько минут мы были в поисках въезда во двор. При очередной проверке оказалось, что представитель Австралии не получил пригласительный документ, ему пришлось пересесть в другую машину.

На входе нас ожидал Заместитель председателя Корейского комитета по оказанию помощи зарубежным корейцам Дё Сон Гван и Председатель Комитета Ким Ен Сам. В их сопровождении прошли в отдельную комнату президиума. Там нас ожидал Ким Ен Нам — Председатель Народного Собрания КНДР, Кан Кван Дю — Первый Заместитель Премьер-Министра КНДР и Заместитель Председателя «Чхонрёна» Японии Нам Сын У. Каждый из нас был представлен сперва Ким Ен Наму, затем Кан Кван Дю. При рукопожатии Кан Кван Дю узнал меня и спросил: "Ты до сих пор вместе с нами и возглавляешь "Котонрён" Казахстана?" За меня ответил Дё Сон Гван. Он старейший и опытный сотрудник «Котонрёна».

Затем мы стали ожидать приезда основного состава делегации. Ким Ен Нам спросил у руководителя американской делегации Юн Гиль Сана, как проходит лечение. Стало ли ему лучше или как? В это время доложили, что члены делегации прибыли. Ким Ен Нам предложил нам пройти в зал. Он впереди, мы все за ним.

Сели согласно расписанным местам за главный поминальный стол — президиум. Затем выступил Ким Ен Нам. В своей речи еще раз сказал о печальном событии и Высшие чиновники правительства КНДР с представителями корейцев из Японии на поминальном ужине в честь похорон Ким Чен Ира. Пхеньян, 29 декабря 2011 года.

Высшие чиновники правительства КНДР с представителями корейцев из Японии на поминальном ужине в честь похорон Ким Чен Ира. Пхеньян, 29 декабря 2011 года.

роли Ким Чен Ира в современной истории КНДР. Предложил всем присутствующим постоянно помнить о нем и следовать пути, по которому он шел.

В зале было расположено всего 20 столов, за каждым столом по 12 человек. Вместе с членами делегации сидели и сопровождающие аневоны. Где-то по два-три человека в зависимости от численности делегации. Так, например, с делегациями из Китая, их было четыре отдельных группы, работали, как я знаю, восемь аневонов, которых я лично знаю. Затем выступил Заместитель Председателя «Чхонрёна» Японии — Нам Сын У. После него «Бомминрён» Китая Чэ Ын Бок, завершил выступления представитель корейской диаспоры США Юн Гиль Сан.

Поминальный ужин для зарубежных корейцев был дан от имени Народного Собрания КНДР, Правительства КНДР и продолжался в течение двух часов 50 минут. Затем глава Народного собрания КНДР Ким Ен Нам встал из-за стола, тем самым показывая, что пора гостям честь знать, и пошел в сторону комнаты президиума. Там, как обычно принято в КНДР, он тепло попрощался с руководителями делегаций, попутно давая каждому наставления и задания, какая работа важна сейчас для корейского государства.

ОТЪЕЗД ИЗ КНДР

30 декабря всеми зарубежными соотечественниками было принято на общем собрании Обращение ко всем соотечественникам, живущим за пределами Кореи в связи со смертью Ким Чен Ира. После обеда гости начали разъезжаться, в числе последних 31 декабря уехала делегация корейцев Китая.

31 декабря сообщили о назначении Ким Чен Ына, сына усопшего Ким Чен Ира, Верховным главнокомандующим Корейской Народной Армии. Для полноты единоличной власти осталось быть избранным Генеральным секретарем ЦК ТПК, что проводится на конференции или съезде партии, а также назначенным сессией Верховного Народного Собрания на пост Председателя Государственного Комитета Обороны КНДР. Эти два назначения еще не состоялись, но ожидаются.

Что касается многочисленных прогнозов развития внутренней и внешней политики КНДР, ответ известен. Он дан в совместной передовой статье газет «Нодонсинмун», «Чосонинмингун» и Чхоннёнчонви», опубликованной 4 января 2012 года. Из названия «Осуществляя заветы Великого Ким Чен Ира, ознаменуем 2012 год как год славных побед в открытии периода бурного развития — приумножения могущества и богатства страны, её процветания» уже ясно: преемственность, стабильность, мирная жизнь, движение вперед к хорошей обеспеченной жизни — это по нраву древней корейской нации.

Рассказ о церемониях прощания
с лидером КНДР Ким Чен Иром
составил Омар Кан.
Алматы, 21 января 2012 года.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG