Доступность ссылок

Последние энтузиасты казахстанской астрономии


Доктор физико-математических наук, профессор Виктор Тейфель в своем рабочем кабинете. Алматы, 16 апреля 2015 года.

Доктор физико-математических наук, профессор Виктор Тейфель в своем рабочем кабинете. Алматы, 16 апреля 2015 года.

Сегодня Международный день астрономии, который отмечают осенью и весной. Весной — в субботу, когда Луна имеет фазу вблизи первой четверти. Это астрономическое событие в этом году приходится на 25 апреля. Астроном Виктор Тейфель рассказал репортеру Азаттыка о состоянии казахстанской астрономии.

82-летний доктор физико-математических наук, профессор Виктор Тейфель — один из ведущих астрономов Казахстана — 45 лет возглавляет лабораторию физики Луны и планет Астрофизического института имени В. Г. Фесенкова в Алматы.

Виктор Тейфель три года был президентом комитета по физике планет Международного астрономического союза (МАС), шесть лет — вице-президентом этого комитета и до сих пор состоит в его оргкомитете. Является членом рабочей группы по номенклатуре тел Солнечной системы МАС. Также он член отделения планетных наук Американского астрономического общества.

Астрофизический институт находится в живописном месте предгорья Алматы, на Каменском плато, на высоте 1 450 метров над уровнем моря. Здание, в котором находится лаборатория Виктора Тейфеля, построено в 1964 году. Создается впечатление, что в нем и в самой лаборатории внешне мало что изменилось с того времени. Самым современным предметом, кажется, является компьютер с большим ЭЛТ-монитором.

ТАМ, ГДЕ ВЕНЕРА ОТБРАСЫВАЕТ ТЕНИ

В настоящее время Астрофизический институт располагает тремя обсерваториями в горах Заилийского Алатау. Самая первая по времени появления находится на Каменском плато, там же, где и здание института. Строительство здесь началось в 1947 году и закончилось в 1950-м.

Интересна история телескопов обсерватории на Каменском плато. 50-сантиметровый рефлектор Герца был получен после окончания Второй мировой войны из Германии по репарациям. Сейчас он используется только для проведения экскурсий.

Профессор Виктор Тейфель за монитором рабочего компьютера. Алматы, 16 апреля 2015 года.

Профессор Виктор Тейфель за монитором рабочего компьютера. Алматы, 16 апреля 2015 года.

50-сантиметровый светосильный менисковый телескоп был подарен его разработчиком Дмитрием Максутовым. С этим телескопом, по рассказу Виктора Тейфеля, создан большой атлас газопылевых туманностей. Конструкция этого телескопа не позволяет установить на нем фотоэлектрическую камеру, при помощи которой ныне ведутся наблюдения.

Близость мегаполиса не позволяет уже наблюдать с Каменского плато небесные тела слабой освещенности.

Вторая по времени появления — корональная станция, которую построили в 1950-е годы чуть выше Большого Алматинского озера. С помощью установленного там коронографа фотографировали внутреннюю солнечную корону. Виктор Тейфель говорит, что сейчас наблюдения на станции не ведутся, так как нет специалистов и отсутствуют возможности.

Рядом со станцией Государственный астрономический институт имени П. К. Штернберга (ГАИШ) в 1950-е годы установил свои телескопы. После обретения Казахстаном независимости их национализировали и была создана Тянь-Шанская астрономическая обсерватория. В настоящее время, по рассказу собеседника Азаттыка, ведутся работы по автоматизации имеющихся там телескопов и можно будет работать с ними удаленно, через компьютер, хоть из дома исследователя.

Вид на Тянь-Шанскую обсерваторию (бывший ГАИШ) в районе Большого Алматинского озера. Алматы, 27 августа 2006 года.

Вид на Тянь-Шанскую обсерваторию (бывший ГАИШ) в районе Большого Алматинского озера. Алматы, 27 августа 2006 года.

Наиболее поздней по появлению является обсерватория Ассы-Тургень. Она находится в горах в 75 километрах к юго-востоку от Алматы на высоте 2 750 метров над уровнем моря. Как говорит Виктор Тейфель, там великолепные условия и изображения по качеству почти космические. Там даже от Венеры видны тени от предметов.

Обсерватория Ассы-Тургень представляет собой две башни и домик для проживания персонала. Одна башня для метрового телескопа немецкого производства «Цейс». Вторая башня предназначена для полутораметрового телескопа, который из-за финансовых трудностей после развала СССР не удалось установить.

ВКЛАД КАЗАХСТАНСКОЙ АСТРОНОМИИ В НАУКУ

Сотрудники института строили башню метрового телескопа своими руками. Только купол и сам телескоп устанавливали немецкие специалисты из Восточной Германии. Сложность в том, что электричество дает только дизель, а солярка стоит недешево.

— В 1960-е годы мы находились на переднем крае науки, потому что тогда в мире таких больших телескопов, как сейчас, почти не было. И в 1960-е годы на одну из моих работ было много ссылок, так как это была пионерская работа в том направлении, в котором работал, — говорит Виктор Тейфель, отвечая на вопрос о вкладе казахстанских астрономов в мировую науку.

Обсерватория Ассы-Тургень. На переднем плане – недостроенная башня для 1,5-метрового телескопа. На заднем плане – работающая башня 1-метрового телескопа. Алматинская область, лето 2011 года.

Обсерватория Ассы-Тургень. На переднем плане – недостроенная башня для 1,5-метрового телескопа. На заднем плане – работающая башня 1-метрового телескопа. Алматинская область, лето 2011 года.

Сейчас же астрономы Алматы довольствуются максимум телескопом с метровым диаметром. В то время как на Американском континенте уже есть десятиметровые телескопы и планируют построить еще большие.

Виктор Тейфель говорит, что немало достижений алматинских астрономов связано с исследованием галактик. Сотрудники Астрофизического института обнаружили особый вид так называемых сейфертовских галактик. Высоко котируются и исследования института планет. В советское время институт координировал исследования планет-гигантов Солнечной системы.

В Казахстане же родилось и такое направление науки, как астробиология, сейчас активно развивающееся в США. Родоначальник этого направления на стыке астрономии и биологии — академик Гавриил Тихов. Он же ввел в научный оборот и термины «астроботаника», «астробиология». Немалое значение в мире придают и обсерваториям в Казахстане.

— Между Европой и Америкой существует огромный разрыв, и наши обсерватории сейчас его в значительной степени закрывают, — говорит Виктор Тейфель.

КАК СТАНОВЯТСЯ АСТРОНОМАМИ

Сотрудники Астрофизического института старшего поколения — выпускники самых разных вузов бывшего СССР. Решение остаться работать в Алматы они обычно принимали во время прохождения здесь двухмесячной практики, стажировки или аспирантуры. Сам Виктор Тейфель в Алматы впервые попал на практику в сектор астроботаники к Гавриилу Тихову, будучи студентом университета в Горьком. После защиты кандидатской остался работать в Алматы.

50-сантиметровый телескоп Герц, полученный по репарациям из Германии. Алматинская область, 1 сентября 2006 года.

50-сантиметровый телескоп Герц, полученный по репарациям из Германии. Алматинская область, 1 сентября 2006 года.

Сейчас молодые кадры преимущественно выпускники Казахского национального университета. Астрономов готовят также в Петропавловском педагогическом университете, где есть кафедра физики и астрономии и своя обсерватория. Но пригласить в Алматы молодого специалиста проблематично.

— Мы бы с удовольствием пригласили выпускников университета в Петропавловске, в котором готовят астрономов, но на свою зарплату они не смогут приобрести здесь жилье. Или хотя бы доплачивали им за аренду жилья, не имеет возможности, — говорит Виктор Тейфель.

Заработная плата научного сотрудника в Астрофизическом институте в Алматы составляет всего 40 тысяч тенге (около 210 долларов). Это в три раза ниже средней зарплаты в Казахстане. Старший научный сотрудник с большим стажем работы получает 75 тысяч тенге (около 400 долларов).

Стимула идти в научное учреждение нет еще и потому, что исчезла возможность роста. Раньше можно было подготовить и защитить кандидатскую, докторскую диссертации. Но с 2011 года их в Казахстане отменили. Сейчас есть степень доктора философии PhD.

Башня телескопа обсерватории на Каменском плато. Алматинская область, 1 сентября 2006 года.

Башня телескопа обсерватории на Каменском плато. Алматинская область, 1 сентября 2006 года.

— Но это образовательная степень, — объясняет Виктор Тейфель. — Ее получают только в высших учебных заведениях. При этом университеты места в докторантуру стараются распределить между своими сотрудниками. А нашей научной молодежи просто некуда теперь расти.

Много ожиданий научные работники связывали с принятием в 2011 году закона «О науке». Власти обещали, что статус ученых вырастет. Предполагалось, что у них будет базовое финансирование плюс гранты. Но в последний момент проект закона изменили так, что базовое финансирование получили в основном административный аппарат и обслуживающий персонал, а научные сотрудники были «посажены» на гранты. Грант рассчитан на три года. И в любой момент контракт по гранту может быть расторгнут.

— То есть статус научного сотрудника ниже, чем статус технички, которую сложнее уволить, так как она относится к обслуживающему персоналу с базовым финансированием, — говорит ученый Виктор Тейфель.

Сейчас нами управляют чиновники, не понимающие специфику науки. Для них наука всё равно что производство. Отсюда мелочная опека, требования заполнять бумажные отчеты чуть ли не каждый месяц или квартал.

Сложно стало и приобретать необходимое для исследований оборудование. Институт десять лет просит денег на новое оборудование, и десять лет отказывают, а при оформлении заявок на получения гранта существует ловушка.

— Надо заполнить формуляр и ответить на вопрос обеспеченности оборудованием. Если написать, что плохое, то гранта могут не дать. А если написать, что хорошее, то нового оборудования не дадут, — поясняет он.

Реорганизация системы науки в Казахстане, по словам Виктора Тейфеля, на деятельности ученых-астрономов отразилась негативно.

— Раньше Астрофизический институт подчинялся Академии наук, которой управляли ученые. Сейчас нами управляют чиновники, не понимающие специфику науки. Для них наука всё равно что производство. Отсюда мелочная опека, требования заполнять бумажные отчеты чуть ли не каждый месяц или квартал, — говорит он.

Несмотря на то, что, по словам Виктора Тейфеля, отношение к науке стало на порядок хуже, астрономы Астрофизического института, в котором трудится около 120 человек, продолжают двигать науку вперед, но в основном — за счет собственного энтузиазма.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG