Доступность ссылок

Жителей предгорных районов Южно-Казахстанской области периодически охватывает паника: волки спускаются с гор и нападают на домашнюю живность. И плывут страшные слухи о том, что волков развилось очень много и пищи им в горах не хватает.


Аульчане все чаще боятся выходить из своих домов по вечерам и особенно ночью. Конечно, слухи эти бывают преувеличены, но, как говорится, не без основания. И такие случаи имеют место быть, несмотря на то что люди - самые главные враги волков. А почему бы не рискнуть, если очень кушать хочется.

Каждый год ведется учет количества хищного зверя. Как пояснил старший охотовед Управления по охране лесов и животного мира Южно-Казахстанской области Виктор Петухов, количественной нормой считается наличие одного волка на 1000 гектаров. А если грубо, то на охотничьи угодья области должно приходиться где-то 1000 волков. И если зверя больше, то чтобы как-то поддерживать естественный баланс в природе, волков отстреливают. В советское время добыча охотников составляла 700-750 волчьих голов. Во времена же кризиса эта цифра уменьшилась до двухсот. Это привело к увеличению волчьего поголовья.

Точно сказать, сколько волков в области, нельзя, но считается, что больше двух тысяч. Это, конечно, больше, чем «нам» надо. И вот бы где охотнику разгуляться.

Но не тут-то было. Известно, что премиальные за убитого взрослого волка составляет 6000 тенге, за волчонка 2500 тенге, а шкура хорошего матерого стоит в среднем 100 долларов США. Так, в чем же дело? Почему в советские годы волков отстреливали помногу, несмотря на копеечные премиальные, а сейчас, когда можно сделать неплохой бизнес, охотники не шевелятся. Ответ прост: бизнес этот никому не нужен! Все потому, что раньше с охотником сотрудничали различные заготконторы, а сейчас нет никаких организаций, которые принимали бы трофеи человека с ружьем! И, естественно, что у охотника нет никакого стимула и материальной заинтересованности. У нас же с вами нет волчьих шуб и шапок, шкур на стенах и у каминов. А это уже экономический вопрос, вернее его отсутствие.

Статистику же ущерба, наносимого волками, никто не ведет. Впрочем, известно, что еще в советское время колхозные чабаны очень охотно списывали на волков свои шашлыки на джайляу. Да и сейчас разного рода болезни скота куда как существеннее сказываются на поголовье, чем волчья напасть.

Волка убить - это не по картинкам в тире стрелять. Не каждый охотник пойдет на это, тем более что существует поверье, что от убившего волка отворачивается удача в охоте. В этом плане гораздо проще и легче подстрелить шакала: он и меньше, и не так опасен. А между прочим, это животное (если кто помнит из уроков зоологии) является санитаром природы. И на самом деле, шакал не ворует детей и не нападает на скот, а скромненько питается всякой падалью, мышами, не дурак полакомиться и зайчатиной, и фазанами. Вот за последнее его гурманство и достается ему от человека. По последним данным, шакалов-санитаров в этом сезоне убито 63, а волков-вредителей – 16. Вот вам и статистика. А ведь сколько в наличии шакалов - тоже неизвестно. А вдруг их меньше, чем надо?

При этом в ежегодно издаваемом «дежурном» постановлении акима ЮКО «О борьбе с вредными хищниками» волки и шакалы стоят на одной планке.

Вот и пойми человека: охотится он на более слабых и безобидных, а те, кто ему докучает и вредит, продолжают спокойно докучать и вредить. А все потому, что охотнику не выгодно убивать этих вредителей ни для кармана, ни для здоровья.
  • 16x9 Image

    Алексей ГОНЧАРОВ

    Блогер Азаттыка. Живет и работает в Шымкенте. Является сотрудником пресс-службы Форума предпринимателей Южно-Казахстанской области.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG