Доступность ссылок

Пять суток ареста не переубедили меня насчет референдума


Журналист Санат Урналиев. Алматы, 19 августа 2009 года.

Журналист Санат Урналиев. Алматы, 19 августа 2009 года.

После пяти суток в спецприемнике я только укрепился во мнении, что надо протестовать против продления власти Назарбаева. С другой стороны, он ведь и не знает, что кому-то эта идея не нравится.


Больше десяти дней ждал реакции лидеров оппозиции на инициативу референдума по продлению полномочий действующего президента Казахстана до 2020 года. Не хотелось лезть на чужое поле. Тормозила журналистская профессиональная этика. Акцию заранее обсуждал в местных интернет-форумах, где четко заявил, что никого не зову присоединяться и ни к чему не призываю, так как это внутреннее дело каждого. Сам лично выхожу ради моральной гигиены, что называется самоочиститься.

Присоединились коллега из местной газеты «Уральская неделя» Лукпан Ахмедьяров, студент Турар Тулегенов и начинающий журналист Талгат Умаров, а также два местных активиста из «Алги» Анаргуль Абенова и Максат Айсаутов.

6 января мы вышли на главную площадь Уральска перед зданием областного акимата. На мне был бумажный плакат с изображением президента страны на фоне колосящегося хлебного поля и надпись: «Не НАНом единым жив человек!»

У Лукпана был в руках плакат, на котором изображен довольный президент с пачкой национальных купюр. На ней надпись, которую я услышал год назад от моего друга, поэта и журналиста Ербола Жумагулова. Он сказал так: «Назарбаев мой президент! И я ничего не могу с этим поделать…» Я ее лично понял, как политическую безысходность и полное отсутствие права у граждан выбирать президента.

Кроме того, на наших спинах были прикреплены однозначные надписи: «Я – против референдума и за честные выборы!» Партийцы вышли с более радикальными лозунгами «Президента на пенсию!» и «Долой диктатора!».

Вшестером мы простояли на площади чуть более 15 минут. Рядом с нами стояли около десятка полицейских во главе с заместителем начальника ДВД области полковником полиции Бисеном Туремуратовым и начальником управления общественной безопасности департамента Манарбеком Габдуллиным. Потом к нам подошел прокурор и вручил уведомления, что наши действия незаконны, так как у нас нет разрешения местных властей. Мы все это проигнорировали, так как точно знали, что согласно статье 32 Конституции Казахстана и статье 21 «Международного пакта о гражданских и политических правах» имеем право мирно, без оружия собираться и выражать свое мнение по любому поводу. Тем более, что Казахстан ратифицировал протокол к данному пакту. Но, сами понимаете, в этой стране апеллировать к правосудию и законам бесполезно.

Полицейские схватили нас, затолкали в «бобоны» и доставили в Абайский отдел полиции Уральска, где составили протоколы об административном правонарушении, вменив каждому по две статьи Кодекса об административных правонарушениях: «Незаконная организация митингов и демонстраций» и «Злостное неповиновение законному требованию полицейских».

Дальше все произошло по накатанной для Казахстана схеме: суд, штраф и арест. Нас с Лукпаном по первой статье обязали выплатить около 15 тысяч тенге от каждого, по второй – дали по пять суток ареста в спецприемнике. Остальных наших «соучастников» оштрафовали от 10 до 30 тысяч тенге.

12 января я вышел со спецприемника, еще больше утвердившись в своем неприятии референдума и дальнейшего правления Назарбаева.

Каждый, кто выражает публичный протест против тех или иных действий властей и лично против Назарбаева, будет задержан, оштрафован и судим. Это однозначно. Хотите проверить?

Публичное выражение недовольства приравнивается к оскорблению его величества. И похоже, что он даже не в курсе всего происходящего вокруг затеи про референдум. Обратная связь между обществом и хозяином страны не просто отсутствует – она отсутствует принципиально. Наличие обратной связи в Казахстане считается слабостью правителя.

Да у нас менталитет такой, скажет кто-то и будет отчасти прав. Но беда, разумеется, не только в менталитете. К несчастью для себя (и счастью для вечно хамеющей Акорды), казахстанцы не знают, как канализировать протестные настроения, во что воплотить свое недовольство общественным устройством. В национальной традиции – ворчания на кухне, алкогольный протест и твердая вера в то, что от одного человека ничего не зависит.

В обществе нет привычки к политическому диалогу, ежедневному цивилизованному давлению на власть, общественной консолидации. Есть привычка прятаться по углам, создавать параллельные миры и выживать поодиночке.

Казахстан – тоталитарное государство в классическом смысле этого слова, и нынешняя власть рано или поздно будет свергнута именно классическим образом, если те, кто сидят наверху, вовремя не образумятся и не начнут политические реформы. Нужно хотя бы начать с избрания нового президента страны. Дальше посмотрим.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG