Доступность ссылок

Кликушество. Уральские страсти по большой воде


Дмитрий Щелоков, блогер. Уральск, 2009 год. (Фото из личного архива.)

Дмитрий Щелоков, блогер. Уральск, 2009 год. (Фото из личного архива.)

О нынешнем наводнении в Уральске вернее всего было бы сказать, перефразировав известный анекдот: «Вода ушла, а осадок остался». Последние полторы недели только и было слышно о «небывалой катастрофе». Но я, так и не дождавшись здравых оценок происходящего, решил высказаться сам.


В одном из блогов прочитал такой вопиющий вопрос: «Почему мы записываем ролики для Японии, а на то, что происходит в Уральске, не обращаем внимание? Неужели для нас Япония ближе Уральска?» Да уж, действительно, куда там 9-балльному землетрясению, цунами с высотой волны в 10 метров и ядерной катастрофе с их десятками тысяч жертв до разлива Чагана и Деркула…

Но если бы истерия ограничивалась только впечатлительными блогерами, это было бы ещё терпимо, но она была поддержана на официальном уровне. Заговорили о наводнении, равного которому не было то ли 50, то ли 70 лет. Министр по чрезвычайным ситуациям, который по идее должен был помнить прошлогоднее наводнение в Кызылагаше, сказал, что за всё время его работы в МЧС такой катастрофы не было.

У этой истерии несколько причин. Во-первых, человеческая страсть к преувеличению; во-вторых, желание чеэсников оправдать собственную некомпетентность, безалаберность, разгильдяйство. То, что они штатную ситуацию выдают за катастрофу вселенского масштаба, объясняется просто: незадолго до паводка они заявляли, что большой воды не будет, а тут она вдруг пришла.

Но дело в том, что никакого «вдруг» не было, это было абсолютно ожидаемо после затяжной зимы с сильными морозами, которые продлились практически до ранней весны. Когда выпало такое большое количество снега, большой паводок абсолютно неизбежен. Снег растаял, земля мерзлая, поэтому впитать его не может – вот вам и наводнение.

Просто за последние 10–15 лет, когда были теплые малоснежные зимы, у нас отвыкли от паводков. Начали селиться там, где раньше каждую весну затапливало; люди стали жить на дачах. Также появилось такое явление, как бомжи, которые зиму проводят на дачах. Дачи стали покупать приехавшие из сел, чтоб прописаться в этих домах. И даже стали строить дома там, где 20–25 лет назад вода стояла даже летом. Отсюда и такое количество пострадавших.

Отдельная история о дачном массиве Самал, где находятся резиденции президента и акима области. Понятно, что вокруг стали селиться люди, которые хотят жить в престижном месте. Оно и понятно: на берегу реки среди деревьев приятнее жить, чем в голой степи. Только вот жить у реки, которая весной разливается, да ещё в низине, и при этом рассчитывать, что ничего не случится, – это как-то странно.

То, что вас ещё не затопило в овраге, – это не норма, это недоразумение. И это недоразумение этой весной было исправлено. Хотите строить в низине – насыпайте грунт так, чтобы она была выше уровня реки, а иначе это авантюра. Чем она заканчивается – известно. То, что оказались затоплены дома в Самале, – это не природная катастрофа, а катастрофа с мозгами.

Крупное стихийное бедствие могло бы произойти, если бы разлился Урал. Но большой воды Урал не принес, и вот это уже действительно плохой знак. Урал мелеет, а это уже и экологическая, и экономическая, и гуманитарная катастрофа. Даже после такой зимы уровень воды в Урале поднялся незначительно, но ведь решать реальные проблемы неинтересно, когда можно рассказать о том, как все силы брошены на помощь пострадавшим от ситуации, которую можно было избежать.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG