Доступность ссылок

Спасибо всем, уважаемые читатели веб-сайта радио Азаттык, за ваши комментарии к моей статье о Розе Баглановой. Я, конечно, предполагала, что получу в свой адрес шквал возмущений и негодования. Но не ожидала, что их будет настолько много.


Спасибо всем, что нашли время высказать мнение о моей статье «Корни раболепия Розы Баглановой – в её голодной юности», опубликованной на веб-сайте радио Азаттык 24 марта. Замечу, что это первая моя статья на радио Азаттык, удостоившаяся такого огромного количества комментариев. Попробую ответить на некоторые вопросы участников данного форума.

Автор книги «Айналайын халқымнан еркелеткен» – Роза Багланова, книга издана в 2007 году, на казахском языке. На русский язык название книги я бы перевела как «Благодарна народу моему за ласку ко мне». Написала с ее слов журналист Уркия Иманбай. Я лишь пересказала прочитанное мною в книге. Никогда не думала, что пересказ – это грех, кощунство и неуважение к автору книги.

Данная статья написана на основе моей магистерской работы «Социологическая интерпретация биографии женщин Казахстана», написанной в 2009 году. В ней я анализирую биографии некоторых выдающихся казахстанских женщин. Кстати, там есть и интерпретация биографии певицы Макпал Жунусовой, в которой я как раз таки провожу параллель с Розой Баглановой. У Макпал Жунусовой нет биографической книги, пришлось работать с текстами ее интервью. В том числе данными ею нашему радио Азаттык.

В день смерти Розы Баглановой я снова обратилась к ее книге, чтобы написать о жизни певицы с ее слов. Но ни в день ее смерти, ни в день похорон, ни на 40-й день наше радио Азаттык не посчитало нужным публиковать эту «кощунственную» статью. Поэтому обвинение редакции в неэтичности, я бы сказала, несколько преувеличено. Подглавка о подписантстве появилась позже – этого нет в моей магистерской работе. Название статьи и подзаголовков – прерогатива редакторов.

Имею ли я моральное право, как журналист или читатель, говорить о Розе Баглановой после ее смерти? Багланова сама посчитала нужным откровенно рассказать о своей жизни. Она ведь для чего-то хотела, чтобы была опубликована ее биографическая книга. Кстати, на русском языке книга вышла в 2010 году. К сожалению, не увидела ее в продаже в Астане.

Конечно, издавая книгу, она понимала, что воспоминания будут читать и после ее смерти. Не думаю, что чтение этой книги и пересказ прочитанного сама Багланова посчитала бы кощунственным. Так можно предполагать, читая ее интервью, данные ею ранее. В частности, на вопрос корреспондента «Казахстанской правды» о слухах и молве по поводу ее многочисленных пластических операциях она спокойно реагирует: «А-а, пускай говорят, что хотят».

ЗАЩИТНИКИ БАГЛАНОВОЙ НЕ СЛУШАЛИ ЕЁ ПЕСЕН И НЕ ЧИТАЛИ ЕЁ КНИГУ

Раз книга есть, то понятно, что когда-либо к ней обратятся, прочитают и проанализируют не только социологии, но и культурологи. И просто читатели. Ведь книга написана для широкого круга. Жаль, что большинство участников форума не читают автобиографические книги деятелей нашей культуры на казахском языке.

Кстати говоря, я заметила, что казахоязычная аудитория радио Азаттык вполне лояльно отреагировала на мою статью о Розе Баглановой. Если на русском языке читатели оставили более ста комментариев, то на казахском – всего семнадцать. Исходя из этого, позволю себе сделать вывод о том, что казахоязычная аудитория ничего нового и возмутительного для себя не узнала о Баглановой или они сами читали эту книгу, изданную почти четыре года назад.

Поэтому и выглядит смешно, когда на некоторых сайтах анонимные авторы посвящают моей статье целые форумы. Цель которых осудить автора. Смешно это выглядит потому, что эти «защитники» Баглановой сами признаются, что НИКОГДА не были на концертах Баглановой, не знают ничего из ее репертуара, кроме знаменитой частушки про Самару, книг ее, естественно, не читали.

Еще больше вызывает улыбку фраза одного комментатора того форума: «Статью Абеновой не читал, но осуждаю!» Здорово! Вот так иногда советское происхождение дает о себе знать. При этом гордо подчеркивает, что он, не будучи представителем титульной нации, готов глотку порвать за Багланову. Ну что ж, похвально. Чтобы избавиться этому автору от канализационных нечистот, в которых он, по его собственному признанию, оказался после прочтения моей статьи, я лишь посоветую самому почитать книгу. Благо, что даже не владеющие казахским языком радетели казахской культуры это могут сделать, – книга на русском языке издана в 2010 году.

Если изучаете биографию Розы Баглановой, советую не увлекаться особо ее байками, в том числе о войне. Именно на ее байки в интервью одной из газет и делает ссылку этот анонимный автор, советуя тем, кто не знает о Баглановой, читать их, а не статью на радио Азаттык. Кстати, байкам Баглановой я посвящаю несколько страниц в своей магистерской работе.

Почему я их называю байками? Так как то, что она рассказывает, невозможно проверить на достоверность. В частности, историю со Светланой Аллилуевой. Но многое из рассказанного ею проверить легко: оно, можно сказать, лежит на поверхности. К примеру, ее историю о том, что именно благодаря ей возвращен в Казахстан знаменитый Тай-Казан. Достаточно сравнить дату, которую она упоминает, с тем, когда действительно вернули его на родину.

ПИАР БАГЛАНОВОЙ БЫЛ СДЕЛАН НА ГОДА, ИМИДЖ – НАВЕЧНО

Возможно, желание верить байкам Розы Баглановой, а не фактам связано с тем, что читатели не хотят разрушать образ певицы, созданный когда-то идеологами Коммунистической партии и закрепленный за многие годы. Все-таки не шутка – 70 лет на сцене. Хотя тогда и не знали о таких словах, как «имидж» и «пиар», но положительный образ певицы был создан так, что многие не перестают ею восхищаться до сих пор, даже не прослушав ни одной ее песни.

Кстати, о песнях. Вернее о песне. Негодование читателей подтолкнуло меня провести импровизированный опрос. «Какие песни из репертуара Баглановой вы знаете?» – спрашивала я у всех, с кем довелось встретиться в эти дни. Удивительно, а может, уже неудивительно, что все мои респонденты как один называли только одну песню. Думаю, догадываетесь какую. Других песен ну никак не могли вспомнить.

Как-то за столом, где собрались друзья моих родителей (все-таки люди старшего поколения, знающие лучше нас казахскую культуру), я также задала свой вопрос. Опять все как один назвали «Ах, Самара-городок». Я не унималась, настойчиво просила вспомнить какие-то еще песни. Долго напрягаясь, они все-таки назвали сообща: «Ак мандайлым», «Ак сункарым». И всё! Как говорится, комментарии излишни.

К слову, этот анонимный критик моей статьи призывает отныне писать мое имя с маленькой буквы. Сам, прикрываясь ником, считает, что можно таким образом унижать автора, кстати, пишущего под своим реальным именем. Слабо подписаться самому реальной фамилией и именем? Слабо, конечно.

Реакция читателей заставила меня задуматься вот о чем. Мне всегда казалось, что в век глобализации мы шагаем в ногу со временем со всем миром. И что мировоззрение граждан Казахстана ничем практически не отличается от ментальности современников из других стран. Однако увидела, насколько я ошибалась.

Почему-то во всем мире нет такого табу – об умершей знаменитости не писать. О некоторых подробностях личной жизни многих всемирно известных личностей читатели узнают после их смерти. К примеру, уже после смерти начали публиковаться статьи, где рассказывается, что у Эдит Пиаф, Рудольфа Нуриева, Петра Чайковского и так далее было необщепринятое поведение. Но это никак не умалило их талант и личность в глазах миллионов поклонников.

Не будем далеко ходить за примерами. Почти сразу после похорон недавно ушедшей из жизни не менее легендарной певицы, звезды советской эстрады Людмилы Гурченко, появилось немало публикаций о подробностях ее частной жизни. Но не заметила ни одного оскорбительного отзыва об авторах этих статей и телепередач. Никто в российской прессе и на просторах Интернета не называет этих журналистов бесстыжими.

Ни один из миллионов поклонников Майкла Джексона не призывает писать имя автора статьи о кумире с маленькой буквы. У нас менталитет, видимо, иной – пишите только о хорошем, потому что звезда умерла, не выходите за рамки созданного в советские годы имиджа Розы Баглановой. Причем почему-то многие не учитывают тот момент, что факты, изложенные в статье, – цитаты из книги Розы Баглановой. То есть это ее слова и ее признания. И надо полагать, что сама певица ничего предосудительного в этом не видит. Наоборот, гордится этими событиями в своей жизни.

Как бы то ни было, книга – письменный документ. Ее автор хотел, чтобы она стала достоянием общественности. Уверена, что о жизни и творчестве Розы Баглановой еще напишут немало книг. И многие будущие авторы этих книг не раз будут обращаться к первоисточнику – книге самой Баглановой.

«Справедливая душа» из Атырау спрашивает: «Неужели в мемуарах Розы Баглановой нет ни одного имени, фамилии простолюдина, ни одного описания встречи с каким-нибудь трудолюбивым хлопкоробом, колхозником, пастухом, рабочим, солдатом, их матерями, коих было много на её жизненном и творческом пути, или даже водителем, ведь на любые выездные концерты в дальние уголки страны её же возили на машине, неужели не вспомнила ни про кого из простых тружеников?»

С сожалением вынуждена констатировать: нет, ни одного имени «простолюдина», ни одной встречи с простым «хлопкоробом» или колхозником она не вспоминает. Да, Роза Багланова довольно-таки часто выезжала с концертами в аулы. Но она не рассказывает о своих впечатлениях от встреч с простыми людьми. В ее книге лишь можно увидеть фотографии с директором того или иного совхоза. Я тоже обратила внимание на эти моменты, когда анализировала книгу. Даже пришла к выводу, что ее название не соответствует содержанию.

ВОЙНА ВОЙНОЙ, А ТУФЛИ ИЗ КРЕМЛЕВСКОГО МАГАЗИНА…

Все мы знаем, что Роза Багланова - фронтовичка. Прошла всю войну от начала до конца. Выступала с концертами. Чувства молодой 20-летней девушки, вынужденной пережить все ужасы войны, я хотела отразить в главе «Война глазами Баглановой». Но вынуждена, наверное, снова разочаровать вас. Там нет рассказов о встречах с земляками на фронте, нет ее оценки происходящего. Глава посвящена ее встречам со знаменитыми маршалами и генералами. Есть эпизод, который меня даже удивил.

Во время концерта неожиданно началась стрельба. И артисты вынуждены были бежать, спасаясь от огня. Меня удивило, что, описывая эти моменты, Роза Багланова вспоминает о поврежденных во время этой беготни новых туфлях, купленных накануне по талону в кремлевском магазине. Хотя можно сказать, что этот эпизод характеризует ее женскую сущность. Война войной, а туфли должны быть в порядке. Но лично у меня это вызвало некоторое недоумение. Как можно думать о туфлях, когда рядом взрывается бомба и на твоих глазах гибнут соотечественники, совсем молодые ребята, вчерашние мальчишки, чьи-то сыновья, братья...

Кому интересно, могу выслать свою полную социологическую интерпретацию биографии Розы Баглановой. Кстати, она была опубликована ранее в нескольких научных сборниках. Редакторы московского сборника, изданного в рамках Международного форума историков стран Содружества – международной научно-практической конференции «От истории – к современности», сказали даже мне, что данная работа – одна из лучших научных статей по социологии, причем даже не только среди магистерских работ. Так что научную апробацию моя статья прошла успешно.

В научных кругах меня не закидали тухлыми помидорами. Так как ученые, мои преподаватели, так же как и я, считают: если героиня моего исследования ушла из жизни, это не значит, что ее жизнь не будут изучать, писать о ней.

СЕКС И «САМАРА-ГОРОДОК»

О чем песня «Ах, Самара-городок»? Попробую дать свою, не социологическую интерпретацию. Если кратко, то получается примерно так. Созревшая для любви семнадцатилетняя девушка просит парня, в чувствах которого к себе не уверена («Милый любит и не любит»), «успокоить» её. И не важно, что она обращается к Самаре-городку. Как город-то может успокоить ее?

Значит, если судить по мере испорченности нашего поколения, то надо понимать, что кто-то должен удовлетворить ее какие-то потребности? При этом желающих «успокоить» семнадцатилетнюю девушку, которая от беспокойства юной плоти не может себе места найти, - много, а она хочет именно этого парня. ( «Понапрасну милых много – Об одном сердце болит»). При этом девушка говорит, что опыта любовного общения у нее нет в силу юного возраста, но все равно будет не против попробовать, «да и жалко отказать», если парень будет согласен с ней встретиться наедине. («Милый спрашивал любови, Я не знала, что сказать, – Молода, любви не знала, Ну и жалко отказать».)

Но при этом подчеркивает, что если вдруг он намерен на ней жениться, то нужно отложить встречу под луной на сеновале. Типа только после свадьбы. («Если я тебе невеста, Ты меня побереги».)

Ну, в принципе и все. Думаю, не будет преувеличением, если скажу, что куплет «Ах, Самара-городок, Беспокойная я, Беспокойная я, –Успокой ты меня» вслед за исполняющей с игривой интонацией певицей с каким-то упоением пела вся советская страна. Еще бы! В стране, где было табу на флирт, кокетство и вообще на намек на секс и интимное удовольствие, в стране где, женщины были уверены, что «В Советском Союзе секса нет», эта песня, а особенно этот баглановский куплет, не могла не пользоваться популярностью. Ну хоть какая-то отдушина, просвет в темном царстве Табу.

Кстати, во время моей данной импровизированной интерпретации в ушах почему-то звучала песня современных подростков: «Забирай меня скорей, увози за сто морей и целуй меня везде. Восемнадцать мне уже…» Говорят, что эта песня немало слез принесла юным созданиям, взявшим на вооружение слова этой песни и, как мантру, повторявших ее…

ПОСЯГАТЕЛЬСТВО НА МОРАЛЬНЫЙ ОБЛИК?

Что касается моей магистерской работы. В одной из глав я исследую книгу Фатимы Габитовой. Ее дневниковые записи и переписку. В частности, с отцом ее седьмого ребенка – знаменитым писателем Мухтаром Ауэзовым. Если выдержку из этой главы я опубликую как статью на радио Азаттык, то предполагаю, что получу немало возмущений и оскорблений в свой адрес – Мухтар Ауэзов в ваших и наших глазах ведь тоже святой. В письмах и дневниках его любимой женщины – подлый обманщик, подкаблучник, трус и всё такое.

И книга тоже посвящена широкому кругу читателей. И если я пересказываю содержание этих опубликованных писем, значит, читатели нашего веб-сайта Азаттык посчитают, что я посягаю на моральный облик великого писателя?

В любом случае спасибо всем за неравнодушные комментарии. Мне всегда интересно читать ваши отзывы. И я, уважаемый Алмат, не имею привычки комментировать свои же статьи под разными никами. Вызвало улыбку это ваше предположение. Зачем комментировать себя под ником? Все, что хотела сказать, написано в статье. И я предпочитаю свое время тратить не на писание комментариев – считаю, что лучше посвятить его новой статье. И мне интересны не собственные комментарии, а ваши мнения. Они, к счастью, разные. Разные люди – и разные мнения. Этим и хорош форум.

Из комментариев можно много о себе узнать. Особенно когда анонимные гости переходят на личность. Вызывают улыбку и другие подозрения. Когда пишут, что кто-то мне эту статью заказал. Про хиджаб решила высказаться: вердикт – кто-то заказал. Про рядовую больницу в Астане – заказ. То есть кто-то заказал недомогание моему ребенку.

Еще больше вызвал улыбку коммент на блог о воровстве обуви в мечети. Оказывается, тоже «заказ». И неожиданным открытием стало для меня то, что «заказчик» этого блога – серьезное учреждение, КНБ. Обувь в мечети – и КНБ. Разве не смешно?

Никогда не подумала бы, что этот блог про обувь в мечети – на его написание я в эмоциональном порыве затратила чуть больше десяти минут и еще два дня думала, отправлять или нет эту личную заметку на публикацию, – может иметь такую ценность, что кто-то даже присвоит себе авторство блога. Пишите. Знайте, что автору интересны любые ваши мнения – и умные, и злые – и даже домыслы. Особенно те, что вызывают улыбку.

С уважением,
Гульбану Абенова.

ОТ РЕДАКЦИИ: Уважаемые читатели, благодарим всех вас за интересную дискуссию по статье «Корни раболепия Розы Баглановой – в её голодной юности». Очевидно, что там рассматривались стандарты политической культуры в среде казахстанской интеллигенции и деятелей творчества, явление прислуживания авторитарному режиму за счет эксплуатации своей популярности в народе. Радио Азаттык продолжит эту тему в ближайшие недели еще в одной статье, где будут затронуты некоторые моменты из деятельности таких мастеров казахской культуры, как Асанали Ашимов, Бибигуль Тулегенова, Роза Рымбаева и некоторые другие.
  • 16x9 Image

    Гульбану АБЕНОВА

    Гульбану Абенова пишет для сайта Азаттык с августа 2008 года. Окончила исторический факультет Московского гуманитарного университета, училась на театрального критика в Национальной академии искусств, окончила магистратуру Евразийского национального университета по специальности «Социология». Работала в газете «Экспресс К», сотрудничала со многими другими казахстанскими изданиями. Член Союза журналистов Казахстана с 1999 года.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG