Доступность ссылок

В Казахстане cредний класс еще долго останется в зачаточном состоянии


На рынке китайских товаров в Алматы.

На рынке китайских товаров в Алматы.

Коррумпированные режимы на постсоветском пространстве душат экономическую и политическую активность среднего класса. Предлагаем вашему вниманию материалы совместного исследования Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

ВОЗНИКШИЙ ИЗ ХАОСА

Почему средний класс настолько слаб и что нужно для того, чтобы укрепить его? Но для начала необходимо понять, что такое «средний класс»?

В западных странах именно средний класс рассматривается как становой хребет демократического и процветающего общества. В Соединенных Штатах средний класс объединяет до 60 процентов населения. Туда входят профессионалы всех мастей: от учителей до офицеров полиции или менеджеров бизнеса.

Они платят налоги, исчисляемые в миллиардах долларов. Они активно участвуют в голосовании, играя главную роль в выборе тех, кто правит страной. Не последним для них является вопрос – как правят их страной?

Но в Евразии положение среднего класса плачевно. То, что должно быть средним классом, обладает очень хрупкой структурой. Одна из причин этой хрупкости состоит в том, что во многих странах посткоммунистического региона новый средний класс возник из хаоса, последовавшего после развала предыдущего стабильного порядка.

Выйдя из коммунистического пепла, заявил о себе немногочисленный, но вездесущий коммерческий класс с доходами, сопоставимыми с уровнем западного среднего класса. Но с очень специфическими ценностями.

Социолог независимого российского исследовательского Левада-Центра, Борис Дубин, так описывает ситуацию в своей стране: «Они
Они обычно не поддерживают ценности демократии и либерализма. Они принимают социальный, политический и экономический порядок, сформированный за последнее десятилетие. Это авторитаризм, в котором власти не отсоединены от собственности и в котором высшие руководители являются также главными совладельцами.
обычно не поддерживают ценности демократии и либерализма. Они принимают социальный, политический и экономический порядок, сформированный за последнее десятилетие. Это авторитаризм, в котором власти не отсоединены от собственности и в котором высшие руководители являются также главными совладельцами».

По словам Бориса Дубина, этот класс составляет 4-5 процентов населения и позиционирует себя как непреклонного сторонника существующего режима.

РУКА ОБ РУКУ С ВЛАСТЬЮ


Ценности этого коммерчески успешного сообщества резко контрастируют с той категорией населения, которая, по мнению многих аналитиков и обозревателей, могла бы составить основу среднего класса, – интеллигенцией советского типа.

Эта категория населения, в которую входят интеллектуалы, художники и многие неправительственные профессионалы. Они придерживались независимой и часто диссидентской позиции по отношению к партаппаратчикам, монополизировавшим политическую власть. Но интеллигенция была слишком зависимой, чтобы стать конкурентоспособной в постсоветской экономике России.

И в результате они были заслонены людьми бизнеса, которые поднялись, используя контакты с властью. Это восхождение явилось причиной драматического сдвига и послужило тому, что демократическое развитие и процветание были остановлены почти во всей Евразии.

Последствия очевидны. Автократы остаются при власти, и им не противопоставлены практически никакие серьезные оппозиционные партии, основанные на гражданском обществе.

Продолжает увеличиваться разрыв между богатой правящей элитой и бедным большинством населения. На российской политической сцене доминируют лояльные властям предприниматели и средний класс пребывает в затворничестве.

ПРОФЕССОР НА ЗАРАБОТКАХ

При этом идеи и концепции среднего класса остаются популярными среди рядовых граждан. Начиная от водителей такси и заканчивая малыми бизнесменами. Причем многие ценности, поддерживаемые ими, как это ни удивительно, совпадают с ценностями их визави на Западе.

Журнал «Экономист» провел исследование в развивающихся странах, согласно которому люди, считающие себя принадлежащими к среднему классу, в большинстве поддерживают демократию. В Украине, например, 65 процентов представителей среднего класса считают очень важным наличие честных выборов с участием как минимум двух сторон.

Правда, в этих странах существует еще одно определение среднего класса. Многие люди считают, что средний класс – это, скорее, интеллектуальная, нежели физическая работа, пусть и с меньшими заработками, чем те, которые можно получить за тяжелый физический труд.

Один из примеров являются учителя. В Таджикистане профессора являются одними из беднейших профессионалов. Они настолько низкооплачиваемы, что многие в летнее время подаются на заработки в Россию на строительство, где они могут получить гораздо больше денег, чем за свою профессуру. Но с началом учебного года они возвращаются домой на свою преподавательскую работу, и это дает им ощущение принадлежности к среднему классу.

Одним из важнейших смыслов статуса среднего класса для учителей в регионе является осознание того, что они помогают влиять на будущее своих стран.

КОРРУПЦИЯ И СРЕДНИЙ КЛАСС

В западных странах исторически сложилось, что средний класс стал потенциальной силой, отстаивающей своих сограждан в вопросах, связанных с государственным управлением.

Профессионалы и малые бизнесмены на постсоветском пространстве должны еще вырасти в такую силу. Есть несколько обстоятельств, почему это еще не произошло. Одно из них заключается в высоком уровне апатии и цинизма, связанном со специфическим опытом жизни в нестабильных условиях.

В странах бывшего Советского Союза экономическая необходимость заставляет многих людей с высокими социальными идеалами предавать эти самые идеалы в повседневной жизни.

Молдова демонстрирует один из таких примеров. Многие врачи и учителя, которые возмущаются по поводу коррупции в правительстве, вместе с тем признаются, что сами вынуждены идти на добавки к своим скудным государственным зарплатам, принимая подарки и взятки.

Коррупция и взяточничество в медицине повсеместны. Иногда это происходит в форме благодарности за усилия доктора в лечении больного. Но есть случаи, когда пациента заставляют платить деньги. И это большой позор и огромная проблема.
Один из опрошенных в исследовании молдавский врач Валериу Урсу так описывает этот процесс: «Коррупция и взяточничество в медицине повсеместны. Иногда это происходит в форме благодарности за усилия доктора в лечении больного. Но есть случаи, когда пациента заставляют платить деньги. И это большой позор и огромная проблема».

И как результат многие профессионалы предпочитают покинуть страну. Исходя из исследования, в целом до 27 процентов всей рабочей силы страны пребывает за рубежом.

Коррупция, распространенная в Молдове, наносит ущерб усилиям мобилизовать средний класс как основу гражданской или политической активности. Для того чтобы финансово поддерживать такую активность, гражданские группы должны рассчитывать на донорские пожертвования.

Это, в свою очередь, практически невозможно без доверия к организаторам политических акций в отношении того, что они не прикарманят выпрошенные фонды. Когда коррупция повсеместна, подобное доверие очень трудно заслужить.

ОБРЕЧЕННЫЙ БИЗНЕС

Но проблемы могут быть заложены еще глубже. Во многих постсоветских государствах до возникновения среднего класса и не доходило, поскольку организаторы либо подвергались активному удушению, либо вынуждены были сотрудничать с правящей элитой.

В экстремальных ситуациях подавление заканчивалось судебным преследованием и тюрьмой. В повседневной жизни государство применяет более простые формы контроля в виде хищных налогов или различных платежей, которыми облагается малый бизнес.

Налоги настолько высоки, что малый бизнес обречен в любых попытках развития. Доходы бизнесменов не позволят поддерживать гражданские движения и акции.

Есть два способа избавиться от налогов. Один – бежать из страны. Другой – стать частью режима. Так, вместо того чтобы развивать своих малые предприятия, бизнесмены в Армении, например, пытаются сохранить небольшой профиль, чтобы не привлекать внимания официальных служб.

В результате любая серьезная активность в стране пребывает в руках государства или его ближайших сторонников.

В энергетически богатых странах, таких как Азербайджан и Казахстан, правящие круги держат нефть и газ в своих руках в форме государственных монополий. Это, кроме всего прочего, позволяет держать независимый средний класс в постоянно зажатом состоянии.

В Азербайджане создана система нефтяного патронажа, доходы от которого идут непосредственно президентской семье, его ближайшим родственникам и всем тем, кто повязан опять же с главной семьей деловыми связями.

Это создает своеобразный сегмент среднего класса, полностью лояльного власти. Вместе с тем это обрекает на поражение любого, кто попробует преуспеть в бизнесе своим путем. Таких независимых предпринимателей очень легко оттесняют в сторону с помощью тех, кто связан с системой.

Вероятно, для сохранения стабильности Азербайджан тратит ежегодно вдвое больше средств на репрессивный аппарат, чем на социальные нужды.

Зарплаты силовикам-офицерам подняты сейчас на 4 процента, тогда как зарплаты учителям снизились на 5 процентов. Официальный Баку всячески «гарантирует», что никакого возникновения среднего класса не произойдет. Того класса, который смог бы стать силой для развития демократии.

Факел любых социальных перемен находится в других руках. На сегодняшний день политическую оппозицию режиму возглавляют исламисты, которые используют силу религии как свою главную организующую энергию.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG