Доступность ссылок

Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН зафиксировала самый большой рост цен за все время проведения мониторинга. Грядет и рост инфляции. Но власти Казахстана полагаются на административные меры.


В течение прошедших двух лет ведущие страны мира были озабочены валютными войнами. В последние месяцы эта проблема ушла на второй план. Ее место занял рост цен на продовольствие, а затем и на энергоносители, который подстегнул инфляционные процессы и затронул практически весь мир.

Согласно Продовольственной и сельскохозяйственной организации (ФАО) ООН, в феврале по отношению к январю индекс цен на продукты питания – зерно, масличные культуры, молочные продукты, мясо и сахар – возрос на 2,2 процента и достиг отметки 236 пунктов. Зафиксирован самый большой рост цен за все время проведения мониторинга ФАО с начала 1990 года.

По данным ФАО, наибольший рост цен отмечен на основные зерновые культуры – пшеницу, рис и кукурузу, рост которых составил 3,7 процента с июня 2008 года.

Естественно, специалисты ФАО бьют тревогу по поводу продолжающегося роста цен на продовольствие. «Внезапный рост цен на нефть может еще больше усугубить и без того опасную ситуацию на продовольственных рынках. Это приведет к еще большей нестабильности ценового прогноза, в то время как во многих основных посевных регионах должен начаться сезон посевов», – цитирует ФАО Давида Халлама, директора отдела торговли и рынков этой организации.

ИНФЛЯЦИЯ В КАЗАХСТАНЕ

Похоже, и в Казахстане рост инфляции и цен вознамерился побить все предыдущие рекорды. Даже в начале печально-рекордного 2007 года не было подобных стремительных темпов роста. Если в январе инфляция была равна 1,7 процента, то в феврале она выросла еще на 1,5 процента. Темпы роста цен на продукты питания также бьют рекорды: по сравнению с февралем 2010 года цены в феврале текущего года выросли на 13 процентов.

Агентство по статистике Казахстана сообщает: «В прошедшем месяце повышение цен отмечено на хлебопродукты и крупяные изделия на 1,8 процента, гречневую крупу – на 19,6 процента, пшено – на 5,6 процента, муку – на 4,3 процента, перловую – на 4 процента, макаронные изделия – на 1,8 процента, хлеб – на 0,4 процента. Овощи свежие подорожали на 8,5 процента, картофель – на 3,5 процента, фрукты – на 2,9 процента. Уровень цен на сахар стал выше на 5,4 процента, молоко сырое – на 3,6 процента, масло и жиры – на 2,4 процента, мясо и птицу – на 2,1 процента, кисломолочные продукты – на 1,7 процента».

Средние цены по стране на некоторые виды продуктов питания в феврале, по данным агентства, составили на пшеничный хлеб из муки первого сорта – 76 тенге, на рис – 215 тенге, на лопаточно-грудную часть говядины – 815 тенге, на масло сливочное – 1176 тенге, на молоко – 110 тенге, на сахар-песок – 205 тенге. В анализе нашего радио Азаттык следует подчеркнуть, что все эти цифры - официальная статистика.

АДМИНИСТРАТИВНЫЙ МЕТОД

Вновь, как и прежде, власти Казахстана видят пути выхода из создавшейся ситуации только в административном ресурсе. Выступая на расширенном заседании фракции «Нур Отан» в парламенте в середине февраля, премьер- министр Карим Масимов обещал жестко спросить с виновных лиц за необоснованное повышение цен на продукты питания. По его мнению, причинами повышения цен на продукты питания являются общее повышение цен в мире и недобросовестная конкуренция, информирует агентство «Казинформ».

Григорий Марченко, председатель Национального банка Казахстана.
Безусловно, рост цен на продукты питания в Казахстане связан как с общемировой тенденцией, так и с внутренними конкурентами, готовыми поживиться на ситуации. И все же сложилась парадоксальная ситуация: существуют экономические рычаги, способные остановить рост цен (например, стимулирование производства продуктов питания), но правительство почему-то использует их слабо. Более того, как сообщало наше радио Азаттык, казахская оппозиция считает, что власти с трудом удерживают рост цен. Причем эти усилия сиюминутны, поскольку происходят во имя выборов, а не для коренного решения проблемы роста цен.

«ГОЛЛАНДСКАЯ БОЛЕЗНЬ»

Если глобальное повышение цен на продукты питания и энергоресурсы подстегивает инфляцию в той части мировой экономики, которая связана с импортом данных товаров, то в другой ее части это связано в большей мере с экспортом. В подобных случаях инфляция вызывается притоком огромных валютных поступлений, а экономика не в состоянии переварить их.

Более того, можно сказать, что казахстанская экономика постепенно начинает страдать «голландской болезнью», суть которой заключается в укреплении курса национальной валюты. Скорее всего, премьер-министр понимает это, о чем свидетельствует весьма интересный диалог Карима Масимова с председателем Национального банка Казахстана Григорием Марченко на том же заседании в мажилисе.

«У меня есть определенная претензия к Национальному банку и Григорию Александровичу лично... Хотел бы сказать, что мы чрезмерно укрепляем валюту и это сказывается на нашей конкурентоспособности», – сказал Карим Масимов. В ответ Григорий Марченко заявил: «Мы думаем, что эта тенденция в ближайшее время меняться не будет».

По сообщению Национального банка, если за весь 2010 год банком было куплено два миллиарда долларов, то в январе – феврале и в начале марта 2011 года уже около 5,5 миллиарда долларов. Чрезмерная покупка иностранной валюты Национальным банком означает включение печатного станка и выброс на внутренний рынок дополнительной тенговой массы, что без сомнения дестабилизирует цены и разгоняет инфляционный процесс.

В январе 2011 года денежная масса в стране выросла на 0,7 процента и достигла отметки 8,61 триллиона тенге, депозиты банков второго уровня и других организаций в Национальном банке выросли на 9,6 процента и достигли 1,39 триллиона тенге. Таковы данные на сайте Нацбанка. Учитывая ответ Григория Марченко, что тенденция останется без изменений, остается ждать, насколько хватит сил и возможностей у Нацбанка продолжать скупать валюту, а у банков второго уровня привлекать депозиты.

Однако уже 23 февраля на пленарном заседании мажилиса премьер-министр Карим Масимов положительно охарактеризовал повышение цен на энергоресурсы и на экспортные товары, поскольку, мол, это дополнительные доходы, которые позволяют вносить уточнения в бюджет, сообщает «Казинформ». С другой стороны, он сослался на трудности 2008 года: «В конце 2011 – начале 2012 годов не исключено, что нам придется бороться с проблемами возвращения финансового кризиса».

Некоторые западные экономические эксперты заговорили об угрозе для восстановления мировой экономики, если цена нефти достигнет 120 долларов. При цене в 140 долларов ситуация может стать катастрофической.

Тем временем 28 февраля Национальный банк объявил об отмене коридора колебаний обменного курса тенге и о переходе к режиму управляемого плавающего обменного курса тенге. За десять мартовских дней тенге успел потерять 0,32 своей первоначальной стоимости, или укрепиться по отношению к доллару. Чрезмерное же укрепление тенге может поставить экономику Казахстана, в особенности обрабатывающие отрасли, в затруднительное положение.

Что же «голландская болезнь»? Она предполагает перемещение финансовых ресурсов из обрабатывающего сектора экономики в сырьевой и сервисный сектора, чьи вклады в создание добавочной стоимости гораздо ниже. Наглядный пример – в структуре внутреннего валового продукта Казахстана за 2010 год. Здесь доля производства товаров занимает 44,2 процента, услуг – 52,8 процента, при этом в доле производства товаров не указана доля сырьевого сектора. Данная тенденция в экономике Казахстана сохраняется на протяжении последних десяти лет.

ПУТИ ВЫХОДА

9 марта председатель Нацбанка Казахстана Григорий Марченко объявил о необходимости внесения корректировки в официальный прогноз инфляции: «... он может быть пересмотрен, но точно не в сторону понижения», сообщает агентство «Новости-Казахстан». С этого же дня Нацбанком повышена ставка рефинансирования с 7 до 7,5 процентов.

Карим Масимов, премьер-министр Казахстана.
Если инфляция и цены в ближайшее время будут расти подобными темпами, то это напрямую отразится на уровне благосостояния населения. В этом случае особенно пострадают пенсионеры, студенты, работники бюджетной сферы, что вынудит правительство принять решение повысить социальные выплаты и зарплаты, а это дополнительные расходы бюджета и новый виток роста цен и инфляции.

При сохранении данной тенденции и у Национального банка практически не останется рычагов для борьбы с инфляцией доступным ему способом. Повышение ставки рефинансирования или обязательных норм резервирования напрямую отразится на ликвидности банков второго уровня и на процентах выдаваемых кредитов, которые и без того высоки. К тому же, желая оживить банковский сектор, Национальный банк Казахстана и агентство по финансовому контролю готовят документ с целью сократить объем сомнительных кредитов банков второго уровня. По моим подсчетам, сделанным для радио Азаттык, сумма сомнительных кредитов составляет ни много ни мало 6,2 миллиарда долларов.

Учитывая мировой опыт, «излишки» нефтедолларов нужно инвестировать в обрабатывающие отрасли промышленности, связанные с конечным выпуском готовой продукции. Нужно строить, развивать и стимулировать именно эти отрасли, для чего необходимы долгосрочные кредиты с невысокими процентными ставками. Иначе излишек денежной массы станет обузой для экономики. Либо придется продолжать аккумулирование нефтедолларов на счете Национального фонда, что малоэффективно.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG