Доступность ссылок

Критический комментарий на статью Кадыржана Аскарова


Активисты президентской партии "Нур Отан" празднуют победу на парламентских выборах. Астана, 16 января 2012 года.

Активисты президентской партии "Нур Отан" празднуют победу на парламентских выборах. Астана, 16 января 2012 года.

На сайте радио Азаттык на прошлой неделе, 19 января, была опубликована статья оппозиционного политика Кадыржана Аскарова с критикой властей Казахстана, которые, по его мнению, проводят политику государственного экстремизма. Другой наш автор спорит с ним.


Содержание статьи Кадыржана Аскарова у людей, более или менее знакомых с политической грамотой, имеющих зачатки аналитического мышления и пристально следящих за ситуацией в Казахстане последние 20 лет, должно вызвать ряд вопросов и суждений. Например, таких.

1. По поводу «политического экстремизма». Если уж эксперты недооценивают значение такого явления, как политический экстремизм, то что же можно сказать о представителях политических, так называемых оппозиционных партий.

О рядовых членах казахстанского общества (сразу оговорюсь, не гражданского общества — его-то у нас как раз таки и нет; власть, со слов советника президента Казахстана Ермухамета Ертысбаева, только-только намеревается строить его) и вовсе речи быть не может. Они заняты повседневным трудом с целью заработать на хлеб.

2. Иллюзий в отношении демократичности и гуманности верховной власти у образованной (а не просто дипломированной) части казахстанского общества никогда не было. Что касается остальной массы населения, то ей безразлично, какая по сути своей верховная власть.

Мир в стране, есть работа, живем более-менее не впроголодь, пусть и на кредиты, — и на том спасибо. И хоть тысячу статей, подобных анализируемой, опубликуй и прочти среди простого народа, результат будет практически нулевой. И почему, думаю, объяснять не надо.

Итак, ясно, что большая часть народа живет хлебом единым, а не интересом к теоретическим изысканиям, в которых наличествуют такие термины, как «иллюзии», «демократичность», «гуманизм». Для примера советую сходить на Зеленый базар в Алматы или побеседовать с трудягами: нефтяниками, сталеварами, шахтерами, земледельцами и другими.

3. Равных Ермухамету Ертысбаеву по уровню теоретической подготовки, широте кругозора и эрудированности, умению блестяще пользоваться ключевыми принципами ораторского искусства как в устной, так и в письменной форме, по филигранным, порой изощренным способностям использовать любого рода факты в политической риторике, по степени информированности и, наконец, ангажированности существующим политическим режимом (в данном случае я пользуюсь этим термином чисто в политологическом смысле) нет ни среди высококвалифицированных гуманитариев в вузах и различного рода НИИ страны, ни в «Нур Отане», который за 10 лет своего существования вряд ли удосужился осуществить подготовку из числа молодежи достойной смены Ертысбаеву, ни тем более в «мозговом центре» оппозиционных партий.

Этого его политические противники и соперники либо не хотят признавать, либо признают молча, с зубным скрежетом. Я всецело разделяю высказанное когда-то одним из моих коллег из дальнего зарубежья мнение о том, что Нурсултану Назарбаеву крупно повезло с таким советником и что аналогов ему нет практически на всём постсоветском пространстве.

4. Власть действительно берут, а не выклянчивают. Здесь нет ничего провокационно-экстремистского. Это аксиома в политике. И это аксиома для действительных политиков, а не для людей, которые ничтоже сумняшеся называют себя политиками и в течение 10 и более лет занимаются «политическим словоблудием». И действующая власть с действительными политиками должна бороться и борется всеми доступными методами. И это тоже аксиома.

5. Не могли слова Ермухамета Ертысбаева толкнуть «нефтяников на решительные, самостоятельные действия и длительную забастовку». По причинам, сказанным выше, в пункте 2.

6. Это что же за оппозиция, которая поддается на «подталкивание», на «провокацию»? Власть, если она серьезная, — а сомнения в этом плане вряд ли Лидеры и активисты ОСДП жгут протоколы избирательных комиссий после парламентских выборов. Алматы, 17 января 2012 года.

Лидеры и активисты ОСДП жгут протоколы избирательных комиссий после парламентских выборов. Алматы, 17 января 2012 года.

у кого-нибудь из здравомыслящих есть — всегда должна быть готова и действительно готова к подавлению политических противников всеми доступными методами. (Примеров тому в новейшей политической истории Казахстана более чем достаточно.) Это аксиома, которая описана в вузовских учебниках политологии, где есть целые разделы о вкладе Макиавелли в мировую политическую мысль.

7. В Казахстане и на самом деле ничего не зависит от воли избирателя. Если и зависит, то эта воля избирателю либо навязана, либо предложена в такой форме, что он ее принимает за свою. И здесь вина лежит не на власти и на избирателях, которые далеки от политики и живут по принципу «Хлеба и зрелищ». Это тоже аксиома. И практически все избирательные кампании последних 20 лет наглядное тому свидетельство. Ермухамет Ертысбаев, перечисляя методы и способы борьбы властей предержащих за судьбу избирательных кампаний, ничего нового или сенсационного не сказал. Всё это есть в учебниках политологии.

8. Нравится это кому-либо или нет, но в политике нет и не может быть окостенелости, догматизма и прямолинейности. Гибкость и еще раз гибкость, которую оппоненты обозвали «конъюнктурщиной». Если оппоненты придут к власти, то они будут просто идиотами, если не будут пользоваться теми же методами и способами. Других просто нет и быть не может. И это тоже аксиома.

9. Насчет акимов и членов избиркомов, воспринимающих слова статусного советника как прямое руководство к практическим действиям. Это, пожалуй, из области фантастики. Ермухамет Ертысбаев письменно и устно выступает не для акимов и членов избиркомов. Последние руководствуются четкими и недвусмысленными инструкциями вышестоящих органов, а за то, в какой мере и с каким служебным рвением они это осуществляют, советник президента ответственности не несет.

10. Насчет министерства внутренней безопасности США и особого списка. Это явный перебор. Факт притянут за уши и к контексту анализируемой статьи не имеет никакого отношения. Это всего лишь дешевый, но широко практикуемый прием нечистоплотной журналистики. Кто же станет отрицать, что в Казахстане имеется ТЕНДЕНЦИЯ создания различного рода экстремистских организаций религиозного (и прежде всего исламистского) толка.

Власти вдоволь заигрывались с исламом: строили мечети, посылали молодежь учиться в страны Ближнего Востока, широко практиковали платный и дорогостоящий хадж в Мекку, открывали телеканалы и тому подобное, а в плане социально-экономическом допускали в силу ряда объективных и особенно субъективных причин зияющие провалы. Результат налицо.

И очень жаль, что пример Узбекистана вовремя не был изучен аналитиками спецслужб и других организаций, призванных отслеживать тенденции, имеющие место в ближнем зарубежье. Ведь в Узбекистане еще в конце 1980-х годов так начали активно заигрывать с исламом и ничего не делать в плане развития экономики, что в 1990-е годы участников мощной волны ваххабизма в Ферганской долине пришлось затем содержать в концентрационных лагерях на плато Устюрт, на бывших советских военно-химических полигонах.

11. «Эксперты отмечают, что внутренний государственный политический экстремизм представляет более высокую степень общественной опасности по сравнению с другими видами экстремизма, так как, проникая во все области общественной жизни, затрагивает жизненно важные интересы абсолютного большинства граждан и угрожает безопасности международного сообщества». По-моему, то же самое провозглашали США через Госдепартамент, когда готовили удар по Ираку, в чем им подыграли их политические союзники в лице премьера Великобритании.

12. О каком конструктивном сотрудничестве правящей партии «Нур Отан» с партией «Азат», то бишь ОСДП, можно говорить? Это в России ЛДПР конструктивно сотрудничает с «Единой Россией» на деле, хотя на словах ее лидер активно критикует всех и вся, кроме первых лиц. КПРФ занимается политикой ради политики. И давно не бедствует. А находись казахстанская оппозиция в мажилисе, то дальше дешевой демагогии и спекуляций она бы не пошла. Достаточно для этого почитать так называемую оппозиционную прессу.

13. «Именно отсутствие в мажилисе реальных представителей народа накапливает проблемы и, как следствие, ведет к социальным конфликтам». По форме — верно. В мажилисе нет реальных представителей народа. Если и были, то только в начале 1990-х годов. По сути — нет. Мажилис не призван решать социальные проблемы. Это законодательный орган. Если выступают с речами, в которых сквозит какая-либо социальная проблема, то это популизм.

Социальные проблемы в Казахстане частью остались от советского прошлого, частью явились следствием близорукой политики властей всех уровней, частью — инфантильности значительной части населения, причем городского. Ипотечниками занимались частные фирмы, а не власть и государство.

Спекуляции на тему заключенных казахстанских тюрем — излюбленная тема некоторых оппозиционных СМИ. Здесь — никто не спорит — есть достаточно проблем. Но они — суть отражение проблем казахстанского общества, результат издержек той политики, которую осуществляла нынешняя власть, решая многие свалившиеся на голову проблемы зачастую методом проб и ошибок.

14. «Выслуживаясь перед руководством, Ертысбаев опустился до самой настоящей лжи, направленной на формирование в обществе рабской психологии и утверждающей диктатуру власти. Трудно расценить по-иному его "историческое открытие". «…То, что происходит в Жанаозене, абсолютно не характерно для казахского менталитета… Казахи никогда не выступали против центральной власти, никогда».

Как это ни печально для автора статьи, но Ермухамет Ертысбаев не лжет. И его слова не направлены на формирование в обществе рабской психологии и утверждение диктатуры власти.

Нельзя формировать то, что уже давно сформировалось. Это только на словах говорится о том, что казахстанцы, в том числе и казахи, — свободные граждане свободной страны. Но при этом общеизвестно, что 70 лет советского тоталитаризма отнюдь не прошли бесследно для нашего казахстанского менталитета.

Коммунистическая эпоха сформировала, не будем этого скрывать, у подавляющей части населения причудливый симбиоз раба и господина: когда мы рабы по отношению к вышестоящим и господа по отношению к нижестоящим.

Немногочисленный контингент свободолюбивых отстреляли либо сгноили в лагерях. Выжившие на генетическом уровне передали потомкам смирение и кротость, страх перед властью и тому подобные черты поведения. Если к этому прибавить кочевой менталитет, важным компонентом которого было уважение, граничащее зачастую с низкопоклонством к вышестоящим (султанам, биям, баям и тому подобным), чинопочитание, то ясно, какие черты характера превалируют в казахстанском, в том числе казахском, менталитете.

Если сегодня просмотреть многочисленные комменты на сайтах радио Азаттык, «Республики» и других, то там открыто пишут, что казахстанцы рабы, раз терпят и любят свою власть. Ермухамет Ертысбаев не утверждает диктатуру власти. Ее утвердили сами казахстанцы, «отдавая» 80–90 процентов за президента Нурсултана Назарбаева, отдавая ему свою судьбу, «голосуя за мир, спокойствие и благополучие». Критикуя Ермухамета Ертысбаева за его суждение о том, что «казахи никогда не выступали против центральной власти», автор статьи использует аргументы, сила которых явно недостаточна, чтобы опрокинуть доводы оппонента.

Бухар Жырау, устроив публичную отповедь хану Аблаю, не посягал и не думал посягать на его власть. Специфика эпохи и статус оппонента допускали подобные публичные выступления, хан Жангир был сателлитом царских чиновников, а не полновластным правителем далеко не суверенного Букеевского ханства. Лидеров Алаш Орды — чистокровных казахов — Жительница Жанаозена Улмекен Доспаева на избирательном участке в день голосования на выборах в парламент. 15 января 2012 года.

Жительница Жанаозена Улмекен Доспаева на избирательном участке в день голосования на выборах в парламент. 15 января 2012 года.

энкавэдэшники «подмели» во второй половине 1930-х, когда они были всего лишь советскими чиновниками и даже не помышляли о борьбе против существующего режима: у них на это хватало ума.

Желтоксановцы — все казахи. Но в подоплеке тех событий много еще неясного. Хотя с большой долей уверенности можно считать, что молодежь квалифицированно спровоцировали на мирное выступление представители элит, боровшихся за власть, а затем «кинули». При всём уважении к Жумабеку Ташенову, «выступившему против диктата тогдашнего хозяина Кремля Никиты Хрущева и пожертвовавшему всем личным во благо народа и целостности Казахстана», следует отметить, что он пожертвовал личным, но не жизнью, как его предшественники в 1937 году.

Против несправедливости центральной власти казахи выступали, но не всегда, а периодически, когда власть ломала основы всей жизни, как это было в период коллективизации. Выступали и сами представители этой власти, но максимум районного или окружного уровня. Из 372 восстаний, имевших место в 1929–1931 годах на территории Казахстана, в которых участвовало 80 тысяч человек, только 25 было вооруженных, остальные — невооруженные акции протеста.

15. По поводу Жанаозена. Безусловно, это стратегический просчет Акорды. Власть, строя капитализм, оказалась неготовой действовать «по-капиталистически», то есть предупреждать социальные конфликты, гасить их квалифицированными мирными способами, использовать в крайних случаях арсенал средств не боевого характера. Эта неготовность вытекает из того, что капитализм строят люди с советским, «социалистическим» воспитанием и соответствующим менталитетом.

Отсюда и трагедия Жанаозена. С известной долей натяжки можно, конечно, считать, что поведение властей в Жанаозене — это проявление государственного экстремизма. Но этому госэкстремизму далеко до сталинизма и соответствующих репрессий против ВСЕГО народа, которые небезосновательно считают, как и фашизм, проявлением террористической диктатуры. Время не то, да и лидеры не те.

Конфликт на самом деле локален. Хотят того или нет противники режима, но весь Казахстан не бастует и большая часть казахстанцев за президента. Главное, что власть делает соответствующие выводы, раз намерена ускорить строительство гражданского общества в Казахстане.

Резюмируя вышесказанное, отмечу, что содержание статьи характеризуется наличием в ней эмоционального надрыва, «спазма в горле», переборами и передергиванием, местами есть пассажи, достойные «лучших» произведений отечественной и зарубежной (российской) ангажированной журналистики, претендующей на остропублицистический характер. Но на самом деле статья является обыкновенной кустарной поделкой, далекой от подлинного анализа и не способной мобилизовать читателей на позитивную, созидательную деятельность, направленную на решение острых проблем, стоящих перед казахстанцами.

Турганбек Алланиязов - кандидат исторических наук, профессор Жезказганского университета.

Автор в данной статье выражает личную точку зрения, которая может не совпадать с позицией радио Азаттык.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG