Доступность ссылок

Что сулит Казахстану Таможенный союз с 1 июля?


Слева направо: президенты Беларуси Александр Лукашенко, Казахстана - Нурсултан Назарбаев и России - Дмитрий Медведев на саммите Таможенного союза. Москва, 9 декабря 2010 года.

Слева направо: президенты Беларуси Александр Лукашенко, Казахстана - Нурсултан Назарбаев и России - Дмитрий Медведев на саммите Таможенного союза. Москва, 9 декабря 2010 года.

Функционирование Таможенного союза неизбежно приведет к дальнейшему росту цен в Казахстане, считают участники круглого стола радио Азаттык. По их мнению, этот проект выгоден России, которая усиливает влияние в Центральной Азии.


С 1 июля 2011 года на границах России, Беларуси и Казахстана отменяется таможенный контроль. Согласно соглашениям, с этого дня весь таможенный контроль будет осуществляться за пределами внутренних границ стран – участников Таможенного союза.

Что происходит на казахстанско-китайской границе сегодня? Что сулит Казахстану предстоящая отмена таможенного досмотра граждан в границах Таможенного союза?

Эти вопросы обсудят участники очередного круглого стола радио Азаттык. В нем принимают участие: Геннадий Шестаков - председатель совета Казахстанской ассоциации таможенных брокеров; Тимур Назханов - вице-президент Независимой ассоциации предпринимателей Казахстана; Дерья Атабаев - экономический обозреватель радио Азаттык; Уалихан Кайсаров - бывший депутат парламента, бывший претендент на пост президента Казахстана.

Модератор круглого стола – сотрудник радио Азаттык Султан-Хан Аккулыулы.

ВЕРЕЩАГИН ВЕРНУЛСЯ

Ведущий:

– Что на самом деле происходит сейчас на таможенных постах на казахстанско-китайской границе накануне отмены досмотра в границах Таможенного союза?

Геннадий Шестаков:


– Во-первых, речь идет не об отмене досмотра, а о полной отмене таможенного контроля. Досмотр в лучшем случае проводился в 20–30 процентах случаев. Но таможенный контроль производился на весь транзитный транспорт. Сейчас отменяется полностью таможенный контроль, и все контролирующие органы – ветеринарный, санитарный, транспортный контроль - перемещены вовнутрь. То есть будет какое-то упрощение.

Ведущий:

– По нашей информации, согласно достигнутым соглашениям, страны – участники Таможенного союза должны обменяться таможенниками. Однако на таможенных постах Казахстана уже присутствуют российские сотрудники, тогда как их казахстанские коллеги или еще не добрались до таможенных постов России, или их не допускают. Господин Кайсаров, вы можете дать объяснение этому?

Уалихан Кайсаров:


Ввиду того, что Российская Федерация больше всего заинтересована в том, чтобы противостоять контрабандному потоку груза со стороны Беларуси и Казахстана, она уделяет особое внимание именно казахстанско-китайской границе. Поскольку Казахстан находится на Великом шелковом пути и огромные потоки транзитного груза проходят из стран Европы в Китай и из Китая в европейские страны, в том числе в Российскую Федерацию, в Украину и Беларусь. Естественно, Россия не заинтересована, чтобы через наши границы это проходило контрабандным путем. Она достаточно уверенно чувствует свою правоту, требуя от наших спецслужб наведения порядка.

Оппозиционный политик Уалихан Кайсаров.
Другой вопрос, насколько Казахстан может повлиять на ситуацию на таможенных постах, которые находятся на территории Российской Федерации и Беларуси?

Даже если таможенники Российской Федерации будут частично работать и на казахстанских таможенных постах, а наши таможенники будут работать на постах Беларуси и Российской Федерации, то, в принципе, сама по себе тема коррупции не отпадет. Просто эти верещагины начнут договариваться между собой. Поэтому сам факт обмена специалистами эту проблему не решит.

Скорее всего, проблема должна быть решена таким образом, чтобы сами предприниматели могли каким-то образом принимать участие в разработке законодательной базы и различных нормативно-правовых актов, а также непосредственно, как общественные организации, иметь свою долю контроля на этих таможенных постах. Только с участием общественности можно будет каким-то образом навести порядок на границе.

Для решения проблемы нужна в первую очередь политическая воля самих глав государств и должна быть политическая воля руководителей этих ведомств. Бывшие руководители спецслужб, которые специально направлялись на таможенные посты, не смогли решить эту задачу. Задача будет решена только с участием первых лиц государств, которые будут заинтересованы в решении этой проблемы. На сегодняшний день я, к сожалению, полагаю, что именно эти люди заинтересованы в провозе контрабандных грузов, потому что многие из них имеют свою долю в этом контрабандном бизнесе.

«МЫ НЕ ДОБИЛИСЬ СНИЖЕНИЯ ЦЕН»

Ведущий:

- Господин Атабаев, после отмены таможенного досмотра на внутренних границах Таможенного союза товаропоток в сторону России может резко увеличиться за счет товаропотока из Китая. Существует мнение, что отмена таможенного досмотра выгодна прежде всего России. Вы согласны с ним?

Дерья Атабаев:


– Да, я согласен с этим мнением. Дело в том, что члены Таможенного союза должны выработать единые правила игры на постах. Когда создавался Таможенный союз, решили унифицировать таможенные ставки. При этом в трех странах таможенные тарифы совпадали на 40 процентов. По 11 тысячам товаров они вообще не совпадали. Теперь, в связи с тем, что Казахстану нужно было менять 55 процентов таможенных ставок, – причем эти ставки должны были идти в сторону увеличения – он зарезервировал перечень из 400 позиций, по которым ставки до 2014 года остаются на низком уровне.

Предприниматели будут пользоваться этим, чтобы товары, входящие в этот льготный перечень, провозить в больших количествах. При этом будут выбирать такие товары, которые необходимы не в самом Казахстане, а, допустим, в России, что в какой-то степени будет наносить урон российской экономике. Таких нестыковок в Таможенном союзе достаточно.

Ведущий:

– Господин Назханов, может ли отразиться на ценах в Казахстане отмена таможенного досмотра в границах Таможенного союза?

Тимур Назханов:


Вице-президент Независимой ассоциации предпринимателей Тимур Назханов.
– Я думаю, будет продолжаться рост цен на товары, которые проходят через наши границы или идут в обороте внутри страны. Почти полтора года существования Таможенного союза показали, что, став его членом, мы не добились снижения цен на товары, скорее, наоборот. Конечно, на это много факторов влияет, в том числе и то, что сам Казахстан почти ничего не производит, фактически всё завозит из других стран и в первую очередь из Китая.

Поэтому до тех пор, пока Казахстан не будет производить хотя бы половину товаров, которые он потребляет, будет продолжаться поток товара из Китая, в том числе контрабандный, и цены на товары не будут снижаться. Следует учитывать, что стоимость энергоносителей повышается, мы фактически подстраиваемся под российские цены и в дальнейшем это априори: если повышается цена на бензин, то идет повышение цен на все товары и продукты, которые мы потребляем. Это мы наблюдаем в последние пять-шесть месяцев.

Ведущий:

– Господин Шестаков, на ваш взгляд, предпримут ли власти Казахстана какие-то меры, чтобы не допустить роста цен в стране?

Геннадий Шестаков:


– К сожалению, учитывая, что мы вступаем во Всемирную торговую организацию, то по ее законам и нормам цены на энергоносители как внутри страны, так и на экспорт должны быть одинаковыми. Хотим мы этого или не хотим, у нас литр бензина будет стоить от одного евро до полутора. То есть мы придем к тому, что есть в Европе.

Ведущий:

– Господин Кайсаров, какую цель преследуют власти Казахстана, войдя в Таможенный союз?

Уалихан Кайсаров:


– Таможенный союз для Казахстана имеет в первую очередь форму декоративного оформления – вот, мы становимся Таможенным союзом, становимся единым государством, наш авторитет поднимается, наша экономика растет. Реально, конечно, всё происходит совершенно наоборот: цены на энергоносители пока поднимаются, экономика Казахстана растет, поскольку, мы знаем, две трети валового внутреннего продукта Казахстана составляет доход только от нефтяного сектора. Я уж не говорю о секторах цветных металлов, или черных металлов, или газа.

Именно Казахстан станет более застолбеневшим сырьевым придатком не только мирового сообщества. Из-за России и Беларуси мы будем терять свои собственные доходы.
Поэтому то, что экономика растет, – это является профанацией. Цены на основные продукты питания в Казахстане выросли в диапазоне от 40 процентов до 200 процентов. Тарифы на коммунальные услуги поднялись за последние пять лет почти в два с половиной раза – в некоторых регионах почти в четыре. Это всё говорит о том, что экономическая политика правительства никудышная. И на этом фоне, естественно, нужно создавать иллюзию того, что перспективы у нас радужные, что у Казахстана будет светлое будущее. Если разобраться, то фактически Таможенный союз для простого населения Казахстана ничего, кроме повышения цен, не сулит, а для среднего и малого бизнеса – тем паче.

Российская Федерация поступает очень грамотно: во-первых, открывает основные рынки сбыта на территории Содружества Независимых Государств – это и Казахстан, и Беларусь; во-вторых, закрывает границы для товаров, которые составляют конкуренцию для собственного среднего и малого бизнеса. Нужно учитывать, что в Российской Федерации очень хорошо развита легкая и перерабатывающая промышленность, а в Казахстане этого нет. Поэтому закрытие границы от китайских миницехов, минилиний, различных запасных частей для казахстанских предпринимателей будет иметь очень тяжкие последствия.

Кроме того, мы знаем, что цены Российской Федерации на основные продукты питания и на многие товары народного потребления всегда были выше, чем в Казахстане. Поэтому открытие границ между Казахстаном и Российской Федерацией неизбежно приведет к тому, что цены будут подниматься и в Казахстане независимо от того, как будет расти реальный доход населения.

Первым подтверждением этого является то, что цены на основные энергоносители – дизельное топливо и бензин – в Казахстане подскочили буквально в мае. Министр нефти и газа предупредил, что с первого июля, в принципе, цены станут такими же, как и в России. Какие цены сегодня в России – мы все прекрасно знаем. Поэтому говорить о том, что это выгодно Казахстану, я бы не стал.

Скорее всего, это будет невыгодно в первую очередь для населения Казахстана; во-вторых, для малого и среднего бизнеса. Именно Казахстан станет более застолбеневшим сырьевым придатком не только мирового сообщества. Из-за России и Беларуси мы будем терять свои собственные доходы.

«ВПЕРЕДИ ЭКОНОМИКИ БЕЖИТ ПОЛИТИКА»

Ведущий:

– Какая из трех стран – участников Таможенного союза получит больше экономической или политической выгоды от отмены таможенного досмотра?

Геннадий Шестаков:


Геннадий Шестаков, председатель совета Казахстанской ассоциации таможенных брокеров.
– Выгода будет взаимная у всех, потому что исчезает таможенный контроль и контроль ветеринарный, санитарный и транспортный. Только в этом месте выгода будет у всех. Но администрирование, связанное с торговлей внутри Таможенного союза, просто ухудшило обстановку.

Если я раньше в России мог подать один экспортный документ, оформить транзитную декларацию на границе и оформить один импортный документ в Казахстане, то теперь мне нужно подать четыре – в Россию и три – в Казахстане. Поэтому именно на границе выгода будет, в остальном – мы просто теряем.

Ведущий:

– Господин Атабаев, как вы считаете: какова приоритетная цель Кремля в создании Таможенного союза – имперские амбиции или экономические интересы?


Дерья Атабаев:

– Безусловно, впереди экономики бежит политика. Бывший президент, а ныне премьер-министр Владимир Путин всегда был сторонником реанимирования бывшего Советского Союза. Поэтому это прежде всего политическая, а не экономическая стратегия. Тем не менее, на мой взгляд, Россия, взяв на себя такие обязательства и став локомотивом в Таможенном союзе, играя важную политическую роль в нем, должна взять на себя и бремя экономического лидера.

О выгоде Казахстана в Таможенном союзе: естественно, власти Казахстана в первую очередь сделали политический шаг, а экономике была оставлена вторая роль.
Если вдруг экономика Беларуси начинает буксовать, то ее кто-то должен спасать. Я не думаю, что Казахстан настолько силен, чтобы вытаскивать экономику Беларуси. Это может сделать только Россия, как например сейчас Германия вытягивает Грецию. Мы видим, что иного выхода из этой ситуации нет – либо евро рухнет при дефолте Греции, либо нужны какие-то подвижки. Аналогично и в Таможенном союзе.

О выгоде Казахстана в Таможенном союзе: естественно, власти Казахстана в первую очередь сделали политический шаг, а экономике была оставлена вторая роль.

Ведущий:

– Господин Кайсаров, чьих интересов больше в создании Таможенного союза? И каких?

Уалихан Кайсаров:


– Однозначно, это в первую очередь интерес Российской Федерации. Во-вторых, Таможенный союз может быть выгоден с казахской стороны тем предпринимателям, которые раньше работали только с Российской Федерацией и Беларусью. Но таких, надо отметить, процентов три или четыре из общего числа предпринимателей. Отвечая на ваш вопрос, хочу сказать, что это выгодно в первую очередь Российской Федерации – экономически и политически, потому что она становится самым важным игроком в Центрально-Азиатском регионе.

В стороне остаются США, европейские государства, Китай и Индия. Именно Россия здесь обретает ведущие дипломатические позиции и становится самым ведущим политическим игроком в этом регионе.

Ведущий:

– Уважаемые господа, на этом радио Азаттык завершает круглый стол. Редакция благодарит вас за участие в дискуссии.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG