Доступность ссылок

На госслужбе доминируют «комсомольцы» и «болашаковцы»


Здание Акорды, резиденции президента Казахстана. Фото с официального сайта.

Здание Акорды, резиденции президента Казахстана. Фото с официального сайта.

На властном олимпе Казахстана до сих пор рулит бывшая партийно-комсомольская номенклатура. Одни эксперты считают, что это свидетельствует об общем кризисе власти, другие же уверены, что за 20 лет кадры госуправления обновились достаточно.


«СТАРЫЕ КАДРЫ БОЛЬШЕ БРОСАЮТСЯ В ГЛАЗА»

По мнению экспертов, большая опасность, которая нависла не только над Казахстаном, но и над всеми постсоветскими государствами, – отсутствие четкой системы подготовки кадров государственного управления.

В Советском Союзе отбор во власть в основном осуществлялся на основе карьеризма, угодничества и приспособленчества, а не на принципах профессионализма. Какая же система отбора высших государственных кадров сложилась в Казахстане за 20 лет независимости?

Редактор энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане» Данияр Ашимбаев
считает, что за годы независимости в государственном управлении произошло серьезное обновление.

В начале 1990-х годов, утверждает он, во власть были рекрутированы представители творческой, инженерной и другой интеллигенции. То есть за годы независимости в стране сформировалась достаточно многочисленная группа людей, не работавших ни в комсомольских, ни в партийных органах, уверяет Ашимбаев. «Просто старые кадры больше бросаются в глаза», – говорит он.

– Что касается системы формирования кадров в современном Казахстане, то здесь есть несколько проблем. С одной стороны, у нас есть закон «О государственной службе», «О борьбе с коррупцией», также имеются указы, множество постановлений и инструкций, регламентирующих этот вопрос, – говорит Данияр Ашимбаев.

НЕФОРМАЛЬНЫЕ ПРАВИЛА

С другой стороны, считает он, в Казахстане есть некий набор политических традиций, которые не стыкуются с нормативно-законодательной базой:

– Я имею в виду командный принцип отбора «игроков», когда высшие чиновники формируют вокруг себя команду из своих проверенных кадров, которую возят с собой из области в область или из одного
Высшие чиновники формируют команду из своих проверенных кадров, которую возят с собой.

министерства в другое. В этом, в принципе, есть свой плюс для удобства управления. Но с другой стороны, у всех тех кадров, которые служили в министерстве, куда пришел новый чиновник со своей командой, у них часто нет возможности карьерного роста.

В этой системе есть и плюсы и минусы. Тем более когда она законодательно не отрегулирована. Кроме того, у нас есть определенные трудности в подготовке именно молодых кадров. Проблема в том, что кадры, получившие образование по программе «Болашак», выдвигаются сразу на руководящие посты, минуя зачастую, допустим, работу и возможность набраться опыта в регионе или на низовых должностях в министерстве.

У нас некие традиции или неформальные правила, которые присутствуют при формировании кадров государственного управления, доминируют не только над законодательной базой, но зачастую над здравым смыслом. Иначе говоря, той талантливой молодежи, которая получила хорошее образование, – вместо того чтобы аккуратно вести ее по карьерным ступенькам – либо не дают расти, либо, наоборот, ее резко ставят вверх, что, соответственно, приводит к определенным проблемам в эффективности работы, – сетует Данияр Ашимбаев.

БЫВШИЕ АППАРАТЧИКИ И КЛЮЧЕВЫЕ ПОСТЫ

Толеген Жукеев, оппозиционный политик, бывший заместитель председателя Совета национальной безопасности Казахстана, считает, что формально система подготовки кадров госуправления в стране сложилась и она кажется застойной и вызывает много критики, особенно в последние два-три года.

В то же время, по его мнению, на самом же деле все ключевые постывластного олимпа в Казахстане занимают бывшие комсомольско-партийные функционеры, их там человек семь-десять, которые принимают решения или влияют на принятие решений.

Однако Толегена Жукеева, бывшего чиновника из высшего звена, больше
То, что у нас есть кланы и группировки, – это абсолютная очевидность.

всего возмущает существование во властной элите Казахстана неких кланов или группировок, которые с целью защиты исключительно своих кланово-групповых интересов, влияют на систему отбора кадров госуправления.

– Единственный путь снижения влияния клановости, группировок, тайного лоббизма или родственных связей – это открытая политическая конкуренция и свобода слова. Человечество само придумало эту открытую политическую конкуренцию для самоспасения. И мы в Казахстане от этого никуда не уйдем.

Если мы действительно хотим построить новую эффективную экономику и добиться высоких экономических достижений – без открытой конкуренции нам не обойтись. Путем политической авторитарно-бюрократической системы у нас ничего не получится. Никаких иллюзий не надо питать.

То, что у нас есть кланы и группировки, – это абсолютная очевидность. Мы все знаем главарей этих кланов. Знаем, как они борются друг с другом за власть, как они сажают людей второго уровня из этих же кланов в результате и в ходе этой борьбе за власть, – говорит Толеген Жукеев.

Тему «Система подготовки кадров государственного управления, сложившаяся в Казахстане за 20 лет его независимости» радио Азаттык обсудило и на своем круглом столе.

В нем принимали участие Данияр Ашимбаев – главный редактор энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане», Мухтар Тайжан – президент Фонда Болатхана Тайжана, Арын Орсариев – ректор Академии государственного управления при президенте Казахстана, и Толеген Жукеев – бывший заместитель председателя Совета национальной безопасности Казахстана.


Полная радиоверсия круглого стола радио Азаттык:

Запись круглого стола

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG