Доступность ссылок

Показать стыд в Казахстане помог драматург из Украины


На заднем плане сценического пространства в пьесе «Уят» зритель весь спектакль видит сетку рабицу, которая разделяет аульных жителей от городских. Алматы, 8 сентября 2016 года.

На заднем плане сценического пространства в пьесе «Уят» зритель весь спектакль видит сетку рабицу, которая разделяет аульных жителей от городских. Алматы, 8 сентября 2016 года.

Первым спектаклем 16-го театрального сезона алматинского театра АРТиШОК стал «Уят» («Стыд») по пьесе украинского драматурга Натальи Ворожбит. В пьесе показывается падение нравов в обществе.

Пьесу «Уят» («Стыд») поставила основатель и бывший директор алматинского театра АРТиШОК Галина Пьянова, приехавшая для работы над спектаклем из Новосибирска. Автор пьесы, украинский драматург Наталья Ворожбит, на премьеру, которая ожидается сегодня в Алматы, не приехала. В основе пьесы лежит книга «Коктейль Молотова» группы казахстанских политологов под руководством Досыма Сатпаева и исследование Фонда Фридриха Эберта о казахстанской молодежи.

ПОГОНЯ ЗА ЗРИТЕЛЬСКИМ РЕЙТИНГОМ

В одной из редакций вымышленного телеканала АулТВ идет обсуждение, какую новую программу запустить. Ту, что делали восемь лет, руководство закрыло, так как у нее не та целевая аудитория — пенсионеры, а нужна молодежь. Руководство усиливает редакцию специалистом из Украины — девушкой, которая большой «спец» в создании шоу. Когда, казалось, все подходящие идеи иссякли, в обсуждение вмешивается осветитель Ваня. Он вспомнил историю о том, как молодая девушка, приехавшая из аула в город, забеременела и, опасаясь позора, бросила родившегося ребенка в сортир.

Эпизод из спектакля. Обычное начало рабочего дня в редакции вымышленного канала АулТВ. Алматы, 9 сентября 2016 года.

Эпизод из спектакля. Обычное начало рабочего дня в редакции вымышленного канала АулТВ. Алматы, 9 сентября 2016 года.

Эту историю и решили «раскрутить» на мнимом телеканале, а новую программу назвать «Уят» — «Стыд». В процессе подготовки у одного из сотрудников в ауле умирает двоюродная 17-летняя сестра. Ему надо ехать на похороны. С ним в поездку напрашивается коллега из Украины. Приехав в аул, она попадает в неведомый ей мир. В этой части спектакля говорят в основном жители аула — на казахском языке. Украинка всё выпытывает у казахского коллеги, от чего умерла его сестра. Но не верит в то, что от порока сердца. Ей кажется, что что-то скрывают, и пытается домыслить ситуацию сама.

Ей видится, как Асель лежит и мучается на смертном одре, как родственники бегают вокруг и пытаются смягчить ее муки. В своем видении она предполагает, что девушка, соблазненная одним из строителей, родила ребенка на жайляу и истекла кровью. О своих предположениях она рассказала брату умершей и даже указывает на предполагаемого соблазнителя, с которым коллега ввязался после этого в драку. Но затем призналась, что это у нее было видение после того, как «покурила травку». «Курила» она вместе с братом умершей, когда их машина сломалась ночью в безлюдном месте в степи. Тут же произошел разговор, во время которого казахский коллега, типичный городской казах, сказал украинке, что ему стыдно говорить, что он казах.

Вернувшись с похорон в город, редакция подготовила пилотный проект новой программы. Героиней стала домработница одной из сотрудниц той же редакции. Девушка приехала из аула. В более ранних сценах она показана человеком, которая в силу своего воспитания ничего не знает в свои 19 лет о том, откуда берутся дети. И ее работодательница пытается популярно объяснить это. Потом выясняется, что домработница познакомилась с парнем, который бросил ее, когда та забеременела. Девушка откровенно рассказала об этом в передаче и попросила прощения перед своими родственниками.

Продюсер мнимой телевизионной передачи похвалил за удачный результат. Все радуются, начинают «обмывать» успех, моментально забыв о героине программы, которая растерянно покидает студию.

Эпизод из спектакля. Журналистка рассказывает своей домработнице, приехавшей из аула, откуда берутся дети. Алматы, 8 сентября 2016 года.

Эпизод из спектакля. Журналистка рассказывает своей домработнице, приехавшей из аула, откуда берутся дети. Алматы, 8 сентября 2016 года.

Это фабула спектакля, в котором выведены две группы персонажей — городские жители разных национальностей (сотрудники редакции) и аульные жители. В спектакле их на сцене разделяет сетка-рабица. По ходу спектакля обе группы оказываются по разные стороны рабицы. Хотя представители того и другого мира иногда и перелезают через нее.

Это не единственная проблема, о которой говорится в спектакле. Упоминаются в ней и салафиты, то есть показывается разделение по религиозной оси. Показано и лицемерие современной журналистики в стране. И даже не столько лицемерие, сколько равнодушие к проблемам людей, которые интересуют как способ повысить зрительский рейтинг. Поскольку журналистику традиционно воспринимают четвертой властью, через ее равнодушие можно увидеть равнодушие к проблемам молодежи вообще власти.

Мы прорабатываем, что такое быть собой и почему стыдно говорить об этом.

Режиссер Галина Пьянова о пьесе выразилась так:

— Некоторым городским казахам стыдно ответить на вопрос, что ты казах. Так же мне стыдно было в Украине говорить, что я русская, и отвечала, что казахстанка. Мы прорабатываем, что такое быть собой и почему стыдно говорить об этом. Почему это стало уят.

Кыргызский актер Азиз Бейшеналиев с семьей переехал жить в Алматы. И получил приглашение сыграть в спектакле в АРТиШОКе. Как сказал актер, для него это первый опыт работы в театре. В спектакле он сыграл циничного продюсера телеканала АулТВ:

— В обществе много стыда, а вот совести не хватает. Мне кажется, наша работа об этом, — говорит Азиз Бейшеналиев.

ОБСУЖДЕНИЕ ПОСЛЕ ЗАКРЫТОГО ПОКАЗА

Публичной премьере «Уята» предшествовал закрытый показ, на который пригласили известных медиаперсон — людей разных профессий. Первые зрители встретили спектакль в основном с восторгом. Отзывы были почти исключительно позитивными. Пьеса и спектакль «Уят» относится к направлению новой драмы, в которой работает украинский драматург Наталья Ворожбит. Ее пьесы называют достаточно жесткими и откровенными. Самое примечательное, что до того, как к Наталье Ворожбит обратились с предложением, в Казахстане она ни разу не была. Для того чтобы собрать материал, она приезжала сюда три раза.

При написании пьесы «Уят» Наталья Ворожбит использовала метод «вербатим». Это когда автор идет «в народ» с диктофоном, опрашивает реальных людей, а потом расшифровывает их ответы, которые вставляет в пьесы. В результате пьесы становятся очень «живыми» за счет естественности речи персонажей с оговорками, паузами, неправильностями. В «Уяте» речь настолько живая, что даже встречается мат. Это, а также одна откровенная сцена и являются причинами, почему спектакль имеет ограничения по возрасту 18+.

Автор темы и консультант постановки — политолог Досым Сатпаев (слева). Возглавляемый им фонд также стал спонсором спектакля. Алматы, 9 сентября 2016 года.

Автор темы и консультант постановки — политолог Досым Сатпаев (слева). Возглавляемый им фонд также стал спонсором спектакля. Алматы, 9 сентября 2016 года.

Алматинский политолог Досым Сатпаев одну из сцен назвал научной с точки зрения политологии. Это сцена, в которой один персонаж размышляет о своей самоидентификации.

— Авторы уловили, конечно, не все проблемы молодежи, но той ее части, которая чаще всего страдает. Это молодые люди, которые находятся в ловушке многочисленных стереотипов, предрассудков, созданных не ими. Это молодые люди, которые приезжают в крупные города и пытаются найти себя. Но им никто не помогает. В нашей книге [«Коктейль Молотова»] мы об этом говорили. Нет одной монолитной молодежи. Она бывает «золотая», маргинальная, радикальная, как средний класс. У каждой молодежной группы свои цели, и ценности. И, как показал этот спектакль, их миры часто живут параллельно, но не пересекаются. Я называю это явление идейным сепаратизмом, — говорит Досым Сатпаев.

Алматинский журналист Вадим Борейко говорит, что сначала он заскучал.

— Но потом я увидел то, что происходит на всех планерках. И повеяло какой-то искренностью, честностью. Обычно на театральных представлениях я жду, когда это закончится, а тут я ждал, чем закончится. Вы сейчас честнее, искренне всех.

По мнению Досыма Сатпаева, высказанному в беседе с корреспондентом Азаттыка, благодаря новым технологиям театральную постановку можно использовать как хорошую основу дискуссии для широкой публики — через социальные сети, YouTube, телеверсии спектаклей.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG