Доступность ссылок

В надежде на пособие на троих, но без прописки


Данияр Губайдуллин с сестрами Динарой (слева) и Даной.

Данияр Губайдуллин с сестрами Динарой (слева) и Даной.

В Алматы в двухкомнатной квартире проживает семья из шести человек, четверо из которых являются инвалидами. Из-за отсутствия документов на родительскую квартиру возникли сложности с оформлением инвалидности трех членов семьи.

30-летний Данияр Губайдуллин вот уже более десяти лет живет с близкими родственниками, которые являются инвалидами. В детской комнате двухкомнатной квартиры живут Данияр со своей девушкой, брат Дамир спит на кухне, мама с сёстрами занимают зал.

— Одной сестре помог, второй помог, потом матери, затем за братика возьмусь, — рассказывает Данияр о том, чем занят его каждый день.

Каждый день Данияр бежит на работу, с работы домой, где ждут его больная мама, 26-летняя сестра Дана, 20-летняя сестра Динара и брат Дамир, которому 21 год. Все четверо нуждаются в особом уходе, семья живет в бедности, пособие по инвалидности получает только одна сестра, у остальных есть сложности с оформлением инвалидности из-за спора по родительской квартире, которая оказалась не в их собственности. Он сам меняет памперсы больным сёстрам, готовит еду, стирает. Данияр надеется на государство, на реабилитационные программы, на ежегодные квоты на специальное медицинское лечение, которые они до сих пор не получают по простой причине — из-за отсутствия прописки.

Данияр Губайдуллин.

Данияр Губайдуллин.

— Мой отец всю жизнь был военным, а на старости лет окончил факультет журналистики, где был самым старым студентом. Отец получил инсульт и был парализован. Мой отец умер в 1996 году, в возрасте 65 лет, — говорит Азаттыку Данияр Губайдуллин.

Мать Данияра, уроженка села Нарынкол Алматинской области Гульжан Губайдуллина, училась на стоматолога, повара, работала на Алматинском хлопчатобумажном комбинате. Активно занималась спортом — плаванием, дзюдо.

Но однажды идиллия начала уходить из этого дома, и, как в романе Льва Толстого, каждая несчастливая семья становится несчастливой по-своему. После смерти отца в семье возникли неурядицы, к тому же появился юридический спор вокруг родительской квартиры, который не решается до сих пор. Попытки матери обзавестись новой семьей не увенчались успехом; мать тоже тяжело заболела, а на плечи Данияра легли заботы по уходу за младшим братом и двумя сёстрами, состояние здоровья которых также требует особого ухода за ними. Из-за отсутствия основных документов на квартиру и прописки позже возникли сложности с оформлением инвалидности на брата и двух сестёр Данияра.

Фоторепортаж Азаттыка: Семья Губайдуллиных

БОЛЕЗНИ СЕСТЁР

Данияр Губайдуллин окончил Евразийский финансово-экономический колледж, в 2010 году — Евразийский институт, получил специальность экономиста. По профессии не работал, мечтал стать юристом. Но поступить на юридический факультет не удалось. Зато сейчас нашелся человек, который взял его на работу без юридического образования.

— Нашлись добрые люди и помогли найти работу. Пошли даже мне навстречу: отпускают, когда надо уйти с работы по семейным обстоятельствам, — говорит Данияр Губайдуллин.

Как вспоминает Данияр, никто в семье не попадал в авто- и авиакатастрофы, чтобы в одночасье стать инвалидами. Напасть прокралась в дом незаметно. Болезни сестёр Даны и Динары стали проявляться незаметно. В детстве они росли здоровыми и нормальными детьми. Обе учились хорошо, подтверждением чему множество грамот за отличную учебу, которые хранятся в доме.

— Одна мать с детьми не справлялась. С сестрой Даной проблемы начались еще в школе, она часто пропускала школьные занятия. Была прикована к кровати, у нее отнялись руки и ноги, — вспоминает Данияр.

Вот так все тяготы жизни понемногу, но неотвратимо легли на плечи подростка. Школьник Данияр заработанные немногие деньги приносил домой.

— Намучился я с Даной, потому что у нее раньше опухало практически всё тело, причем все суставы болели. В ревматическом центре города Алматы нас приняли, в течение года мы бились, собирали документы. Может быть, с моей стороны была оплошность: надо было заниматься документами повседневно. Но остро стоял денежный вопрос, как и по сей день, надо было работать, зарабатывать на пропитание, — говорит Данияр.

Сказали, что нам следует обратиться в частную клинику на платной основе. А когда денег хватает только на макароны, рис и гречку, я не стал звонить и спрашивать, сколько это стоит.

Молодой человек неделю оформлял документы о тяжелой болезни сестры — неделю ходил на работу. Через год он добился, чтобы сестру обследовали, дождались анализов, но врачи сказали, что нужен углубленный анализ, а в государственном ревматическом центре нет подобных биохимических реактивов, чтобы выявить редкую болезнь с подозрением на красную волчанку.

— Сказали, что нам следует обратиться в частную клинику на платной основе. А когда денег хватает только на макароны, рис и гречку, я не стал звонить и спрашивать, сколько это стоит, — вспоминает молодой человек.

Сейчас ухудшилось здоровье у второй его сестры — Динары, и Данияр начал оформлять документы на инвалидность и для нее. Точный диагноз сестры Данияр сказать не может.

ВСПОМИНАЯ ДЕТСТВО

Динара не получает от государства никаких пособий. Дана получает пособие по инвалидности в размере 33 тысяч тенге с декабря 2014 года. Позже и у их матери Гульжан возникли проблемы со здоровьем. У Динары, по словам брата, не разгибаются ноги и возникли проблемы с психикой.

Динара Губайдуллина.

Динара Губайдуллина.

— Сложность заключается в том, что, возможно, нам будет нужен уход за мамой. Я стараюсь оформить быстрее все пособия. Если я буду зарабатывать - на эти деньги мы сможем питаться. Пособия мамы и сестры можно отдавать человеку, который ухаживал бы за ними, — говорит Данияр.

Как сообщил Азаттыку руководитель Ауэзовского районного отдела занятости и социальных программ Жанболат Алиев, в этом году Дана Губайдуллина в марте должна получить материальную помощь в размере семи месячных расчетных показателей (около 42 долларов США). Такая помощь оказывается один раз в году. По словам Алиева, на других членов семьи инвалидности оформлены не были, так как у них нет соответствующих документов.

— Дана Губайдуллина получила от нас коляску и памперсы. Чтобы получать жилищные пособия, у их матери Гульжан Губайдуллиной нет лицевого счета. Социальная помощь оказывается детям, не достигшим 18 лет, но в этой семье всем уже за 20. Индивидуальная программа по реабилитации для Даны Губайдуллиной не предусмотрена, она является колясочником. Пусть соберут документы, и мы окажем другую помощь, предусмотренную в таких случаях, — сказал Жанболат Алиев.

Данияр вспоминает детство: как мать водила его в бассейн, покупала любимую сладкую кукурузу и игровые приставки. Матери сейчас 56 лет, она побита жизнью, нет ничего хуже женского одиночества, говорит Данияр.

Молодой человек просто не знал, что можно обследоваться в больнице по месту проживания. Сейчас, без документов на жилье, семью прикрепили к поликлинике № 6 Ауэзовского района. Но из-за отсутствия документов на квартиру Данияр Губайдуллин не знает, что делать дальше. Как советует в такой ситуации юрист Ержигит Сегизбай, семье Губайдуллиных можно оформить документы на квартиру, но юридический спор надо сначала решить в суде.

  • 16x9 Image

    Алма КЕНЖЕБЕКОВА

    Алма Кенжебекова начала сотрудничать с Азаттыком в мае 2012 года. Окончила факультет журналистики Казахского национального университета имени Аль-Фараби. В разные годы работала в газетах "Преступление и наказание", "Время По", "Мегаполис", "Солдат", журнале "Малый бизнес Казахстана", сотрудничала с Институтом освещения войны и мира (IWPR). Занимала должности заместителя главного редактора в "Юридической газете" и главного редактора на радио "Сета".

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG