Доступность ссылок

Избавляясь от наркомании трудом в коммуне


Максим и Оксана со своими детьми живут в поселении центра реабилитации наркоманов и алкоголиков. Поселок Сарытобе Карагандинской области.

Максим и Оксана со своими детьми живут в поселении центра реабилитации наркоманов и алкоголиков. Поселок Сарытобе Карагандинской области.

В поселке Сарытобе Карагандинской области действует приют общественной организации «Духовный центр реабилитации наркоманов и алкоголиков», где обособленно живут люди, приехавшие сюда за избавлением от наркотиков, алкоголя и азартных игр.

Супруги Максим и Оксана приехали в это необычное поселение, находящееся на окраине поселка Сарытобе Бухар-Жырауского района Карагандинской области, семь лет назад. В прошлом они жители Алматы и наркоманы со стажем. Но после того как завязали с наркотиками, говорит Максим, были семейные проблемы, ведущие к разводу, и проблемы с властями, на тот момент его не хотели снимать с наркологического учета. Было опасение вновь вернуться к прошлой жизни. На том, чтобы приехать в центр реабилитации, настоял отец Максима.

Сначала Максиму, которому вскоре помогли сняться с наркологического учета, и Оксане выделили маленькую комнату в этом поселении как семейной паре, сыну Данилу тогда было полтора года, дочке Софье — около четырех лет. Оксане было тяжело адаптироваться к новой жизни в глуши.

— Когда мы сюда приехали, я подумала: что за конюшня? Бараки какие-то. Я три дня побыла и решила уехать. Но меня отговорили. Решила остаться, ведь раньше мы часто ругались, уходили из дома, и от этого страдали наши дети, которые всё это видели. И здесь уже пришло просветление. Мне потребовалось около двух лет для адаптации, — рассказывает Оксана.

Теперь семья живет в отдельном домике с несколькими комнатами. Оксана работает в поселении поваром и занимается изготовлением молочной продукции: сепарирует молоко, делает сметану, масло, творог — научилась этому здесь же. Ее муж отвечает в поселении за хозяйственную часть.

ПОСЕЛЕНИЕ

Приют был основан в 1998 году карагандинцем Владимиром Крючковым, ныне проживающим за границей. Со слов представителей общественного объединения, идею создать подобный центр он подхватил в Израиле, просмотрев там фильм «Подвалы Дыбенко».

Двухъярусные кровати в общей комнате центра реабилитации. Поселок Сарытобе.

Двухъярусные кровати в общей комнате центра реабилитации. Поселок Сарытобе.

Поселение, где в советские годы располагался детский лагерь труда и отдыха, представляет собой большую территорию, с несколькими одноэтажными домами, есть и двухэтажный дом. В маленьких домиках с общей спальней, санузлом и прихожей живут по нескольку человек. Но есть и семейные пары, которым выделяется отдельное жилье. Репортера Азаттыка удивило, что в поселении живут даже семьи с детьми. Многие из пар создали семьи здесь же, а кто-то приехал сюда уже вместе с женой или мужем. Неподалеку от приюта находится ферма, где десятки свиней с поросятами, коровы, кони, кролики, птица. Те, кто проходит реабилитацию, ухаживают за всем этим хозяйством, за счет которого центр реабилитации и живет.

Сегодня в приюте проживает 50 взрослых и 20 детей. В поселке Сарытобе дети родителей, проходящих здесь реабилитацию, ходят в школу, а детский сад есть в ближайшем селе Петровка, куда детей отвозят каждое утро сами работники приюта. В поселении есть и грудные дети. За годы существования приюта сыграно десяток свадеб.

В этом поселении — именно так его и называют обитатели и сотрудники приюта — можно встретить кого угодно. Есть тут и бывшие полицейские, и дети обеспеченных людей, и лица без определенного места жительства. Всех их объединяет одна беда — зависимость от наркотиков, алкоголя и азартных игр, от пристрастия к которым они и приехали сюда избавляться. Многих привозят родственники, уставшие бороться с зависимостью домочадца самостоятельно или же медикаментозно. Некоторые приехали сюда сами.

Павел Ненашев, сотрудник центра реабилитации, в прошлом сам наркоман. Поселок Сарытобе.

Павел Ненашев, сотрудник центра реабилитации, в прошлом сам наркоман. Поселок Сарытобе.

В поселении свой распорядок дня, который обязаны все соблюдать. Подъем в 6 часов 45 минут. После туалетных процедур и чтения молитвы из Библии следует завтрак за общим столом. Затем люди принимаются за работу, которую дают каждому по его возможностям. Главный принцип — чтобы человек обязательно был занят трудом. Работа продолжается и после обеда, вечером — обязательное посещение бани. После чего постояльцы собираются для обсуждения насущных дел, и в 11 вечера — отбой. В субботу отбой в 12 часов ночи. В воскресенье в 8 утра подъем, и, как правило, в этот день люди занимаются своими делами или просто отдыхают.

— Спонсоров у нас нет. Но иногда нам оказывают помощь некоторые из наших ребят, уже прошедших реабилитацию и вставших на ноги. Выживаем за счет своего небольшого подсобного хозяйства. Никакой коммерческой деятельностью мы не занимаемся. Всё, что мы тут выращиваем и делаем, сами же и кушаем: мясо, молочную продукцию, овощи, фрукты. Хлеб сами печем. Иногда только крупы покупаем. Помогают и родители тех, кто здесь реабилитируется. Моя сестра из Германии тоже помогла деньгами. Несколько лет назад местный акимат выделил нам уголь. Если была бы спонсорская поддержка, то было бы неплохо, — говорит репортеру Азаттыка Павел Ненашев, сотрудник приюта, сам в прошлом наркоман, который тоже проходил в этом приюте реабилитацию.

ОТНОШЕНИЯ С ВЛАСТЯМИ

Обитатели приюта иногда подрабатывают в селе, в основном помогают сельчанам по хозяйству. За это жители дают либо немного денег, либо что-то из сельхозпродукции. Помощь оказывают и некоторые предприятия. Иногда, говорят в приюте, частично помогают покрывать расходы родственники некоторых обитателей приюта. Со слов представителей приюта, всегда находятся люди, желающие помочь приюту и людям, проживающим в нем: продуктами, одеждой, стройматериалами и топливом.

— О существовании этого центра знаем. Ничего плохого про этих ребят сказать не можем. Мы с ними очень дружно живем. Так как они у нас существуют – они нам вреда не приносят. Мы им помогаем, если что просят. И они нам не отказывают. Помогают, если вдруг что. После паводков они выходили очищать, мы им тоже помогали техникой для уборки. Людям с зависимостью они помогают. Ребята там живут, мы с ними общаемся, у них там верующие люди, воспитанные. Но чтобы участвовать в государственных социальных заказах — они должны быть как частное предприятие, а они являются общественным объединением, — говорит в комментарии Азаттыку Дарибай Мусин, исполняющий обязанности акима Кокпектинского сельского округа.

Собаки на ферме, которых содержат обитатели центра реабилитации. Поселок Сарытобе.

Собаки на ферме, которых содержат обитатели центра реабилитации. Поселок Сарытобе.

С 2009 года приют борется за право находиться на земельном участке нынешнего поселения. Доходило до угрозы выселения людей, проживающих на территории приюта, но этого не произошло. Пришлось пройти многолетние судебные тяжбы за право оставаться на земле, которая сначала арендовалась у ТОО «Агрофирма Шанырак», в последующем отказавшегося от земель в пользу государства. После судов земля перешла в коммунальную собственность акимата Бухар-Жырауского района. Теперь представители общественного объединения надеются, что в многолетней эпопее будет поставлена точка.

— В настоящее время решается вопрос о приобретении права собственности на имущество (земельные участки и объекты недвижимости) для более эффективной работы нашего центра реабилитации, — говорит репортеру Азаттыка Игорь Скурихин, представитель объединения «Духовный центр реабилитации наркоманов и алкоголиков».

На вопрос репортера Азаттыка о земельном вопросе приюта исполняющий обязанности акима Кокпектинского сельского округа Дарибай Мусин ответил следующее:

— На что они могут рассчитывать? Мы им землю можем дать. Суды там закончились, земля в коммунальной собственности сейчас, у государства. Теперь будет аукцион, и они смогут принять участие. Против них район не идет, никаких притеснений у них нет.

По словам Игоря Скурихина и Павла Ненашева, общественное объединение не является социальным бизнесом, не оказывает никаких платных услуг и не пользуется никакими грантами.

«НАСИЛЬНО НИКОГО НЕ ДЕРЖИМ»

Реабилитация по схеме самого приюта составляет ориентировочно полтора года. Но бывают исключения. Тем, кто решил пройти реабилитацию, в течение нескольких месяцев не советуют покидать территорию поселения, за исключением уважительной причины. Делается это для того, чтобы человек не сорвался. Сексуальные отношения разрешены только в браке, во избежание проблем.

Дети играют на территории поселения центра реабилитации. Они живут здесь вместе со своими родителями.

Дети играют на территории поселения центра реабилитации. Они живут здесь вместе со своими родителями.

— Если кого-то не устраивает — могут уйти. Заставлять быть здесь насильно не будем, да и не имеем права. Да это и ни к чему: человек сам должен всё осознать. Иначе смысла не будет. Потому что не помогают ни родительские уговоры, ни тюрьмы. Удаленность от города и прежних друзей играет свою положительную роль. Некоторым советуем не брать с собой телефоны, чтобы на первое время, пока идет адаптация, не было связи с прошлой жизнью. Читаем Библию, — говорит Павел Ненашев, сотрудник общественного объединения «Центр реабилитации наркоманов и алкоголиков».

Главным условием пребывания в приюте его руководители называют желание самого человека избавиться от зависимости. К тому же проживать в этом поселении для многих может показаться настоящим испытанием и вызовом, ведь здесь от многого придется отказаться. Курение, например, здесь запрещено, хотя раньше разрешалось. Также в приют не примут беспомощного человека, потому что здесь некому будет за ним ухаживать.

  • 16x9 Image

    Елена ВЕБЕР

    Елена Вебер - творческий псевдоним. Елена - репортёр Азаттыка по Карагандинской области. Живёт и работает в городе Темиртау.

    Елена окончила курсы журналистики в городе Темиртау и филологический факультет (кафедра журналистики) Карагандинского университета имени Е. Букетова в 2009 году. С Азаттыком начала сотрудничать в 2010 году.

     

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG