Доступность ссылок

Рекордные встречи на фоне «раскола» в Казахстане


Казахские высшие официальные лица встречают президента России Владимира Путина в аэропорту города Атырау. 30 сентября 2014 года.

Казахские высшие официальные лица встречают президента России Владимира Путина в аэропорту города Атырау. 30 сентября 2014 года.

Кризис в Украине вызвал не только всплеск встреч и бесед президентов Казахстана и России, но и раскол в обществе по отношению к внешней политике Кремля, говорит в интервью Азаттыку политолог директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев.

Азаттык: В Атырау состоялся очередной форум межрегионального сотрудничества Казахстана и России. Что стоит за рамками визита президента России Владимира Путина в Казахстан?

Досым Сатпаев: Надо отметить, что эти форумы проводятся регулярно в Казахстане и в России начиная с 2003 года. То есть визит [Путина] в какой-то степени не является сенсационным, он был запланирован заранее, и главная цель этого форума – усиление экономических контактов казахстанских и российских регионов, особенно пограничных.

Надо отметить, что в этом году был один из рекордов тесных контактов руководителей двух государств. Как по телефону было очень много переговоров Назарбаева и Путина, так и личных встреч этих двух президентов. Естественно, что тема, которая будет обсуждаться, - это тема, связанная с кризисом в Украине.

Я считаю, что война в Украине, и та война санкций, которая сейчас ведется, на самом деле, она сыграла гораздо больше на пользу противников как Таможенного союза, так и будущего Евразийского экономического союза, потому что это дало им возможность рассуждать о том, что российская внешняя политика очень авантюрная, а ее экономическая политика может наносить косвенный или прямой удар по казахстанской экономической системе, и сейчас очень многие казахстанские экономисты и финансисты пытаются понять, какие негативные последствия от этой войны санкций между Западом и Россией будут для Казахстана.

Азаттык: Что выиграет Казахстан от участия в Евразийском экономическом союзе? Это больше политическая выгода или Казахстан получит все-таки экономические дивиденды?

Досым Сатпаев, политолог.

Досым Сатпаев, политолог.

Досым Сатпаев: Я скептик в этом плане – я считаю, что любой интеграционный проект все-таки должен строиться не на попытке объединить все существующие экономические сегменты, а на сети точечного взаимодействия, как это делал Европейский союз. Он же не сразу создал единое экономическое пространство, было сначала Объединение угля и стали. В нашем случае мы совершили определенную ошибку и, кстати, уже пожинаем определенные плоды. Та же самая война санкций, в которую ввязалась Россия из-за своих геополитических игр, она даже уже в любом случае отразилась на товарообороте между участниками Таможенного союза. Этот товарооборот уменьшился.

Более того, стали уже звучать заявления о том, что чем больше Россия будет терять от этих санкций, чем больше будет падать ее экономика, начинаться экономическая рецессия и так далее, и даже падение российского рубля, тем больше это будет создавать проблемы для Казахстана, в том числе и с точки зрения давления на нашу национальную валюту. То есть выходит, что мы являемся партнером в Таможенном союзе государства, которое на самом деле политику ставит выше, чем экономику, политические интересы - выше, чем бизнес-интересы, а это очень опасно. На самом деле очень опасно.

Азаттык: После событий в Украине, когда Россия отобрала Крым, поддерживает сепаратистов, насколько это беспокоит власти Казахстана относительно северных территорий страны?

Вид на улицу в городе Петропавловск. 22 марта 2014 года.

Вид на улицу в городе Петропавловск. 22 марта 2014 года.

Досым Сатпаев: Очень интересная здесь логика казахстанских властей – сначала они оптимисты, потом более-менее становятся реалистами. Россия использовала метод активного применения сепаратистских настроений в Грузии – Южная Осетия и Абхазия, сейчас это применила в Украине. Кто даст гарантии того, что завтра это не будет применяться в Казахстане? Более того, проблема северных регионов действительно актуальна, и самое интересное, что казахстанские власти наконец-то стали к этой проблеме относиться серьезно. Вот почему в этом году ужесточили уголовное законодательство за сепаратистские призывы, сепаратистские движения. Это один из индикаторов того, что власть в Астане стала наконец понимать, что эта проблема реальна.

Потом все-таки не стоит забывать, что в этом году некоторые российские политики предъявляли территориальные претензии к Казахстану – от Эдуарда Лимонова до [Владимира Жириновского]. В российской социальной сети «ВКонтакте» даже появились две группы, которые предъявляли такие же территориальные претензии к нашей республике. Их вроде бы закрыли, но, насколько я могу понять – ненадолго. Здесь, внутри страны, это еще больше стимулировало дискуссию насчет того, что государство должно сделать такого, чтобы не реализовались сепаратистские настроения. Государство, с одной стороны, ужесточило уголовное законодательство.

Во-вторых, государство сейчас активно пытается поддерживать оралманов – то есть облегчило процедуру их приезда в Казахстан, получения ими гражданства.

Пророссийский боевик идет у здания разрушенного из-за боёв здания фабрики. Нижняя Кринка, 23 сентября 2014 года.

Пророссийский боевик идет у здания разрушенного из-за боёв здания фабрики. Нижняя Кринка, 23 сентября 2014 года.

Война в Украине настолько расколола казахстанское общество на две части – сторонников и противников российской внешней политики, что это опять нас настораживает. Получается, что казахстанское общество уже расколото, даже если это не наша война. А что будет если возникнет аналогичная проблема в Казахстане? Давайте гипотетически представим, что вдруг после смены власти будет принято решение выйти из Евразийского экономического союза либо из ОДКБ. Как это воспримет Россия? Не думаю, что будут аплодисменты. Можно предположить, что будут определенные попытки противостоять этим решениям Казахстана.

Возможно ли появление в нашей республике неких сепаратистских движений, которые, наоборот, будут требовать, чтобы Казахстан остался в рамках ЕврАзЭС и ОДКБ. Меня лично очень сильно насторожило выступление Путина на молодежном форуме, где ему был задан очень провокационный вопрос по поводу роста национализма в Казахстане и возможных действий России после ухода Назарбаева. Лично для меня это был важный индикатор того, что этот вопрос подготовили специально, чтобы Путин действительно озвучил позицию России.

В этом вопросе уже заложены мысли, которые по сути крутятся в голове российской элиты, – что делать с Казахстаном после ухода действующего президента. Может быть, России здесь, как думают некоторые российские ястребы, также применить определенные жесткие меры для того, чтобы оставить под контролем хотя бы часть Казахстана. Эти все вопросы сейчас обсуждаются в стране, и это хорошо. Лучше их проговорить – лучше подготовиться к лучшим вариантам, чем все время надеяться на лучшее.

Азаттык: Спасибо за интервью.

Видеозапись интервью с политологом Досымом Сатпаевым:

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG