Доступность ссылок

Женщина кормит всю семью, продавая просо


Жанар Канибаева за жаркой просо. Актюбинская область, 4 мая 2013 года.

Жанар Канибаева за жаркой просо. Актюбинская область, 4 мая 2013 года.

Жительница города Шалкар Актюбинской области Жанар Канибаева продает обработанное в домашних условиях просо. Это главный источник доходов ее семьи.


Женщины, сидящие рядами у входа на небольшой рынок Шалкара, настойчиво зазывают проходящих людей купить просо. Продажа обработанного проса стала основным родом деятельности некоторых местных жителей. Жареное просо – это казахское национальное лакомство, его подают к чаю, из него делают также десерт.

ОБРАБОТКА ПРОСА

Обработка проса – это долгий трудоемкий процесс. Просо вначале варят, промывают, жарят, остужают, толкут для снятия наружной шелухи, просеивают, очищают от шелухи повторно, веют для полного очищения от шелухи.

В течение нескольких лет обработка и продажа проса для жительницы Шалкара Жанар Канибаевой превратились в своеобразное ремесло.

– Я сама не стою на базаре, торгую. Для этого нужно брать патент. К тому же у меня и времени нет. Считаю, что лучше по оптовой цене отдавать товар Жанар и ее муж Алибек остужают только что сваренное просо холодной водой. Шалкар, 4 мая 2013 года.

Жанар и ее муж Алибек остужают только что сваренное просо холодной водой. Шалкар, 4 мая 2013 года.

постоянным клиентам, – говорит Жанар.

Молодая энергичная женщина, которой за тридцать, с легкостью поднимает полный мешок с просом. По ее словам, за четыре тысячи тенге (27 долларов) она покупает мешок необработанного проса у местных перекупщиков, затем после продажи готового продукта получает сумму в два раза больше потраченного.

На рынке Шалкара небольшая 500-граммовая банка талкана из проса с сахаром стоит 300 тенге (2 доллара). Само просо в том же объеме продается по 250 тенге (1,7 доллара). Жанар Канибаева говорит, что готовое просо она отдает женщине по имени Балсулу, которая покупает по оптовой цене – за 180 тенге (1,2 доллара).

ГДЕ ЛУЧШЕ ПРОДАВАТЬ?

В Шалкаре просом торгуют многие. Балсулу, женщина лет около шестидесяти, предпочитает базару ежедневную торговлю в электричке, которая ходит между Шалкаром и станцией Саксаульная, что в Кызылординской области.

– Из Шалкара выезжаем в восемь часов утра. В полдень электричка доезжает до станции Саксаульная. По пути электричка останавливается на всех больших и малых Женщины торгуют просом у входа на центральный рынок Шалкара. 4 мая 2013 года.

Женщины торгуют просом у входа на центральный рынок Шалкара. 4 мая 2013 года.

станциях, там у меня есть свои постоянные клиенты. Особенно жители Саксаульной хорошо берут просо. После обеда обратно садимся в электричку и к шести часам вечера доезжаем до Шалкара. У нас обычный восьмичасовой рабочий день, – смеется Балсулу.

Две женщины, говорившие об общем для них ремесле, посетовали на то, что люди стали реже покупать просо. «Скоро Ораза (месяц Рамазан), во время Оразы просо хорошо продается», – успокаивает одна другую.

КАЗАН, КОТОРЫЙ КОРМИТ ВСЮ СЕМЬЮ

– Проходите в тары-сарай, – пригласила Жанар Канибаева корреспондента Азаттыка под навес, стоявший в глубине двора. Из трубы, установленной на крыше навеса, валил густой черный дым.

На установленной под навесом печи, которая смазана глиной, кипел большой черный казан. Навес построен из старых досок и железа. Прямо над входом висит старый радиоприемник, у которого была сломана ячейка аудиокассеты. В это время по радио как раз транслировалось сообщение об индустриально-инновационных достижениях Казахстана.

– Здесь двенадцать месяцев в году я обрабатываю просо. Только что в кипящий казан я положила три ведра проса. Через 25 минут оно сварится. Самое главное – это поддерживать огонь в печи. Когда варится просо, в топку идет все, что горит. Старая обувь, одежда – все равно. Лишь бы горело. Соседи, которые знают, что нам постоянно нужно топливо, приносят все старье из одежды. Во время жарки проса важно не дать ему подгореть. Поэтому, когда жарю, печку топлю только дровами, – говорит Жанар Канибаева.

«Нас всех кормит этот черный казан», – говорит муж Жанар Алибек Лекеров, который вместе с детьми помогает ей.

– В Шалкаре просо не выращивают. Поэтому торговцы привозят его из Ойыла и Карабутака. Неважно, откуда его привозят. Главное, чтобы вовремя привозили. Вместе с детьми за сутки мы обрабатываем мешок проса. Все наши издержки – Электрический жернов, который смастерил Алибек Лекеров. Шалкар, 4 мая 2013 года.

Электрический жернов, который смастерил Алибек Лекеров. Шалкар, 4 мая 2013 года.

это затраты на покупку проса и на дрова. Однако это трудоемкий процесс, требующий физических усилий, – говорит Алибек Лекеров.

Чтобы как-то облегчить труд своей жены, он смастерил электрический жернов, установив эмалированное ведро на старый двигатель от стиральной машины советских времен. Благодаря этому приспособлению шелуха легко отделяется от зерен. Сами они его называют «тоқ келі» (буквально "электроступа").

– У нас есть ступа, доставшаяся от бабушки. В ней тоже можно толочь просо. Однако это очень долго. Толочь в электроступе – одно удовольствие. После того, как просо сварится, я откидываю его на циновку и хорошенько промываю чистой водой, затем начинаю жарить. После засыпаю в электроступу и толку, пропуская два раза. Хорошо приготовленное просо хрустит, – говорит Жанар.

Она дала попробовать корреспонденту Азаттыка готовое к употреблению просо. Хорошо приготовленное просо желтого цвета действительно хрустело и имело отменный вкус.

«МЕЧТАЮ, ЧТОБЫ ДЕТИ ВЫУЧИЛИСЬ»

Пока Жанар была занята обработкой проса, ее младшие дети играли возле навеса. Дети постарше помогали по хозяйству.

– Сына, который носит воду, зовут Бостандык. Когда он родился, мой деверь находился под следствием, поэтому мы сына назвали Бостандыком (буквально «свобода»), в знак того, чтобы деверя быстрее освободили. Мальчика, который колет дрова, зовут Нурсултан. Ему 16 лет. Это имя было модным, когда он родился, – говорит Жанар.

По словам Жанар, в небольшом доме живут также двое братьев ее мужа со своими семьями: Жеткерген и Жасулан Лекеровы. Мужчины нанимаются на сезонную работу, помогают кому-нибудь со стройкой, ухаживают за скотиной. Две золовки Жанар - безработные. Одна из них мыла посуду, другая занималась стиркой.

– В нашем Шалкаре не могут найти работу даже те, у кого есть на руках диплом. Однако ни у меня, ни у моего мужа нет дипломированной специальности. Мечтаю, чтобы мои дети выучились, – говорит Жанар.

Благодаря нехитрому ремеслу с обработкой и продажей проса Жанар Канибаевой удается прокормить свою семью и многочисленную родню.

Видеосюжет о ремесле Жанар Канибаевой и ее семьи:

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG