Доступность ссылок

Репортёры не смогли попасть на обсуждение поправок о СМИ


Продавцы газет в Петропавловске. Иллюстративное фото. 22 марта 2014 года.

Продавцы газет в Петропавловске. Иллюстративное фото. 22 марта 2014 года.

Поправки к закону о СМИ, проект которых готовят в правительстве, предполагают, например, дальнейшее усиление ответственности журналистов за «достоверность» сведений. Но журналисты в Астане на обсуждение этих поправок попасть не смогли.

Некоторые журналисты в Астане сетуют, что поправки в законы, касающиеся СМИ, рассматривались сегодня без их участия и им не дали с этого обсуждения в правительстве подготовить репортажи. В пресс-службе министерства информации и коммуникаций говорят, что участие прессы не предполагалось.

Об этом накануне сказали Азаттыку в пресс-службе министерства информации и коммуникаций. Речь шла о том, что на это мероприятие репортёрам попасть не удастся несмотря на то, что оно пройдет в «Казмедиа центре». На сегодняшний день из здания «Казмедиа центра» вещание проводят большинство республиканских государственных телеканалов. Это место, где присутствуют журналисты, но им самим не позволен вход на обсуждение поправок, не говоря уже о прессе со стороны.

Рабочая группа по разработке проекта закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам информации и коммуникаций», где есть и поправки к закону о СМИ, состоит из нескольких десятков участников. Есть там и некоторые медиаменеджеры. В основном это руководители и директора таких правительственных и проправительственных массмедиа, как «Хабар», «Казахстанская правда», газета «Вечерняя газета» и другие.

ОБРАЩЕНИЕ К АБАЕВУ

Корреспондент интернет-сайта Ratel.kz Болат Абилкасимов, как и репортёры Азаттыка и некоторых других СМИ, хотел, но не смог попасть на первое заседание рабочей группы по поправкам к законам, касающимся деятельности СМИ. Журналист возмутился на своей странице в Facebook’e, что его коллег не пускают на это мероприятие. Накануне он обратился к министру информации и коммуникаций Даурену Абаеву на его странице в Facebook’е, но ответа не получил.

Даурен Абаев, министр информации и коммуникаций Казахстана.

Даурен Абаев, министр информации и коммуникаций Казахстана.

Например, журналист Болат Абилкасимов выражает тревогу, что расплывчатые формулировки новых требований к работе прессы могут обернуться на практике их вольным трактованием чиновниками. Например, одна из поправок предполагает получение «письменного согласия на распространение персональных данных ограниченного доступа».

Нам придется просить письменного разрешения для того, чтобы оттитровать каждого чиновника упомянутого в статье.

«...Нам придется просить письменного разрешения для того, чтобы оттитровать каждого чиновника упомянутого в статье. Ведь место работы — тоже персональные данные ограниченного доступа. Пункт 3 статьи 18 — это вообще, простите, бред! Вы хотите, чтобы журналисты не могли устно получать комментарии у чиновников? Как это понимать? И еще. Сколько баталий вызвало в свое время решение о запрете рекламы алкоголя. Сколько копий было сломано. Но тогда ваши коллеги говорили о здоровье нации, бла-бла-бла... Вы уж простите, если что, но возникает вопрос — кто-то пролоббировал возврат пива и вина в рекламу?» — пишет Болат Абилкасимов в своем вопросе к министру.

Под журналистским сленгом «оттитровать» тут имеется в виду процесс накладывания титров в видеозаписи. На своей странице в Facebook’е директор фонда «Правовой медиа-центр» Диана Окремова написала, что поправки к закону о СМИ ее испугали: защита несовершеннолетних, обязанность проверять достоверность, требование брать согласие на публикацию персональных данных.

«И особенно — пункт об обязанности публиковать опровержение. Прочтите его внимательно! Из плюсов для СМИ — реклама пива и вина», — пишет Диана Окремова, имея в виду предлагаемые ограничения в рекламе спиртных напитков.

ДВА КАНАЛА ИНФОРМАЦИИ

Юрист компании «Интерньюс Network в Казахстане» Ольга Диденко говорит, что к первому заседанию рабочей группы из законопроекта по поправкам исключили некоторые положения, которые вызывали критику в социальных сетях. Например, по блогерам, которых хотели приравнять к журналистам, по требованию собственноручного письменного согласия на распространение сведений из личной жизни и персональных данных. Смягчили некоторые другие нормы, например, по административной ответственности за незначительные нарушения технического характера — нарушение порядка объявления выходных данных и предоставления обязательных экземпляров.

— Другие спорные предложения министерства все-таки остались в законопроекте. Это, например, обязанность журналиста проверять достоверность информации. Непонятно, каким образом, какими методами и способами, но такая обязанность предусмотрена. Законодательный запрет на распространение идентифицирующих детей сведений сопряжен с введением административной ответственности (штраф от 20 до 200 МРП), — говорит Ольга Диденко.

Ее тревожит, что осталось очень много вопросов по статье о праве на получение информации и статье о праве на ответ и опровержение.

Журналисты, которых ненадолго задерживала полиция в день массовых протестов против земельной реформы. Алматы, 21 мая 2016 года.

Журналисты, которых ненадолго задерживала полиция в день массовых протестов против земельной реформы. Алматы, 21 мая 2016 года.

— Сейчас редакция статьи 18 в законопроекте представляется очень сильно ограничивающей право журналиста на получение информации. По сути, министерство предлагает оставить журналистам всего два канала для получения информации — это пресс-служба и ответы на письменные запросы. То есть государственные служащие вообще перестанут быть доступными для комментирования или ответов на вопросы. Такая концепция сильно расходится с концепцией Закона РК «О доступе к информации», которая нацелена на инициативное и превентивное распространение информации о деятельности государственных органов. Логика разделения информации на официальные и информационные сообщения тоже непонятна. Необходимо, на наш взгляд, вести речь о презумпции открытости госорганов и других источников информации, а не дополнительных ограничениях права на доступ к информации, — говорит Ольга Диденко.

В начале октября министр информации и коммуникаций Даурен Абаев сообщил через Facebook, что его ведомство «радует оживление общественных дискуссий по поводу концепции», а «конструктивные экспертные мнения, в том числе с критикой, министерство берет на учет».

Согласно опубликованному на сайте министерства проекту, предлагается обязать журналистов проверять информацию на достоверность и брать от лица, чья информация подлежит разглашению, либо его законного представителя письменное разрешение на разглашение сведений из личной жизни и персональных данных, «за исключением случаев, если сведения указаны в официальных и информационных сообщениях».

Поправки предлагают внесение изменений в четыре кодекса и 12 законов, в том числе в закон «О рекламе», «О связи», «Об информатизации», «О почте» и «О телерадиовещании». Концепция этого проекта закона была опубликована на сайте электронного правительства в сентябре.

  • 16x9 Image

    Светлана ГЛУШКОВА

    Светлана Глушкова - корреспондент Азаттыка в Астане с декабря 2010 года. Светлана окончила Карагандинский государственный университет имени Е. Букетова. Семь лет работала на городских и республиканских телеканалах. Была корреспондентом службы новостей, редактором программ.

     

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG