Доступность ссылок

Будет ли в Казахстане банк ядерного топлива?


Бочка с урановым сырьем на руднике Инкай в Южно-Казахстанской области. Поселок Тайконур, 5 июня 2010 года.

Бочка с урановым сырьем на руднике Инкай в Южно-Казахстанской области. Поселок Тайконур, 5 июня 2010 года.

МАГАТЭ (Международное агентство по атомной энергии) отказалось строить банк ядерного топлива на базе Ульбинского металлургического завода, сообщили казахстанские СМИ. В МАГАТЭ эту информацию опровергают.

Препятствием для строительства банка ядерного топлива (БЯТ) в Восточном Казахстане стала высокая сейсмическая опасность данного региона, пишут в некоторых казахстанских СМИ.

«МЫ НЕ ПРОШЛИ ПРОВЕРКУ»

Председатель совета общественности Восточного Казахстана Владимир Лопаткин говорит Азаттыку, что банк ядерного топлива здесь строить не будут:

— Несколько месяцев назад приезжали специалисты МАГАТЭ, они проверили карты тектонических плит нашего региона и сказали, что мы находимся в сейсмически неустойчивом регионе. К такому выводу они пришли после анализа всех наших геологических документов.
Радиоактивный материал, хранящийся на Ульбинском металлургическом заводе. Иллюстративное фото.

Радиоактивный материал, хранящийся на Ульбинском металлургическом заводе. Иллюстративное фото.


Кроме того, руководство Ульбинского металлургического завода (УМЗ) не согласилось расширить свои склады для хранения низкообогащенного урана.

Эколог Владимир Лопаткин считает большой ошибкой «неиспользование широких степей Казахстана и его полезных ископаемых».

— В нашем Семипалатинском регионе пустует два миллиона гектара земли. Эта территория составляет половину площади, занимаемой Германией. Мощность тектонических плит ослабла. Конечно, земля всё еще вредна, — к примеру, там нельзя пасти скот. Тем не менее нужно использовать пустующие земли. Например, в Курчатове можно построить мощную атомную электростанцию. В нашей стране находится 20 процентов мирового урана. Почему бы его не добыть, не переработать, выпустить продукцию и не продать за рубеж? Что еще нужно нашим потомкам? — говорит Владимир Лопаткин корреспонденту Азаттыка.

В МАГАТЭ между тем говорят, что не получали из Казахстана сообщения о том, что обсуждение вопроса о площадке для банка ядерного топлива уже прекращено. Азаттык обратился в МАГАТЭ, попросив прокомментировать заявление Владимира Лопаткина в казахстанских СМИ об отказе агентства строить банк ядерного топлива в Казахстане. Официальный представитель МАГАТЭ Гилл Тюдор 26 февраля дал письменный ответ.
МАГАТЭ не получало со стороны Казахстана информации об отказе от места под строительство банка ядерного топлива. Агентство в свою очередь также не отказывалось от данного предложения.

«О переговорах между агентством и местными властями по строительству банка ядерного топлива в Казахстане МАГАТЭ узнаёт из репортажей СМИ. Для выяснения деталей соглашения переговоры продолжаются на техническом уровне. МАГАТЭ не получало со стороны Казахстана информации об отказе от места под строительство банка ядерного топлива. Агентство в свою очередь также не отказывалось от данного предложения», — говорится в ответе Гилла Тюдора.

НАДЕЖДА И СОМНЕНИЕ

Бывший председатель партии «Руханият» Серикжан Мамбеталин одним из первых в социальной сети Facebook начал разговор о том, что в Усть-Каменогорске не будет строиться банк ядерного топлива.

«Суйинши! Правительство отказалось от строительства банка ядерного топлива в Усть-Каменогорске!» — пишет Серикжан Мамбеталин.

Он при этом добавляет, что пикеты и обращения по данной проблеме не прошли даром.
Серикжан Мамбеталин, бывший председатель партии "Руханият". Алматы, 28 апреля 2012 года.

Серикжан Мамбеталин, бывший председатель партии "Руханият". Алматы, 28 апреля 2012 года.


На вопрос в социальной сети Facebook, означает ли решение об отказе от строительства банка ядерного топлива в Усть-Каменогорске, что в Казахстане вовсе не будет такого банка, Серикжан Мамбеталин ответил, что гарантии нет, что Усть-Каменогорск, точнее, площадка УМЗ была единственным удобным местом для него.

Руководитель организации «Ар.Рух.Хак» Бахытжан Торегожина — один из оппонентов строительства банка ядерного топлива в Казахстане — с сомнением относится к информации в казахстанских СМИ.

— Во-первых, я еще не видела официальной информации. Во-вторых, в эти дни должна состояться встреча с представителями МАГАТЭ. Поэтому пока с сомнением отношусь к этой радостной новости. В целом, к нашему сожалению, позиция нашего правительства — нажиться любыми путями, — говорит Бахытжан Торегожина.

ВРЕД И ПОЛЬЗА

От банка ядерного топлива Казахстану больше вреда, чем пользы, считает Бахытжан Торегожина.

— Банк ядерного топлива нельзя строить в то время, когда власть утопает в коррупции, потому что в Казахстане никто ничего гарантировать не может. К примеру, выяснилось, что 10 лет тому назад незаконно продавались ртуть и редкие виды металлов. Выяснилось даже то, что со сгоревшего склада боеприпасов в Балхаше продавалось оружие, — говорит она.
Руководитель общественной организации "Ар.Рух.Хак" Бахытжан Торегожина. Алматы, 6 апреля 2011 года.

Руководитель общественной организации "Ар.Рух.Хак" Бахытжан Торегожина. Алматы, 6 апреля 2011 года.


Гражданская активистка Бакытжан Торегожина обращает внимание на экологический ущерб, который может причинить данный проект, осуществляемый с целью развития мировой атомной энергетики.

— Скажем, Казахстан выработает ядерное топливо, его вывезут за рубеж, а затем где будет собрано и куда отправлено это использованное топливо? По соглашению, это топливо возвращается обратно на место выработки, то есть в Казахстан. Вот об этой проблеме на сегодняшний день открыто еще не говорится. Власти нам рассказывают только о той стороне дела, которая выгодна им, о второй стороне же не скажут ни слова, — говорит Бахытжан Торегожина.

Эколог Владимир Лопаткин касательно этой проблемы говорит, что существуют специальные технологии по уничтожению радиоактивных отходов.

Склад хранения ядерных отходов и банк ядерного топлива — это совершенно разные вещи, поясняют специалисты Национального ядерного центра Казахстана. Они работают с разными материалами. В банке намереваются хранить совершенно новое, необлученное ядерное топливо, по словам специалистов. Поэтому уровень его опасности не выше опасности вырабатываемого в Казахстане в большом количестве урана, говорят они.

Банк ядерного топлива (БЯТ) — это международный проект, осуществляемый при поддержке Международного агентства по атомной энергии. Главная цель проекта — поддержка развития мировой атомной энергетики, а также способствование режиму нераспространения ядерного оружия.

В качестве операторов формирования банка ядерного топлива выступили несколько стран, в том числе США, Россия и Германия. В 2010 году Казахстан предложил свою кандидатуру. МАГАТЭ исследовало два объекта, предложенные Казахстаном, — Ульбинский металлургический завод и пять площадок бывшего Семипалатинского полигона. Международное агентство по атомной энергии остановилось на рассмотрении площадки УМЗ.

Видеосюжет Азаттыка об Ульбинском металлургическом заводе в Усть-Каменогорске, подготовленный на начальной стадии переговоров о строительстве БЯТ в Казахстане

  • 16x9 Image

    Маншук АСАУТАЙ

    Маншук работает на радио Азаттык с 2004 года. Выпускница Карагандинского государственного университета имени Евнея Букетова. Работала корреспондентом на телеканалах Караганды.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG