Доступность ссылок

Казахстан, Китай и Россию назвали новым треугольником


Китайский рабочий позирует для фото на церемонии открытия казахстанского участка газопровода Туркменистан — Китай. Отар, 12 декабря 2009 года.

Китайский рабочий позирует для фото на церемонии открытия казахстанского участка газопровода Туркменистан — Китай. Отар, 12 декабря 2009 года.

В западной прессе анализируют развитие энергетических отношений между Казахстаном, Россией и Китаем и рассматривают маловероятные, но возможные попытки России поднять мировые цены на нефть.

В журнале Foreign Affairs анализируют последствия соглашения между Казахстаном, Китаем и Россией в сфере производства и поставок нефти. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предполагал, что Евразийский экономический союз (ЕАЭС) станет «возможностью синхронизировать энергетическую стратегию России и Казахстана по отношению с Китаем в целях получения более выгодных условий». Однако, после того как ситуация изменилась в связи с кризисом в Украине, введением санкций против России и резким падением цен на нефть, «появились два новых влиятельных треугольника» - Китай, Казахстан и Россия и действующие в этих странах международные нефтяные компании,— пишут в статье.

«[Для Казахстана] хорошие отношения с Китаем и Россией позволяют находить между ними равновесие, договариваясь с Россией, чтобы получить то, что хочет от Китая, и наоборот. Они также помогают недавно переизбранному Назарбаеву поддерживать экономический рост и стабильность», — пишут в Foreign Affairs. Отношения между элитами трех стран обеспечивает «приверженность треугольника их энергетическому партнерству и сотрудничеству в других сферах».

В статье указывают на растущее влияние отношений Казахстана и России с крупнейшими нефтяными компаниями, в частности ExxonMobil. Участие ExxonMobil в развитии месторождения Кашаган на Каспийском море дает надежду Кремлю, что некоторые из этих технологий могут быть применены в российских оффшорных проектах. Для Казахстана это участие также дает дополнительные рычаги в отношениях с компаниями «Роснефть» и китайской CNPC в части возможных соглашений по обмену поставками и другим энергетическим проектам, — пишут в Foreign Affairs.

СПОСОБЫ ПОВЫСИТЬ ЦЕНЫ

В журнале Foreign Policy описывают четыре «слегка безумных, но не полностью невозможных способа, с помощью которых президент России Владимир Путин может повысить цены на нефть для спасения российской экономики». Отмечая, что за последние шесть месяцев цены на нефть упали почти на 50 процентов — приблизительно с 100 до 40 долларов за баррель — и что российский бюджет построен на ценах в 100 долларов за баррель, в статье заключают, что это «может вынудить Путина предпринять действия, не ожидаемые Западом».

В качестве примера этих действий в Foreign Policy приводят четыре возможных сценария: саботаж ядерных переговоров с Ираном, дестабилизация небольших производителей или экспортных маршрутов, дестабилизация крупного производителя или же конспиративная операция.

Российский военнослужащий несет ракету для установки на истребителе «Су-25» во время учений. Ставропольский край, 12 марта 2015 года.

Российский военнослужащий несет ракету для установки на истребителе «Су-25» во время учений. Ставропольский край, 12 марта 2015 года.

«Хотя Путин и не желает видеть Иран с ядерным вооружением, он бы с радостью использовал значительный интерес Запада прийти к соглашению с Ираном в своих собственных интересах», — пишут в Foreign Policy. «Некоторые предприимчивые люди в Кремле могут даже желать, чтобы переговоры провалились, что привело бы к военному удару […] по иранским ядерным инфраструктурам». Не только потерялась бы какая-либо надежда на достижение долгосрочного соглашения, но и это «посеяло бы хаос на Ближнем Востоке», — пишут в статье.

Дестабилизировать небольших производителей Россия могла бы, способствуя нестабильности в некоторых странах-производителях, например в Венесуэле, Ираке, Нигерии, Алжире, Азербайджане, Казахстане или Мексике. Также можно оказать давление на транзитные маршруты, к примеру, на трубопроводы Баку — Супса или Баку —Джейхан. Возможным кандидатом на дестабилизацию крупного производителя является Саудовская Аравия, уязвимая со стороны Йемена, своего шиитского меньшинства или всеобщего недовольства молодежи, делают прогноз в Foreign Policy.

В статье также указывают на уязвимость Ормузского пролива, в случае закрытия которого мировые рынки мгновенно бы потеряли около 20 процентов поставок нефти, что привело бы к шоку, подобному кризису в 1973 году. В крайне маловероятном случае Россия могла бы провести конспиративную операцию по его минированию, в чем, скорее всего, обвинили бы Иран, пишут в Foreign Policy.

БИЗНЕС И ИЗМЕНЕНИЕ КЛИМАТА

В газете Financial Times между тем пишут о прошедшей недавно в Париже конференции по бизнесу и изменению климата, на которой министр нефти крупнейшего мирового производителя нефти Саудовской Аравии Али аль-Наими заявил, что в середине этого столетия в его стране могут полностью отказаться от использования ископаемого топлива. Он также сказал, что Саудовская Аравия планирует стать «мировой державой по солнечной и ветровой энергии». Однако учитывая то, что «у более одного миллиарда людей в мире всё еще нет доступа к электричеству, большой спрос на ископаемое топливо сохранится еще долгие годы», приводят его слова в Financial Times.

В газете отмечают, что на предстоящих переговорах ООН по глобальному изменению климата, которые должны пройти в декабре в Париже, необходимо «включить меры, требующие от стран улучшить работу в сфере изменения климата».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG