Доступность ссылок

НПО призвали усилить борьбу с насилием


Участники круглого стола «Жизнь без страха: положим конец безнаказанности за изнасилования». Астана, 25 августа 2016 года.

Участники круглого стола «Жизнь без страха: положим конец безнаказанности за изнасилования». Астана, 25 августа 2016 года.

Жертвы насилия говорят о недостаточной помощи со стороны государства и о том, что не всегда получают общественную поддержку. Они нуждаются в психологической и социальной помощи.

Жительница Алматы Акерке Байгазиева говорит, что после 12 лет совместной жизни развелась с мужем, не выдержав насилия с его стороны. Однако жизнь женщины была омрачена еще и тем, что коллектив, в котором она работала, невзлюбил ее за то, что она предала огласке причину развода.

— Мы живем с менталитетом «уят болады». Говорят: «Ты сама виновата, что довела его до такой ситуации, иначе он неплохой». Даже руководитель учреждения, где я работала, посоветовал мне уволиться по этой причине. Рассказав на телевидении о своей личной проблеме, я, оказывается, выставила коллектив в неприглядном свете. Как будто мне пережитого насилия было мало, еще и общество стало винить меня, — говорит женщина.

СИТУАЦИЯ С ОКАЗАНИЕМ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ И СОЦИАЛЬНОЙ ПОМОЩИ

В ходе круглого стола «Жизнь без страха: положим конец безнаказанности за изнасилования» 25 августа в Астане обсуждалось положение таких жертв насилия, как Акерке Байгазиева. В работе круглого стола, организованного неправительственными организациями (НПО), участвовали и представители власти.

Акерке Байгазиева. Астана, 25 августа 2016 года.

Акерке Байгазиева. Астана, 25 августа 2016 года.

Руководитель общественной организации «Центр поддержки женщин» Алина Орлова говорит, что после пережитого сексуального насилия жертвы нуждаются в поддержке государства.

— Государственные субсидии должны предоставляться не время от времени, а постоянно. Женщинам, ставшим жертвами насилия, во многих случаях нужна финансовая помощь. Они тоже хотят обращаться к высококвалифицированным юристам и психологам, врачам, — говорит Орлова.

Жертва преступления Акерке Байгазиева говорит, что после пережитого насилия она нуждалась в помощи психолога. Вначале она получала платную консультацию у нескольких специалистов.

— Затем я обратилась в районную больницу. Однако психологи больницы с самого начала не захотели работать со мной. И только после того, как я сказала, что обращусь к начальству, они начали говорить со мной. Однако я была недовольна их услугами. Они посоветовали мне вернуться к мужу и жить вместе. Психологи даже не попытались меня понять, — говорит Акерке Байгазиева.

Директор департамента социальных услуг министерства здравоохранения и социальной защиты Ажар Торегалиева признаёт, что работа психологов с жертвами насилия не всегда безупречна.

Психологи больницы с самого начала не захотели работать со мной. Они посоветовали мне вернуться к мужу и жить вместе. Психологи даже не попытались меня понять.

— Обеспечение больниц психологами началось с программы «Саламатты Қазақстан» в 2011 году. Тогда специалисты, получившие диплом, были молодыми и неопытными. Сейчас в больницах работает порядка 12 тысяч психологов. Подготовкой психологов занимаются в 18 высших учебных заведениях, находящихся в ведомстве министерства образования и науки. Однако качество знаний в вузах не всегда соответствует международным стандартам. Поэтому мы переучиваем молодых специалистов, которые приходят к нам, — говорит Торегалиева.

Ажар Торегалиева также подтверждает сказанное представителями НПО об отсутствии в списке бесплатных социальных услуг, оказываемых государством, услуги по оказанию помощи жертвам сексуального насилия.

— Действительно, в реестре из 11 социальных услуг, оказываемых государством бесплатно, о жертвах сексуального насилия ничего не говорится. Однако есть оказание услуг жертвам бытового насилия. Помощь жертвам сексуального насилия мы оказываем через эту услугу. В следующем году на эти услуги будет выделено 120 миллионов тенге, — говорит представитель министерства здравоохранения и социальной защиты.

РАССЛЕДОВАНИЕ ДЕЛ О НАСИЛИИ

Представители НПО, присутствовавшие на круглом столе, придерживаются мнения, что «следователи неправильно проверяют некоторые дела о сексуальном и бытовом насилии». Руководитель общественного фонда «Талдыкорганский региональный центр поддержки женщин» Жанар Нурмуханова в качестве доказательства этого утверждения рассказала историю девочки, которую изнасиловал учитель физкультуры в детском летнем лагере.

— Девочка молчала в течение года, потому что насильник постоянно угрожал ей по телефону. После поступления заявления следователь направил ее на судебно-медицинскую и психиатрическую экспертизу. Когда стало понятно, что у следователя нет улик, чтобы доказать преступление, и уголовное дело возбуждать не будут, мать девочки обратилась к нам, — говорит представитель фонда.

По словам Жанар Нурмухановой, позднее дело возобновили и было установлено, что учитель физкультуры совершил насилие. Преступника лишили свободы сроком на 11 лет. Руководитель общественной организации считает, что необходимо подготовить следователей, которые будут правильно работать с теми, кто по разным причинам не смог вовремя обратиться в полицию с заявлением о совершённом насилии.

Жительница города Алматы Акерке Байгазиева, пережившая бытовое насилие от бывшего мужа, подтверждает, что в ходе расследования дела о насилии следователи проявили халатность.

Руководитель движения #Немолчи.kz Дина Ботабаева, призывающая девушек и женщин не держать в себе пережитое сексуальное насилие и рассказывать о душевной травме, говорит, что в казахстанском законодательстве четко прописаны способы защиты подозреваемого в совершении преступлении, но не прописано, как защищаться жертвам сексуального насилия и как им получить первую необходимую помощь.

Руководитель учреждения, где я работала, посоветовал мне уволиться. Рассказав на телевидении о своей личной проблеме, я, оказывается, выставила коллектив в неприглядном свете.

— Жертвы насилия не должны блуждать между социальными сетями и общественными организациями. Способы их защиты должны быть упорядочены законодательством. Дежурные прокуроры обязаны знать, для чего они сидят. Точно так же должны работать дежурный адвокат и дежурный психолог. Инструкция нужна даже для школьников и их родителей. Родители должны знать, что говорить ребенку, чтобы не ранить его, если он вдруг окажется в такой ситуации, — говорит Дина Ботабаева.

Дина Ботабаева предлагает ужесточить наказание в отношении лиц, совершивших сексуальное насилие. По ее мнению, срок наказания лиц, признанных виновными в совершении таких преступлений, необходимо увеличить от 10 до 20 лет.

Участники круглого стола «Жизнь без страха: положим конец безнаказанности за изнасилования» направили в соответствующие государственные структуры свои предложения об ужесточении наказания в отношении насильников и по оказанию помощи жертвам насилия.

Специалисты, присутствовавшие на круглом столе, не смогли сказать, сколько конкретно человек в Казахстане ежегодно подвергается насилию. По словам участников, женщины в Казахстане открыто не говорят о насилии, с которым сталкиваются. По данным руководителя объединения юридических лиц «Союз кризисных центров» Асель Мухамедсадыковой, 60 процентов заявлений о сексуальном и бытовом насилии закрываются, не доходя до суда.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG