Доступность ссылок

Жизнь в Кокпекты спустя два года после трагедии


В поселке Кокпекты до сих пор много домов остаются не восстановленными после наводнения в 2014 году. Кокпекты, Карагандинская область, 20 июня 2016 года.

В поселке Кокпекты до сих пор много домов остаются не восстановленными после наводнения в 2014 году. Кокпекты, Карагандинская область, 20 июня 2016 года.

Более двух лет прошло после затопления поселков Кокпекты и Рабочий, а жители еще не оправились — ни морально, ни материально. Суд постановил взыскивать ущерб с виновных в гражданском порядке. Репортер Азаттыка побывала в пострадавшем селе.

Когда въезжаешь в село Кокпекты, в глаза бросается контраст: ряды новых отстроенных домов на фоне еще не оправившихся после наводнения в 2014 году обшарпанных зданий, с раскуроченными сельхозпостройками, со строительным мусором, с выставленной на улицу непригодной мебелью. В селе по-прежнему чувствуется запах сырости и гнили. Некоторые жители рассказали репортеру Азаттыка, что после потопа в селе собирали рыбу мешками. В огородах находили даже девятикилограммовых сазанов и карпов. Паласы, висевшие на улице, были истыканы мелкой рыбешкой. Многие жители до сих пор пребывают в стрессе, и не все готовы говорить с прессой.

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ

В ночь на 31 марта 2014 года в селе Кокпекты Бухар-Жырауского района и в соседнем поселке Рабочий случилось наводнение. В результате прорыва Кокпектинской плотины там прошла почти двухметровая волна с мощными кусками льда. Больше всего досталось Кокпекты. Погибли пять человек: Ногаев и Ногаева 1924 и 1963 годов рождения, Нагибина 1926 года рождения, Ромащенко 1942 года рождения, Скебетский 1979 года рождения.

Построенные дома в поселке Кокпекты на месте снесенных, в основном саманных домов, которые были разрушены в результате затопления поселка в 2014 году. Кокпекты, Карагандинская область, 20 июня 2016 года.

Построенные дома в поселке Кокпекты на месте снесенных, в основном саманных домов, которые были разрушены в результате затопления поселка в 2014 году. Кокпекты, Карагандинская область, 20 июня 2016 года.

Воспоминания о том трагическом дне семье Ромащенко даются тяжело. В разговоре с репортером Азаттыка Наталья Ромащенко сказала, что в ночь, когда случилась беда — прорвало плотину, и вода вместе с грязью и кусками льда накрыла поселок, — огромной волной унесло ее маму — пенсионерку Евдокию Ромащенко. Это произошло, когда пожилые супруги Виктор и Евдокия хотели на своей машине добраться до возвышенности. Но женщина сесть в машину не успела — ее смыло, тело нашли только утром далеко от дома, в районе местного кладбища.

Отец чудом остался жив: машину, куда уже набралась вода, вместе с папой течением мотыляло в разные стороны, почти два часа он пробыл в ледяной воде.

— Мама погибла. Отец чудом остался жив: машину, куда уже набралась вода, вместе с папой течением мотыляло в разные стороны, почти два часа он пробыл в ледяной воде. Папа месяц пролежал в больнице — у него прихватили почки, сердце, были проблемы с сосудами, и стресс он сильный испытал. Отходит до сих пор. Стараемся не вспоминать произошедшее — это очень тяжело. Маму уже никто не вернет. После случившегося хотелось, чтобы виновные были наказаны по всей строгости. Но вышло так, что за гибель пяти людей никто не ответил, а власти вообще освобождены от уголовного наказания за истечением срока давности. Как так? — недоумевает Наталья, дочь погибшей при затоплении Кокпекты.

Пострадал и дом семьи Ромащенко, мебель и вещи — впрочем, как у многих других жителей. Под водой оказалась и автомашина. Иск о возмещении ущерба Ромащенко не подавали. Говорят, тогда было не до этого: все силы отнимало восстановление дома, которым они занимались в основном сами. Сказался и стресс из-за гибели матери.

Мостик, соединяющий поселок Кокпекты, ушел под воду во время наводнения. Кокпекты, Карагандинская область, 20 июня 2016 года.

Мостик, соединяющий поселок Кокпекты, ушел под воду во время наводнения. Кокпекты, Карагандинская область, 20 июня 2016 года.

За медицинской помощью тогда обратились более 20 человек. Шестеро были госпитализированы с различными травмами, переохлаждением и нервным стрессом. Из них одна женщина чуть не утонула: нахлебалась ледяной воды. У нее развились пневмония тяжелой степени, отек легких, дыхательная недостаточность, были кровоподтеки и ссадины. У второй женщины зафиксировали отморожение кистей и стоп первой степени. Престарелый мужчина получил перелом поясничного позвонка, двустороннюю очаговую пневмонию, общее переохлаждение. Еще одному мужчине диагностирован закрытый перелом ребра. Другому — закрытый перелом обеих костей правого предплечья. Шестой житель получил ушиб мягких тканей.

НЕДОДЕЛАННЫЙ РЕМОНТ И ЛЯГУШКИ В ДОМАХ

Дом 56-летней жительницы поселка Кокпекты Нурии Хуснутдиновой так и стоит в полуразрушенном состоянии после наводнения. В таком доме, по словам женщины, страшно жить: одна стена рушится, провисает потолок, полы в двух комнатах перекореженные. Повсюду сырость, плесень, по дому скачут лягушки, бегают сороконожки и прочие мелкие существа. Женщина сетует, что нет возможности установить забор, который изломало и унесло течением.

Во многих пострадавших в результате затопления домах в Кокпекты от сырости сыплется штукатурка на стенах и потолках, вздулись полы. Кокпекты, Карагандинская область, 20 июня 2016 года.

Во многих пострадавших в результате затопления домах в Кокпекты от сырости сыплется штукатурка на стенах и потолках, вздулись полы. Кокпекты, Карагандинская область, 20 июня 2016 года.

Нурия вспоминает, что воды в доме вместе с грязью было более полутора метров. Во дворе и в огороде валялись льдины и куски асфальта с размытой дороги. По словам Нурии, которая 20 лет живет в Кокпекты, таких наводнений никогда не было.

На 600 тысяч тенге, полученные от общественного фонда помощи пострадавшим, Нурия смогла отремонтировать лишь часть дома: в двух комнатах поменяли полы, установили новые стеклопакеты (прежние выбило при наводнении), провели отделочные и косметические работы. 400 тысяч тенге выделялись как компенсация за пострадавшую бытовую технику.

— Нам пришлось взять три кредита, чтобы продолжить восстановительные работы в доме. Я прошу возместить и моральный вред, потому что нам пришлось жить в сырости, спать на полу. Я заболела, почки застудила, ноги сильно болят, развился сахарный диабет. В сырости до сих пор живем. Пусть мне вернут то, что я потеряла. Большего я не прошу. Работать я не могу, вся больная. Сын работает, вот так и выживаем. Но если нам не выплатят ущерб — мы не сможем восстановить дом, — говорит Азаттыку Нурия Хуснутдинова.

Жительница села Кокпекты Татьяна Кузнецова, пострадавшая в результате наводнения при прорыве Кокпектинской дамбы.

Жительница села Кокпекты Татьяна Кузнецова, пострадавшая в результате наводнения при прорыве Кокпектинской дамбы.

О том, что пришлось пережить и какие проблемы остаются нерешенными, репортеру Азаттыка согласились рассказать и другие кокпектинцы — Татьяна Кузнецова и ее муж Серик. В ту ночь, когда воды в поселке еще было по щиколотку, Серик крикнул жене и дочери, чтобы они скорее убегали из дома на ближайшую возвышенность. Сам бросился спасать соседских поросят, но не успел: вода хлынула с таким напором, что железные ворота вывернуло в другую сторону, и Серик кое-как взобрался на столб, где просидел почти два часа. В это время жену с дочерью при первой волне смыло, они были в нескольких метрах от реки, куда их уже заносило, но они смогли зацепиться за железный забор, и люди помогли им выбраться на возвышенность. Собравшихся тут же увезли в соседний поселок. И буквально через несколько минут та сопка тоже ушла под воду. Женщину доставили в больницу. У нее теперь проблемы с горлом.

Дом еще не просушился. Топим печку. Прыгают лягушки, до этого даже жабы были. Надо вскрывать полы во всем доме и делать новые.

— Дом сильно пострадал: его затопило водой почти на два метра, на кухне под окном льдиной пробило большую дыру, там вообще была «мясорубка». Выделенной из общественного фонда помощи не хватило. Пришлось еще брать кредит. Во всем доме удалось поменять полы только на кухне. Дом еще не просушился. Топим печку. Прыгают лягушки, до этого даже жабы были. Надо вскрывать полы во всем доме и делать новые. Обои и потолок отходят, известка шелушится. Будем судиться дальше: за пострадавший дом требуем возместить нам чуть больше двух миллионов тенге, как вышло по смете. А за моральный ущерб — за то, что тонули с дочкой и что лечились потом, — требуем один миллион тенге, — говорит Азаттыку Татьяна Кузнецова.

Поврежденные в результате затопления в 2014 году сельхозпостройки кокпектинцам никто возмещать не стал. Не учитывался этот ущерб и при составлении иска о возмещении ущерба. Кокпекты, Карагандинская область, 20 июня 2016 года.

Поврежденные в результате затопления в 2014 году сельхозпостройки кокпектинцам никто возмещать не стал. Не учитывался этот ущерб и при составлении иска о возмещении ущерба. Кокпекты, Карагандинская область, 20 июня 2016 года.

Что касается мебели и бытовой техники, пострадавших в результате наводнения, то за них жители получили только часть денег, говорят Татьяна и Серик. Многие сельчане до сих пор не могут приобрести себе всё необходимое, не говоря уже о том, чтобы вернуть всё то, что было до затопления.

ВОЗМЕЩЕНИЕ УЩЕРБА ЧЕРЕЗ СУД

Переживаний у кокпектинцев только прибавилось. Теперь они беспокоятся не только о том, как восстановить дома и на что купить мебель, но и о том, что им опять придется ездить в суд, чтобы добиться возмещения ущерба. Как ранее и говорили власти, ущерб будет взыскиваться с виновных.

— Почему не были удовлетворены наши иски сразу? Мы надеялись, что суд обяжет уже сейчас возместить нам ущерб. Суд, наверное, специально затягивали, чтобы как раз прошло два года, у двух подсудимых чиновников истек срок давности, и их освободили от уголовного наказания, — говорит Нурия Хуснутдинова, чей материальный ущерб оценен в два миллиона 300 тысяч тенге, а моральный ущерб женщина оценила в один миллион тенге.

Подсудимые и их адвокаты во время оглашения приговора по делу о прорыве Кокпектинской плотины. 20 июня 2016 года.

Подсудимые и их адвокаты во время оглашения приговора по делу о прорыве Кокпектинской плотины. 20 июня 2016 года.

Потерпевшими признан 351 человек. Из них 21 человек не стал подавать иски о возмещении ущерба. Другие подали, но потом отказались. Кому-то отказал суд. Многие жители заявили иски о возмещении им материального и морального ущерба. Оглашая приговор по делу о прорыве плотины, судья сказал, что «судом признано право на удовлетворение гражданского иска гражданскими истцами». Среди них — 187 пострадавших жителей села Кокпекты и поселка Рабочий, которые смогли документально доказать причиненный им ущерб в результате прорыва плотины. Требовать возмещения ущерба вправе и Карагандинская областная дирекция телекоммуникаций филиала компании «Казахтелеком», государственные учреждения «Отдел строительства Бухар-Жырауского района» и «Отдел строительства города Караганды». Теперь им всем придется решать вопрос с возмещением ущерба в порядке гражданского судопроизводства.

  • 16x9 Image

    Елена ВЕБЕР

    Елена Вебер - творческий псевдоним. Елена - репортёр Азаттыка по Карагандинской области. Живёт и работает в городе Темиртау.

    Елена окончила курсы журналистики в городе Темиртау и филологический факультет (кафедра журналистики) Карагандинского университета имени Е. Букетова в 2009 году. С Азаттыком начала сотрудничать в 2010 году.

     

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG