Доступность ссылок

Меру наказания за клевету смягчать не хотят


Журналисты газеты «Республика» проводят акцию протеста против обвинения их в клевете. Алматы, 8 сентября 2009 года.

Журналисты газеты «Республика» проводят акцию протеста против обвинения их в клевете. Алматы, 8 сентября 2009 года.

Рабочая группа, которая работает над новой редакцией уголовного кодекса Казахстана, не согласилась декриминализовать наказания за «клевету» и «оскорбления».


Эти деяния, по мнению представителей власти, обладают общественной опасностью, поскольку заключаются в распространении заведомо ложных сведений. Некоторые даже считают, что декриминализация этих статей приведет к росту злонамеренных посягательств на честь и достоинство граждан. Прессозащитники говорят, что отказ в декриминализации еще более затруднит обеспечение права на свободу слова.

ШТРАФ И ОБЩЕСТВЕННЫЕ РАБОТЫ

В ноябре 2011 года журналист сайта «Гульжан.орг» Валерий Сурганов был приговорен к ограничению свободы на полтора года и денежному штрафу за клевету. Уголовное дело против Валерия Сурганова возбудили на основании частного обвинения со стороны заместителя начальника департамента финансовой полиции по Северо-Казахстанской области Санджара Алиева.

Сейчас Валерий Сурганов руководит собственным интернет-проектом Insiderman.kz, где продолжает рассказывать о деятельности высокопоставленных чиновников в Казахстане.

В современном Казахстане, по его мнению, декриминализовать статью за клевету невозможно.

— Эта статья выступает как своеобразная дубинка для средств массовой Журналист сайта «Гульжан.орг» Валерий Сурганов во время суда над ним. Алматы, 7 ноября 2011 года.

Журналист сайта «Гульжан.орг» Валерий Сурганов во время суда над ним. Алматы, 7 ноября 2011 года.

информации. Ее нужно смягчить, исключив оттуда лишение свободы как наказание или ограничение свободы. Убрать это наказание, а оставить хотя бы штрафы и общественные работы, — считает Валерий Сурганов.

Он говорит, что не только журналистов обвиняют в клевете или оскорблении чести и достоинства. По обвинению в клевете всё чаще судят, по его словам, простых граждан. Любое обращение в государственный орган, изложенное в письменном виде и направленное против какого-то определенного лица с указанием конкретных имен, может привести заявителя на скамью подсудимых.

— Эта проблема есть, и она намного более широкая. Ее надо рассматривать не только в контексте СМИ. И хотя бы ради этого эту статью давно нужно смягчать. Потому что за непреднамеренное убийство в ДТП, когда кто-то пьяный сбивает кого-то насмерть, ему грозит до пяти лет лишения свободы. Но зачастую он отделывается таким сроком, как три года, или даже условным сроком. Это же несоизмеримо. Ты кого оклеветал, если даже ты это сделал преднамеренно, или ты убил человека и скрылся с места происшествия, — есть же разница, — говорит Валерий Сурганов.

«ОБЩЕСТВЕННО ОПАСНОЕ ДЕЯНИЕ»

В рабочей группе при разработке проекта новой редакции уголовного кодекса декриминализацию статьи за диффамацию никто не поддержал. Об этом в Астане на круглом столе «Перспективы реформирования медийного законодательства РК» в среду, 27 марта, рассказал Руслан Токтагулов, эксперт рабочей подгруппы генеральной прокуратуры по разработке проекта уголовного кодекса.

В интервью Азаттыку он сказал, что основным доводом, почему Руслан Токтагулов, эксперт генеральной прокуратуры по разработке проекта уголовного кодекса. Астана, 27 марта 2013 года.

Руслан Токтагулов, эксперт генеральной прокуратуры по разработке проекта уголовного кодекса. Астана, 27 марта 2013 года.

межведомственная рабочая группа, которая состояла из представителей правоохранительных органов, различных министерств и судей, отклонила декриминализацию, было то, что «само деяние обладает общественной опасностью, поскольку заключается в распространении заведомо ложных сведений».

— Неверным является сопоставление свободы слова как в контексте выражения своего мнения человеком, так и в контексте свободы средств массовой информации с таким общественно опасным деянием, как умышленное распространение заведомо ложных сведений, наносящих вред репутации другого человека, — говорит Руслан Токтагулов.

В 2010 году генеральная прокуратура разрабатывала проект закона по гуманизации уголовного законодательства, и в нем предусматривалась декриминализация таких составов, как «клевета» и «оскорбление». Но эта инициатива не нашла продолжения.

— Мы предлагали перевести в новую категорию проступков и не устанавливать арест, оставить штрафные санкции, общественные работы, но рабочая группа не поддержала эти инициативы. Генеральная прокуратура и Верховный суд предлагали декриминализацию «клеветы», но мы остались в меньшинстве, — утверждает Руслан Токтагулов.

ПРАВОЗАЩИТНИКИ ПРЕДЛАГАЮТ ВЫХОД ИЗ ТУПИКА

Правозащитники и международные эксперты заявили на круглом столе, что при реформировании законодательства Казахстану надо следовать позитивным примерам. Прозвучали упреки: если общественные организации предлагают убрать статьи за оскорбление представителей власти, то представители власти, наоборот, ратуют за эту статью. В качестве примера были приведены некоторые страны, где есть уголовное преследование за клевету, но там не делается различий, обычный это человек или чиновник, и последнему не предоставляется большей защиты. Более того, в законодательстве этих стран есть положения, согласно которым представители власти должны быть более терпимы к критике.

— В законодательстве Украины, чтобы должностное лицо могло выиграть иск по защите чести и достоинства в гражданском процессе, необходимо, чтобы суд установил наличие умысла. Без «умысла» можно получить только опровержение Украинские журналисты проводят акцию протеста, требуя прекратить преследования по обвинениям в клевете. Киев, 1 октября 2012 года.

Украинские журналисты проводят акцию протеста, требуя прекратить преследования по обвинениям в клевете. Киев, 1 октября 2012 года.

информации, а денежную компенсацию — только в случае при наличии умысла журналиста или СМИ, — говорит Тарас Шевченко, эксперт офиса представительства ОБСЕ по вопросам свободы СМИ и директор киевского Института медиа права.

В Казахстане по статье за вторжение в частную жизнь, по его мнению, существуют непомерно большие санкции.

— Если за «оскорбление» и «клевету» максимально два-три года, то о защите частной жизни — пять лет лишения свободы, запрет на занятие профессиональной деятельностью. Невозможно дать четкое определение, что такое частная жизнь. Здесь может быть очень много субъективизма в принятии решений. Можно подумать, вмешательство в частную жизнь — это публикация, где будет описано о чрезмерно пышном праздновании свадьбы или дня рождения. За это сразу дают пять лет, потому что критериев никаких нет, — говорит Тарас Шевченко.

Он рассказал, что в Украине к уголовной ответственности попытались привлечь журналистов одного интернет-портала, которые в парламенте засняли СМС-сообщения депутатов, а позже обнародовали их. В результате общественных дискуссий дело не дошло до суда, его закрыли.

Президент прессозащитной организации «Адил соз» Тамара Калеева говорит, что в Казахстане пытаются равняться на некоторые страны Европы, где также есть уголовная ответственность за «клевету». Но казахстанские чиновники, по ее
Я уверена, что это какие-то отдельные чиновники из своих личных интересов, личных страхов стоят за «клевету» и «оскорбление» в уголовном кодексе.

словам, умалчивают, что там уже давно никого не судят за это. Тогда как в Казахстане ежегодно поступает в суд до 20 уголовных дел по обвинению в клевете и оскорблении чести и достоинства, говорит Тамара Калеева.

— Я уверена, что это какие-то отдельные чиновники из своих личных интересов, личных страхов стоят за «клевету» и «оскорбление» в уголовном кодексе, — считает Тамара Калеева.

Юрист Сергей Уткин говорит, что важные решения и поправки в законодательство принимаются чаще всего на закрытых рабочих группах и в спешке. Нынешний уголовный кодекс, по его словам, и так работает в Казахстане, но многое не выполняется.

— У нас в Казахстане слишком много свободы слова? У нас получилось так, что журналисты зажрались, обнаглели, распустились и государство, — бедное, несчастное — его просто трясет от этой чересчур свободы? Если это такая проблема, то они так должны. А если проблема в другом, то надо что-то другое делать, — говорит Сергей Уткин.

Планируется, что в августе этого года проект нового уголовного кодекса будет вынесен на рассмотрение парламента. По информации генеральной прокуратуры, ввести его в действие намерены в июле 2014 года.
  • 16x9 Image

    Светлана ГЛУШКОВА

    Светлана Глушкова - корреспондент Азаттыка в Астане с декабря 2010 года. Светлана окончила Карагандинский государственный университет имени Е. Букетова. Семь лет работала на городских и республиканских телеканалах. Была корреспондентом службы новостей, редактором программ.

     

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG