Доступность ссылок

Звонок о «бомбе» только для учителя


Учитель физики Юрий Пак, обвиняемый в «лжетерроризме». Караганда, 16 июня 2016 года.

Учитель физики Юрий Пак, обвиняемый в «лжетерроризме». Караганда, 16 июня 2016 года.

Адвокаты учителя из Караганды, обвиняемого в «лжетерроризме», утверждают, что на скамье подсудимых не тот человек. Следствие настаивает на обратном, а некоторые «потерпевшие» заявили о нанесенном им ущербе.

В Казыбекбийском районном суде города Караганды разбирается случай годичной давности. По версии следствия, в прошлом году Юрий Пак позвонил в полицию и сообщил о своем намерении заложить бомбу в одном из крупных торговых центров города. Следствие предоставило суду как главное вещественное доказательство аудиозапись звонившего, уверяя, что голос «злоумышленника» якобы принадлежит именно подсудимому, с чем он сам не согласен. Юрию Паку — учителю физики общеобразовательной школы — предъявлено обвинение по статье «Заведомо ложное сообщение о готовящемся акте терроризма». От работы учитель не отстранен.

ГРОМКОЕ «ДЕЛО УЧИТЕЛЯ»

Уже больше года обвиняемый в «лжетерроризме» учитель физики Юрий Пак, ранее занимавший еще и должность завуча карагандинской школы, пытается доказать, что это не он звонил в полицию. Сначала Юрий Пак был свидетелем по этому делу, а потом перешел в статус обвиняемого.

Юрий Пак отрицает все обвинения в свой адрес, поясняя, что в тот день он оставил свой смартфон в кабинете в сумке. Адвокаты и подсудимый не исключают удалённого доступа к телефону через социальные сети, считая, что его мог кто-то «взломать». Ранее они настаивали на проведении экспертизы по возможной удаленности доступа.

— Никакого преступления я не совершал. Вину свою я так же, как и прежде, не признаю. Ни одной экспертизы мне не показывали, ни одного результата, хотя я просил. Мне сказали, что это не положено. Я открыто заявляю: голос принадлежит не мне! — сказал подсудимый Юрий Пак в ходе допроса в суде.

В суде были заслушаны аудиозаписи, представленные в качестве вещественных доказательств. Это запись разговора между оператором УВД и неким злоумышленником, позвонившим в полицию. В аудио, которое было прослушано в суде при всех участниках процесса и СМИ, некий мужчина предположительно с восточным акцентом и не совсем трезвым голосом говорит оператору, что он «десять лет отсидел ни за что и не является психически больным» и что сейчас он хочет «заложить бомбу в ЦУМе».

В ходе судебного процесса по делу учителя Юрия Пака. Судья Алия Жошева. Караганда, 16 июня 2016 года.

В ходе судебного процесса по делу учителя Юрия Пака. Судья Алия Жошева. Караганда, 16 июня 2016 года.

При этом он говорит, что сейчас перейдет в более спокойное место, несколько раз произносит слово «Караганда» при упоминании объектов, как бы уточняя, что это действительно в Караганде. На вопрос оператора, где он сейчас находится и может ли к нему подъехать оперативная группа, которой он может высказать свои пожелания и просьбы, мужчина на другом конце провода говорит, что не хочет иметь дел с полицией. Далее мужчина говорит что-то еще, и затем связь обрывается.

Также были заслушаны аудиозаписи проведенных экспертиз на идентичность голоса. Адвокаты и сам подсудимый просят суд признать эти экспертизы недопустимыми в качестве вещественных доказательств.

«ПРОСТО НАДО БЫЛО КОГО-ТО ПОСАДИТЬ»

Адвокаты подсудимого обращают внимание суда и участников судебного процесса на несоответствия в деле и «вещественных доказательствах».

— Судьба вещественных доказательств долго не решалась. Это может наводить на мысль, что на запись злоумышленника могло быть оказано воздействие. Образцы голоса моего подзащитного были отобраны с элементами обмана, своего письменного согласия он не давал. Все проведенные экспертизы были проведены и получены с грубейшими нарушениями, — говорит один из адвокатов Юрия Пака.

Защита также убеждает, что Юрий Пак никак не мог сделать звонок в это время, поскольку находился вместе с другими учителями в другом кабинете. Также защита говорит, что у Юрия Пака есть дефект речи, который не был замечен в представленной аудиозаписи звонившего. Говорила защита и о других различиях.

Образцы голоса моего подзащитного были отобраны с элементами обмана, своего письменного согласия он не давал. Все проведенные экспертизы были проведены и получены с грубейшими нарушениями.

— Данные аппаратуры технического контроля и она в целом рассыпает всю версию следствия о том, что данное преступление совершил мой подзащитный. Просто надо было найти человека, которого надо было посадить на скамью подсудимых, и в силу проводимой кампании в Казахстане о привлечении телефонных террористов к уголовной ответственности закрыть данный статистический показатель. Я понимаю, что это проводится огромная работа, я двумя руками за то, чтобы люди, которые «требушат» наше общество, строго привлекались к уголовной ответственности. Но в данном случае… Просто вы представьте: шесть лет лишения свободы — и какой-то маленький статистический показатель нераскрытого преступления. Это же две несопоставимые вещи, — говорит второй адвокат подсудимого.

ИСКИ «ПОТЕРПЕВШИХ»

В качестве потерпевших признаны управление внутренних дел города Караганды, управление по чрезвычайным ситуациям, станция скорой и неотложной помощи и собственно сам торговый центр, куда якобы намеревался заложить взрывное устройство некий злоумышленник, которым следствие называет Юрия Пака.

Просто надо было найти человека, которого надо было посадить на скамью подсудимых, и в силу проводимой кампании в Казахстане о привлечении телефонных террористов к уголовной ответственности закрыть данный статистический показатель.

Все потерпевшие, кроме руководства торгового центра, заявили иски о возмещении материального ущерба, который выразился, по их мнению, в израсходованном бензине в тот день на ложный вызов о якобы готовящемся террористическом акте и работе специалистов в тот день. Суммы исков небольшие: от двух до десяти тысяч тенге.

Перед прениями сторон, которые были намечены на 17 июня, потерпевшие не отказались от своих материальных претензий, а некоторые даже настаивают на привлечении к уголовной ответственности подсудимого. По казахстанскому законодательству за «заведомо ложное сообщение о готовящемся акте терроризма» может грозить до шести лет тюрьмы.

  • 16x9 Image

    Елена ВЕБЕР

    Елена Вебер - творческий псевдоним. Елена - репортёр Азаттыка по Карагандинской области. Живёт и работает в городе Темиртау.

    Елена окончила курсы журналистики в городе Темиртау и филологический факультет (кафедра журналистики) Карагандинского университета имени Е. Букетова в 2009 году. С Азаттыком начала сотрудничать в 2010 году.

     

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG