Доступность ссылок

Алма-Ата порой становилась местом ссылки тех, кого сталинский режим считал своими врагами или просто неблагонадежными. Самый известный из этих политических ссыльных — Лев Троцкий, главный оппонент Сталина, который прибыл сюда 25 января 1928 года.

Троцкий — одна из ключевых фигур в подготовке и осуществлении Октябрьской революции в Петрограде, создатель Красной армии и один из организаторов ее победы в Гражданской войне. Его авторитет в период Октябрьской революции и Гражданской войны был необычайно высок. В одно время Троцкий бросил вызов советскому диктатору Сталину, причем еще тогда, когда был жив Ленин, основатель Советского государства. Руки советских агентов достали Троцкого много лет позднее в Мексике, где он и был убит. Однако до эмиграции Троцкий подвергался ссылке в Алма-Ату (так тогда на русском языке называлась столица Казахстана), и эта страничка его сложной и драматической биографии малоизвестна.

Бывший первый секретарь ЦК Компартии Казахстана Динмухамед Кунаев писал в своих мемуарах, вспоминая школьные годы в Алма-Ате: «В школе нас подробно знакомили с биографиями главных руководителей государства — Ленина и Троцкого. Повсюду вывешивали их портреты. В пионерах мы разучивали посвященные им песни и стихи, особенно их много было после смерти Ленина».

Динмухамед Кунаев, бывший первый секретарь ЦК Компартии Казахстана.

Динмухамед Кунаев, бывший первый секретарь ЦК Компартии Казахстана.

Когда стало ясно, кто станет преемником Ленина после его смерти, политическая судьба Троцкого была предрешена. Им, как известно, стал Иосиф Сталин. Пропагандистский аппарат постепенно превратил Троцкого из героя революции в ее врага. К концу 1927 года его не только лишили всех партийных постов, но и исключили из коммунистической партии. Троцкого предполагали выслать в Астрахань. После протестов его соратников место ссылки было заменено на значительно более удаленную Алма-Ату.

17 января Троцкий был отправлен поездом в алма-атинскую ссылку. В то время Алма-Ата была отличным местом, чтобы упрятать политического оппонента, — за четыре тысячи километров от Москвы, в 250 километрах от железной дороги и примерно на том же расстоянии от границы пустынных провинций Китая.

В Алма-Ату вместе с Троцким приехали его жена Наталия и старший сын Лев. Они прибыли сюда ночью 25 января, после трудного переезда на автомобиле из Фрунзе (нынешнего Бишкека) через Курдайский перевал. В течение года ссылки к ним приезжали погостить младший сын Сергей и невестка (жена старшего сына).

КУНАЕВ О ТРОЦКОМ

Еще одна цитата из воспоминаний Динмухамеда Кунаева: «Но вот однажды нам стало известно, что Троцкого освободили от всех его постов, выслали из Москвы, и теперь он живет в нашем городе. Понятно, что желание увидеть его было огромным».

Юный Динмухамед и его одноклассники знали, в каком доме живет Троцкий. Возвращаясь из школы, всегда проходили мимо, но увидеть ссыльного жильца им так и не удалось. Но однажды неожиданно встретились с ним. Динмухамед с одноклассниками возвращался из похода в урочище Медеу. Навстречу им появилась ехавшая вверх телега, за которой шли женщины.

«Впереди всех уверенно шел человек в пенсне, с клиновидной бородкой, небольшого роста. Мы без труда узнали по знакомым портретам и фотоснимкам в этом человеке Троцкого. Замерев, почтительно поздоровались. Он ответил на наше приветствие и, не останавливаясь, продолжил со своими спутницами путь в направлении урочища Медеу».

Динмухамеду Кунаеву доводилось потом еще несколько раз видеть Троцкого в охотничьем снаряжении и неспешно прогуливавшегося на улицах.

Лев Троцкий.

Лев Троцкий.

Увидеть знаменитого ссыльного и поговорить с ними хотели многие. И кому-то это удавалось. Это были военнослужащие, рабочие, колхозники, казаки Малой станицы, учащиеся техникумов. Сведения об этом содержатся в документальной повести Т. и С. Жалмагамбетовых «Л. Д. Троцкий в алма-атинской ссылке» (Алма-Ата, 1992), написанной по архивным материалам КГБ.

Не для всех эти встречи имели благополучные последствия. При участии ГПУ (Главного политического управления) некоторых из-за этого увольняли с работы, отчисляли из техникума. Для приглядывающей за Троцким спецслужбы его контакты с населением были нежелательны.

ЖИТЬЕ-БЫТЬЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО ССЫЛЬНОГО

Первые три недели ссылки семья Троцких жила в гостинице. Жена Троцкого так описала это место: «Приехали. Куда? Оказалось, на улицу Гоголя, в гостиницу «Джетысу», меблированные номера действительно времени Гоголя. Нам отвели две комнатки. Соседние номера были заняты конвоем и местными агентами ГПУ».

Бытовые условия Троцких не устраивали. 31 января 1928 года он писал председателю ГПУ Вячеславу Менжинскому и председателю ЦИК Михаилу Калинину (пунктуация сохранена): «Мы поселены ГПУ гостинице условиях близких тюремным. Питаемся ресторанной пищей гибельной для здоровья. Не имеем возможности извлечь белье книги из багажа отсутствием помещения. Оплата гостиницы ресторана нам совершенно не по средствам. Необходима достаточная квартира кухней».

Подыскать более удобное жилье в то время в городе было трудно. Все свободные квартиры были забронированы в связи с ожидавшимся переездом в Алма-Ату из Кзыл-Орды правительства Казахской АССР. После настойчивых требований Троцкого ему предложили переехать в помещение агентства Народного комиссариата иностранных дел (НКИД) на улице Красина, 75. До наших дней в Алматы этот дом не сохранился. Он находился на отрезке улицы Уалиханова между улицами Гоголя и Жибек Жолы (за гостиницей «Отрар»).

Лев Троцкий (слева) и Владимир Ленин (справа) беседуют во время перерыва на 2-м съезде Третьего Интернационала. Москва, 1 января 1920 года.

Лев Троцкий (слева) и Владимир Ленин (справа) беседуют во время перерыва на 2-м съезде Третьего Интернационала. Москва, 1 января 1920 года.

О новом жилище Троцкий в телеграмме Орджоникидзе, Калинину и Менжинскому писал, что квартира без отхожего места, с разрушенной кухней, зато возле ГПУ исключительно для удобства последнего. Своим единомышленникам он писал, что пришлось покупать мебель, восстанавливать разоренную плиту и вообще заниматься строительством. Из письма Троцкого: «Сaмa по себе квaртирa хороша, имеется даже электричество (это случайность, в частных домах электричества здесь почти нет), но, как уже скaзaно, часть города, в которой мы живем, в климатическом отношении не очень хороша».

Из других писем Троцкого можно узнать, что из-за слабости местной электростанции свет подают с семи вечера до полуночи, да и то с перебоями от нескольких минут до получаса.

Троцкие стремились поселиться в верхней части города, в районе нынешнего проспекта Абая, так как то место было менее малярийным, а малярией в Алма-Ате начали страдать как Троцкий, так и его жена. Предгорья считались почти свободными от малярии. Семья Троцких на лето и часть осени переселилась в предгорья. Начальник ГПУ Казахстана Каширин распорядился выделить и отремонтировать Троцкому государственную дачу в совхозе ГПУ. Дача состояла из двух комнат, кухни и веранды.

Вместе с хозяином дачи и его семьей Троцкие следили за созреванием плодов и принимали деятельное участие в их сборе. Потом варили варенье. А в саду стучала пишущая машинка — Лев Давидович диктовал машинистке свои работы, в том числе «Критику программы Коминтерна».

Из писем Троцкого из ссылки видно, что Алма-Ата в конце 1920-х годов переживала не лучшие свои времена в плане благоустройства, снабжения.

«Общие бытовые условия в городе неблагоприятны. Почти в течение всех трех месяцев, что мы здесь живем, в городе ощущался недостаток в хлебе, да и в большинстве других продуктов и промышленных товаров. Везде и всюду очереди».

Финансовые условия Троцких в ссылке были стесненные. Семье государство ежемесячно платило пособие в 50 рублей. В книге Т. и С. Жалмагамбетовых приводятся данные, что одно время Троцкие были не в состоянии оплатить коммунальные услуги. А это — 9 рублей 90 копеек в месяц. В одном из писем городского коммунального отдела был ультиматум оплатить услуги в десятидневный срок, иначе дело о взыскании денег грозили передать в нарсуд.

Финансовым подспорьем были гонорары, которые Троцкий получал за выполнение заданий Института Маркса и Энгельса.

Много времени Троцкий в ссылке уделял переписке со своими единомышленниками. За апрель — октябрь было получено около тысячи политических писем и документов и около 700 телеграмм, а отправлено за то же время около 550 телеграмм и не менее 800 политических писем, в том числе ряд крупных работ.

КОНЕЦ ССЫЛКИ

Судя по всему, Троцкие смирились с тем, что в Алма-Ате им придется «задержаться» надолго. Хотя для Троцкого к зиме 1928 года сложились невыносимые для работы условия. Он оказался в почтовой блокаде и в почти полной изоляции от своих единомышленников в других частях страны. Уменьшение объема корреспонденции объясняется как мерами властей, так и сокращением числа сторонников Троцкого.

Фрида Кало, известная мексиканская художница (слева), и Лев Троцкий в Мексике в конце 30-х годов прошлого века.

Фрида Кало, известная мексиканская художница (слева), и Лев Троцкий в Мексике в конце 30-х годов прошлого века.

20 января 1929 года в дом Троцкого пришла большая группа агентов ГПУ. Ему предъявили выписку из протокола заседания коллегии ОГПУ о высылке из пределов СССР за «контрреволюционную деятельность», выразившуюся в «организации нелегальной антисоветской партии, деятельность которой за последнее время направлена на провоцирование антисоветских выступлений и подготовку вооруженной борьбы против советской власти».

Подготовка к отъезду шла один день. Из вещей взяли главным образом рукописи и книги. На рассвете 22 января 1929 года Троцкий, его жена и сын Лев были посажены в автобус, который вывез их из Казахстана все той же дорогой через Курдайский перевал.

Использованы материалы книги Т. и С. Жалмагамбетовых «Л. Д. Троцкий в алма-атинской ссылке» (Алма-Ата, 1992), опубликованные письма и дневники Л. Троцкого, публикации его биографов Н. Васецкого, Ю. Фильштинского, Г. Чернявского, материалы книги Д. Кунаева «От Сталина до Горбачева» (Алматы, 2012).

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG