Доступность ссылок

Чем похожи друг на друга расследования по коррупционным делам в постсоветских странах.

Резонансные антикоррупционные события «послемайдановской эпохи» в Украине, казалось бы, являются делом самой Украины. Однако если рассматривать их в более широком контексте, то они могут восприниматься в качестве некоей «ролевой модели», опыт которой может быть весьма иллюстративным для стран всего постсоветского пространства: типология развития коррупции в странах бывшего СССР имеет множество совпадений. Скажем, в сегодняшнем Казахстане резонансные антикриминальные и антикоррупционные события, хотя и проходят с противоположного фланга, нежели в Украине, все равно имеют компаративистское свойство. Судите сами.

После победы Майдана общественность Украины стала свидетелем резонансных разоблачений и сенсационных документов с компроматом на политиков и компрадоров. Последним по времени из них стал триллер с главным налоговиком страны Романом Насировым. Говоря откровенно, рядовому украинцу наплевать на то, как будет покаран Насиров, равно и то, кого посадят вслед за Насировым. Гораздо более актуально то, какова вероятность их наказания за совершенные ими преступления. Для рядового украинца главным вопросом выступает то, принесут ли разоблачения и наказание чиновников-коррупционеров позитивные перемены в их личной жизни?

Действительно ли Национальное антикоррупционное бюро Украины работает, основываясь на силе закона, без указки Порошенко?

Гораздо актуальнее, впрочем, другое: кто следующий и кто стоит за тем, что происходит? Означает ли происшедшее реальное очищение власти или откровенное жертвоприношение неугодных в преддверии выборов? И, наконец, самое главное: действительно ли Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ) работает, основываясь на силе закона, без указки Порошенко, и его президентская власть в данном случае ни при чем?

На этот отнюдь не риторический вопрос, пытаются ответить политики и политические эксперты Украины. Как считает Виктор Небоженко, политолог, директор социологической службы «Украинский барометр», произошедшее событие демонстрирует обострившуюся конкуренцию между НАБУ и прокуратурой Украины, возглавляемой креатурой президента Юрием Луценко.

Это означает сигнал, направленный высшему звену украинского истеблишмента о том, что любой из них может попасть под антикоррупционные действия.

Переведя арест Романа Насирова с языка современного украинского на общепонятный, это означает сигнал, направленный высшему звену украинского истеблишмента о том, что любой из них может попасть под антикоррупционные действия. И этим человеком может стать кто угодно, вплоть до самого Юрия Луценко, тот же глава Совета безопасности Украины (СБУ) или руководитель военной прокуратуры. Это, так сказать, социальный заказ, адресованный Петру Порошенко. Страна погружена в тотальную коррупцию на фоне военного противостояния с Россией. Контрабанда в районе Антитеррористической операции (АТО), в которой замешаны высокие чины страны, остается безнаказанной. Пока еще можно сделать предположение о том, что начался процесс неуправляемого самоочищения властных структур.

На самом деле, никто не хотел этого - ни НАБУ, ни Роман Насиров, ни президент. Когда «осведомленные знатоки политического подковерья» рассказывают страшные вещи о том, что президент долго и задушевно говорил с Насировым, тепло с ним попрощался, и уже через час Насирова пытались арестовать, то тут ничего из сталинского арсенала закулисных интриг нет. Другое дело, что когда решался вопрос о том, откуда взять деньги и как решать вопрос о коррупции в Верховной Раде, опальный Александр Онищенко сказал, что он готов участвовать вместе с президентом в этой операции. Но при этом взамен попросил решить его налоговые проблемы. Можно предположить, что Порошенко попросил Насирова решить эти проблемы в пользу Онищенко. Это предположение свидетельствует о системности коррупции и о том, что всякое действие на высших этажах власти, может нести коррупционную нагрузку.

Сегодня любой, кто находится во власти или в большой политике, может стать «ритуальной жертвой».

По мнению Константина Бондаренко, члена Гуманитарного совета при президенте Украины, следующими фигурантами резонансных дел может стать кто угодно. Но то, что в стране все связано круговой порукой, – это факт. Сегодня любой, кто находится во власти или в большой политике, может стать «ритуальной жертвой».

То, что Порошенко в деле Романа Насирова занял нейтральную позицию, показывает его ближайшему окружению, что система его власти дала сбой и что каждый сегодня должен будет защищать себя сам. На закате своей власти аналогичную позицию занял Виктор Янукович. Результат подобной политики известен.

В блогах на сайте Азаттык авторы высказывают свое мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG