Доступность ссылок

В чем заключается формула успешного казахстанского сериала? На примере сериала «Тайталас» ее пытаются найти режиссер Ахат Ибраев и киновед Гульнара Абикеева.

В последнее время на отечественных телевизионных каналах стали появляться качественные сериалы, снимаемые казахстанскими режиссерами кино. Практически кинематографическое качество было у сериала «Эн-ага» Жасулана Пошанова, который рассказывал о творчестве композитора Шамши Калдаякова. Необычным был и сериал «Тайталас» Ахата Ибраева, рассказывающий о мире бокса. Казалось бы, в одном случае – самый популярный наш композитор-песенник, в другом – самый популярный у нас вид спорта. Но в обоих случаях почему-то никакого резонанса ни в СМИ, ни в соцсетях (практически) не было. Возможно, казахстанцы все-таки не ценят свой отечественный кино- или телепродукт и обращают внимание только на то, что пиарится извне.

Абикеева: Честно говоря, меня удивила первая серия, которая была посвящена полностью лишь одному поединку, то есть это нарушало законы драматургии, когда в начале сериала должны быть представлены все главные герои. Конечно, вы их представили, но акцент сделан на боксе. Кстати говоря, я посмотрела статистику на Youtube: если последние серии посмотрело чуть больше 5000 человек, то первую – 14000. Получается, людям было интересно увидеть именно боксерский поединок? Как вы его сняли? Даже мне, человеку далекому от бокса, очень понравились эти выходы на боксерский ринг – с собаками, огнями, мотоциклами. Скажите, это так и происходит на самом деле?

Ибраев: Мы немножко приукрасили, конечно. Фактически мы показываем мир профессионального бокса. Это бои, на которых вполне легально организаторы на ставках, на билетах зарабатывают деньги. Мы подумали: почему бы нашим вымышленным организаторам не придумать какое-то шоу, потому что мы хотели подчеркнуть, что это не любительский спорт, не любительский бокс, где участвуют сборные, олимпийские сборные, там все очень холодно, есть четкие правила…

Абикеева: То есть вы хотели показать шоу, каким оно могло бы быть на такого рода боксерских поединках именно у нас в Казахстане. Поэтому вы использовали региональные мотивы?

Конечно, если бы у нас был огромный бюджет, я бы показал всю закулисную работу, которая проводится сейчас в профессиональном боксе.

Ибраев: Мы хотели этими сценами усилить эффект ожидания, напряжения. И при этом придать зрелищности, сделать из этого шоу. «Выходы» мы придумывали вместе с нашим художником-постановщиком Алией Одинаевой, сидели ночью и расписывали, кто как из героев будет выходить. Эти «выходы» должны были также подчеркивать характер персонажей. Конечно, если бы у нас был огромный бюджет, я бы показал всю закулисную работу, которая проводится сейчас в профессиональном боксе. Это настолько популярный вид спорта и в Восточной Азии, и в Латинской Америке, и в США, и в Европе, что нет ограничений по тому, как эти бои показывать. Это была интересная задача для нас, киношников.

Абикеева: Кроме этих выходов мне понравилось, как, собственно, был снят и смонтирован сам бой. Вы ориентировались на примеры из мировой киноклассики?

Ибраев: Да, я пересмотрел фильмы Скорсезе, прямо перед съемкой мы посмотрели «Крид» - это заключительная часть фильмов Рокки, и там первый раунд снят одним дублем, без монтажа, - и мы так же сняли. На самом деле мы думали, что это гораздо сложнее. Оказалось, что это не так трудно, если все правильно отрепетировать. В реалистичности боев нам очень помог Бауыржан Абишев – постановщик каскадерских боев. Во многом это не наша заслуга, а заслуга актеров и каскадерской группы, которая оттачивала каждый удар.

Абикеева: В первой серии персонаж Серика Шарип (Шако) – такой яркий, запоминающийся! Расскажите о кастинге на этот сериал.

Кадр из сериала "Тайталас".

Кадр из сериала "Тайталас".

Ибраев: По поводу кастинга. Когда мы написали сценарий, я изначально знал и понимал, что на главную роль – роль Куаныша, - хотел бы взять Аяна Утепбергена. Я знал, что Аян недалек от мира бокса, что он когда-то им занимался, и мне хотелось вытащить его на передний план. Я все время видел его на вторых ролях – в «Жаужурек мын бала», «Рэкетир 2» - это были всегда сильные роли. Когда мы ему показали драфт сценария, ему он очень понравился, и он сказал, что мечтал сняться в сериале про бокс.

Абикеева: А Шако?

Ибраев: С Шако у нас своя история. Дело в том, что в кино он пришел вместе со мной. Я режиссировал шоу мюзиклов Наурыз Jam, а Шако выступал за один из университетов и помогал нам с организацией. Он тогда учился на юриста, вообще он из семьи юристов. Я его увидел и сказал – «Ты настоящий киношник, тебя надо сниматься». Я его снял в сериале «Хранители солнца» тоже для телеканала «Хабар».

Абикеева: То есть вы его открыли для кино?

Ибраев: Я не люблю так говорить, потому что по нему видно, что у него такая судьба, что он принадлежит нашему киношному миру.

Абикеева: Честно говоря, из всех актеров «Тайталаса» для меня открытием стала актриса Нуржан Бексултанова, которая сыграла роль матери героя. Она практически держит на себе психологическое напряжение сериала. Она раньше снималась в кино?

Ибраев: Насколько я знаю, она снималась только в одном фильме – «Уроки гармонии». Она там сыграла мать одного из героев. На самом деле с этим персонажем такая история: на эту роль я хотел пригласить Алтынай Ногербек, мы созванивались с ней, но она не смогла приехать, поскольку живет и работает в Астане, и она же порекомендовала мне Нуржан. У нас фактически кастинга как такового не было: мы постоянно думали о тех актерах, которые существуют, и как карты расставляли их воображаемые фотографии на столе. С Нуржан кинопроб я не проводил, потому что понимал, что она – актриса и умеет играть, я просто попросил ее написать свое видение персонажа по двум сериям. Я прочитал и понял, что она – наш человек, потому что ее видение полностью совпадало с тем, как мы ее чувствовали. Вот эти сочинения, которые актеры писали о своих персонажах, помогли нам в написании сценария. Нуржан мы выбрали на основании ее «сочинения».

Актриса Нуржан Бексултанова (справа) в фильме "Уроки гармонии".

Актриса Нуржан Бексултанова (справа) в фильме "Уроки гармонии".

Абикеева: Она, мне кажется, и ведет линию семьи, конфликтует…

Ибраев: Я извиняюсь, что прерываю вас. По мне, фактически во всем виновата она – вот этот персонаж матери. Есть такая психологическая расстановка, о которой все, наверное, знают. Это когда у человека есть проблемы – семейные, кармические – и человека заставляют углубиться в свое прошлое, в своих предков, встать на их место и попытаться разрешить ситуации, которые были до тебя. Я ей сказал: «Вы во всем виноваты. Возможно, вся эта ситуация так сложилась из-за того, что у ваших предков были какие-то неразрешенные проблемы, и жизнь дает вам эти испытания, чтобы вы отработали эти проблемы. Фактически вы понимаете, что ничего нельзя вернуть назад, сын не знает, что персонаж Ерика Жолжаксынова - не его родной отец, что муж не любит вас, мучается, и, в конечном счете, живете вы неправильно. На самом деле этот узел можете развязать только вы. Но вы этого не сделали, так как у вас есть свои страхи и комплексы. Вы повторяете те же ошибки, что были совершены вашими же предками». Мы вот так с ней и работали. Я думаю, что персонаж этот нравится, потому что Нуржан предала ему психологическую глубину.

Абикеева: Ну, да, это главная интрига фильма, которая проявляется, кажется, в седьмой серии, когда она рвет фотографию, на которой настоящий отец Куаныша и она. Я немного не поняла, отец Куаныша был пианистом или дирижером?

Это абсолютно, кардинально различные миры: куда Аян попал – это мир спорта, и мир отца – мир музыки.

Ибраев: Его отец был музыкантом. Мы никогда не уточняли, кем конкретно он был. Это был человек из мира музыки. Это абсолютно, кардинально различные миры: куда Аян попал – это мир спорта, и мир отца – мир музыки. Может быть, поэтому он себя комфортно не чувствует в мире бокса, поэтому мы стали показывать, как Аян играет на пианино. Не хотелось все рассказывать, хотелось намеками показать.

Абикеева: Кстати говоря, об этих монологах героев или лучше их назвать «разговоры со зрителем». Мне понравился план, когда Байгазы обедает и перед ним стоит ряд пустых бокалов. Ты понимаешь, что это условность, говорящая об образе героя. Вообще, мне хотелось бы отметить высокое художественное решение многих мизансцен в сериале, что автоматически придало ему качество фильма. И все же вопрос – зачем нужны были эти монологи?

Ибраев: Дело в том, что сценарист наш Тулеген Байтукенов так глубоко прописывал характеры, интриги, и, чтобы все понять, нужно прямо, не отрываясь, смотреть сериал. Мы вместе работали с ним над сценарием, но когда мы отсняли часть материала, то поняли, что так не пойдет. Тогда мы решили, что персонажи будут проговаривать свои планы. Так появились монологи, где персонажи объясняют свои действия. Конечно, многие считают, что закадровые голоса – признак слабости, что это говорит о нашей неспособности рассказать историю визуально. Но нам хотелось, чтобы персонажи как бы разговаривали со зрителем. Там есть такие моменты, когда, скажем, персонаж Ерика Жолжаксынова прямо спрашивает что-то у зрителей.

Абикеева: Это понятно. Не случайно же говорят, что сериалы не столько смотрят, сколько слушают. А вот на кого я смотрела, не отрываясь, так это на Байгазы в исполнении Байкенже Бельбаева. Два года назад за роль второго плана мы отметили его призом «Выбор критиков» за маленькую роль в фильме «Ограбление по-казахски». Но здесь Байкенже – просто потрясающий, у него такая энергетика, такая сила! После этого сериала я называю его не иначе как наш «Энтони Хопкинс» - он может сыграть и людоеда, и сумасшедшего, и страстного игрока! Почему вы выбрали его на эту роль?

Актер Байкенже Бельбаев в сериале "Тайталас".

Актер Байкенже Бельбаев в сериале "Тайталас".

Ибраев: С Байкал-ага мы дружим уже несколько лет, часто разговариваем, встречаемся, но у меня ни разу не было мысли просто его снять. Честно говоря, Байгазы у нас задумывался как 30-32 летний парень, который очень хорошо владеет обстоятельствами, может манипулировать людьми, то есть современный молодой человек, привыкший выживать в любых условиях. Но мы не могли найти актера, который смог бы эту роль сыграть. Но однажды я увидел, как Байкал-ага на студии разговаривал с Ериком Жолжаксыновым. Они стояли на улице, курили, и я увидел, как Байкал-ага Ерика «грузит», если можно так сказать. Я таким никогда не видел Ерика Жолжаксынова. Обычно, когда он входит в комнату, он всегда представляет агрессию, как бы говорит – «Я тут главный!» - в основном, у него были такие роли. А здесь было нечто другое. А поскольку с Ериком мы уже решили, что он будет играть роль Талгата, мне показалось интересным их сопоставить вместе. Но мы до первого съемочного дня не знали, как будет выглядеть образ Байгазы. Поэтому я дал ему свободу лепить образ, исходя из своего видения. Конечно, персонаж Байгазы предает терпкость многим сценам, они без него бы не получились.

Абикеева: Для меня было удивительно, что в сериале о боксе главный акцент поставлен не на спорт, а на историю семьи. Я-то думала, что если в первой серии показан поединок, то и в последней будет победоносный поединок, но его вообще не было. Куаныш уходит с ринга, чтобы обнять отчима, который заменил ему отца. Не рискованный ли это ход для фильма о боксе?

Для меня вообще было удивительно, что у нас в стране, где бокс – это спорт номер один, не снято ни фильма, ни сериала о боксе, где были бы показаны и бой, и закулисье этого мира…

Ибраев: Нет, не рискованный. Для меня вообще было удивительно, что у нас в стране, где бокс – это спорт номер один, не снято ни фильма, ни сериала о боксе, где были бы показаны и бой, и закулисье этого мира… Мне хотелось понять, почему именно бокс так популярен в Казахстане? Конечно, все говорят о физиологических способностях наших бойцов, но мне кажется, что есть и психологические особенности. Во-первых, это не командный вид спорта. Нашим молодым людям не хочется делить свои победы и свои поражения с кем-то. Поэтому мы с этой точки зрения начали смотреть на бокс. Потом, начали размышлять о том, что все ценности, которыми человек руководствуется, формируются в семье, независимо от того, один он растет там или нет. Поэтому мы ушли в семью, начали думать – кому кто должен, кого кто как «выращивал». Нам хотелось передать не просто, что семья – это важно, хотелось передать, что от этого не убежишь. Это что-то, что всегда будет с тобой, что, несмотря ни на что, свою жизнь надо правильно настроить. Это как гитара, на которой надо струны настраивать. Ты вроде хочешь мелодию сыграть, но если ты не настроил ее правильно, то ничего не получится в твоей семье. И ты постоянно будешь проходить через одни и те же проблемы, наступать на одни и те же грабли. Мы показали, что сначала наш персонаж Куаныш очень зависим от своего отца, от Байгазы, от окружающих его людей. Потом он это понимает, обретает независимость и переходит на темную сторону жизни – ему нравится независимость, деньги. Это же нормальная схема, в которой молодой человек у нас формируется. Потом он начинает понимать, что на самом деле для него важно. Он понимает, что жизнь ставит перед тобой выбор. Но до того как этот выбор сделать, нужно правильно настроить свои взаимоотношения в семье.

В блогах на сайте Азаттык авторы высказывают свое мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG