Доступность ссылок

Когда бедность — не порок, а порог бедности демонстрирует нищету чиновничьего сознания.

Черта бедности (ЧБ) в Казахстане определена в 9000 тенге. Эта новость вызвала очередную волну негодования в неспокойном и без того море Казнета. Взбудораженное вопиющей несправедливостью интернет-население стало лихо переводить эту сумму в доллары и обратно, делить на 30 дней и вспоминать, сколько получает без бонусов среднестатистический чиновник.

Мы тоже сравним, но несколько в другом ракурсе. Но для начала нужно уточнить пару моментов, которые либо выпадают из поля зрения возмущающихся, либо они просто о них не в курсе. Во-первых, эта новость вышла в некоторых СМИ еще на прошлой неделе, но само действие по определению ЧБ случилось за месяц до этого — после соответствующего приказа министра здравоохранения и социального развития. Во-вторых, «черта» была выведена из расчета 40 процентов от прожиточного минимума (ПМ). В-третьих, эта достаточно обычная процедура, но общественность на нее обратила внимание только что.

Итак, в четвертом квартале 2016 года наш родной ПМ увеличился аж на 600 тенге по сравнению с началом года и составил 23 459 тенге. От этой астрономической суммы высчитываем 40 процентов и получаем 9383 тенге, а не упомянутые 9000. Поэтому и в день получается 312 тенге при 30-дневном месяце и 302 — при 31-дневном (а в феврале себя можно ежедневно чувствовать Рокфеллером).

Вы не поверите, однако Казахстан по проценту граждан, живущих за чертой бедности или на ее пороге, даже входит в одну категорию со многими западными странами.

Да, бедняки есть везде. Вы не поверите, однако Казахстан по проценту граждан, живущих за чертой бедности или на ее пороге, даже входит в одну категорию со многими западными странами, включая, например, Канаду или Францию. И Россия тоже «с нами». Однако черта-то у них повыше будет, а ПМ и ПК (потребительская корзина) — побогаче. Тут даже не в ценах и курсе валют дело, а просто в том, как и что можно покушать (приобретение еды — это главный фактор) на однодневный «заработок бедняка». И для этого мы используем некоторые данные проекта Poverty Line, осуществленного в ряде стран мира.

В Норвегии, к которой мы стремимся по эффективности от нефтедобычи, на прожиточный минимум можно купить одну маринованную по-норвежски селедку, банку сардин в томатном соусе, десяток яиц и штук пять яблок от местных фермеров. В более бедной Франции местному бедолаге придется перекусить куском говядины (если найти, где приготовить), тремя-четырьмя устрицами, половиной жареной курицы и парой артишоков на десерт. Британские «байгусы» имеют возможность потратить свой минимум на дюжину хот-догов и полакомиться одной форелью. В Штатах же «запороговые» бедняки могут выбрать между, скажем, одним омаром и четырьмя брокколи с двумя десятками шоколадных печенюшек.

Перенесемся в менее удачливые страны. Так, в Южной Корее совсем плохо. Там на ежедневные «пару баксов» утолить голод можно только горстью сухих водорослей, тремя пачками лапши быстрого приготовления и парой бананов. Бразильские «генералы песчаных карьеров» могут рассчитывать на кастрюлю черных бобов или большой ананас. Хотя можно будет пару куриных котлет заказать в качестве альтернативы.

В бедной Малайзии можно будет купить пару десятков замороженных сосисок (подогреть их можно в какой-нибудь забегаловке с добрым менеджером). А грузинские «матховари» могут рассчитывать только на одно хачапури (зато настоящее) и немного рыбы (вяленой, жареной, соленой). А вот на экзотичном Мадагаскаре местные жители, перешагнувшие черту бедности, могут купить лишь горсть сушеных креветок, полкило картофеля и с килограмм бататов.

Мы приведем лишь несколько возможностей «меню бедняка»: одну самсу, пару яблок и вареную кукурузу.

Ну а у нас? Ананасы ест и креветок жует у нас другая социальная группировка, поэтому их лучше не использовать в нашем сравнении. Тем более по традиции нужно будет применять особенности национальной кухни и продукцию местного производителя. Итак, что можно купить на 300 тенге? Выбор, конечно, широк, но мы приведем лишь несколько возможностей «меню бедняка»: одну самсу, пару яблок и вареную кукурузу, или полбулки формового хлеба, килограмм картошки и пару куриных голеней.

А вот если пару дней не покушать, то можно купить настенный календарь на 2017 год с логотипом министерства здравоохранения и социального развития. Это по ценам, согласно объявленным министерством тендеру и приказу его ответсекретаря «о внесении дополнений в годовой план госзакупок». Там, вообще, много интересного, кроме календарей, — просто не всё по цене совместимо. Впрочем, думается, за 300 тенге можно слегка, но вкусно перекусить в министерской столовой — поэтому предложение некоторым чиновникам пожить хотя бы недельку на эти 312 тенге в день вполне даже реализуемо.

Как говорится, у кого-то супчик жидковат, а у кого-то яхта мелковата.

Но дело здесь больше не в деньгах и не в пересчетах или межгосударственных сравнениях. Ведь у нас любят считать чужие деньги, и, как оказалось, не только большие, но и мизерные. Да, с жалостью и удивлением, но считают. Между тем эта самая злополучная черта бедности у нас определяется ежеквартально начиная с 2000 года. Не обращали раньше внимания? Конечно! Ведь мы заняты каждый своими проблемами — как говорится, у кого-то супчик жидковат, а у кого-то яхта мелковата.

А что касается власти, то взывать чиновникам всех мастей к их совести не имеет смысла. Хотя бы потому, что для этого нужно наличие этой самой совести. Да, можно призывать их самих пожить на эти деньги, но это тоже больше из раздела ненужной риторики. Призывать поднять порог бедности? Но по долгосрочным прогнозам, государство это не собирается делать до вожделенного 2020 года.

На сегодняшний день число казахстанцев, живущих (существующих) за порогом бедности, составляет около полумиллиона человек.

Да и зачем это нужно власти? Ведь подняв черту бедности хотя бы до прожиточного минимума, она признает, что в стране в разы больше бедняков, чем признаётся сейчас. Между прочим, даже на сегодняшний день число казахстанцев, живущих (существующих) за порогом бедности, составляет около полумиллиона человек. Если сравнять ЧБ и ПМ, то при зарплате «из единого источника» в 60–65 тысяч тенге семья из трех человек автоматически пополнит ряды беднейших слоев населения, а глазами государства — испортит статистику. А в сельском хозяйстве такая заработная плата является средней по стране. Скажите, что государство оказывает адресную помощь? Более 84 миллионов тенге выделяют ежегодно на это. Много? В процентном отношении это меньше, чем в большинстве стран СНГ, включая Украину и Армению. В то же время, например, на аренду серверного оборудования для Центров обработки данных того же Минздрава в уходящем году потрачено 218 567 410 тенге.

Можно еще кое-какие цифры привести, но ясно одно: государство сделало ставку на мизер. Но в отличие от честной карточной игры, оно само взяло на себя статус крупье, определяет правила игры и пользуется краплеными картами. И, несмотря на свое богатство и внешний лоск, тои с бюджетом в десятки миллионов тенге и заявления о том, что всё будет хорошо, власть продолжает демонстрировать нищету сознания.

В блогах на сайте Азаттык авторы высказывают свое мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG