Доступность ссылок

Гражданский мрак


Активисты организации «Обеспечим народ жильем» поют песню перед входом в генеральное консульство США. Алматы, 31 мая 2016 года.

Активисты организации «Обеспечим народ жильем» поют песню перед входом в генеральное консульство США. Алматы, 31 мая 2016 года.

Технология создания гражданского общества «сверху»: пока на властном олимпе происходят занятные вещи, а в его «предгорьях» скапливаются отряды «альпинистов» из групп А и Б, низины усиленно обрабатываются на предмет управляемого протеста.

Для того чтобы более или менее понять всю картину происходящих сейчас в Казахстане процессов во власти, а также то недалекое будущее, которое нас ждет, нужно немного отойти назад во времени. Хотя бы к тому периоду, когда в Казахстане была какая-то оппозиция — конструктивная, радикальная и, так сказать, индивидуальная (в виде отдельных личностей, зациклившихся на непременном уходе другой личности). За последние полтора десятка лет она планомерно, с некоторыми перерывами (игнорированием властью), а иногда с некоторым ускорением зачищалась. Вместе с нею устранялись с поля независимые СМИ.

Средства и методы для этого использовались самые разнообразные. В общем, одни ушли в бизнес, другие — за кордон, третьи — в подполье или Facebook, а кто-то попросту в себя ушел, и к часу икс никаких оппонентов-конкурентов у нынешней власти уже не было. Более того, народонаселение (не путать с народом в классическом понимании) уже успело свыкнуться с этим. Позапрошлая девальвация лишь подчеркнула создавшееся положение, а прошлая «корректировка курса тенге», растянувшаяся на пару кварталов, показала, что протестный дух в Казахстане не вышел дальше домашних кухонь, офисных курилок и социальных сетей.

Полицейские и сотрудники служб быстрого реагирования задерживают активиста при попытке митинга протеста 21 мая 2016 года в Алматы.

Полицейские и сотрудники служб быстрого реагирования задерживают активиста при попытке митинга протеста 21 мая 2016 года в Алматы.

А тут «казахская весна», как паранойя, нагрянула, показав, что не всё так безнадежно с нашим гражданским обществом. Не будем сейчас рассуждать о природе этого пробуждения или раскладывать на составные реакцию властей на нынешний «оян, қазақ», а просто проанализируем, что же будет с Родиной и с нами в обозримом будущем как раз по части гражданского общества.

Понятно, что власти, проделав колоссальный объем работы, применив самые разнообразные технологии, решили, что никто и ничто не сможет им помешать тихо-мирно пройти переходный период, но что-то пошло не так. Надо было что-то делать.

Вполне логично для существующего положения применить экстренные меры в виде репрессивно-карательных мер, уголовного преследования активистов и уроков устрашения населения, а всё это сделать на фоне «красно-желтых дней». Именно эта поспешность заставляет режим делать непростительные ошибки и часто выглядеть просто глупо в глазах той части публики, которая не разучилась рассуждать. Все эти совмещения несовместимого, «притянутые за уши» до безобразия уголовные дела и даже несуществующая «Армия освобождения Казахстана» вкупе доказывают это.

Гражданский активист Талгат Аян в суде Атырау. 3 июня 2016 года.

Гражданский активист Талгат Аян в суде Атырау. 3 июня 2016 года.

Однако неправильно думать, что сценаристы и режиссеры операции «Преемник» не могут вовремя перестроиться. Очень даже могут. Более того, судя по поступающей из Астаны информации (открытой, инсайдерской и аналитической), «перестройка» эта была осуществлена еще несколько лет назад — как раз параллельно зачистке оппозиционного поля и уничтожению остатков независимой прессы.

Не секрет, что с тех пор протестного электората значительно прибавилось. В основном это пострадавшие от кризиса, обиженные на власть или пострадавшие от отдельных ее представителей люди. В своем общем числе это действительно критическая масса, способная громко заявить о себе в том числе и на площадях страны. Поэтому основная задача для власти — не дать этой самой массе объединиться. Для этого и появляются ненаказуемые митинги ипотечников у консульства США, объявляется неофициальный конкурс среди активистов на оппозиционность или патриотичность, сыплются обвинения в сговоре с Акордой и КНБ в адрес тех, кто готов вести диалог с властью ради национальных интересов. В общем, разделяй и властвуй.

Впрочем, иногда нужно и пар спускать. Это, например, можно делать при помощи так называемых «диванных батыров» — очень смелых виртуальных оппозиционеров, искренне считающих, что онлайн-митинги могут заставить режим поднять белый флаг и самоликвидироваться. Или же можно продвинуть гражданское общество новой формации, которое будет уверено, что высшая степень оппонирования власти — это возможность высмеять старого министра за то, что он путает сопромат с савроматами, или раскритиковать молодого акима за нечищеные арыки. Свою роль непременно сыграет и оппозиция-lights, которая даже может и санкционировать несанкционированные митинги, при этом и себе очки заработав, и пар спустив, и потенциальных несогласных выявив.

Иногда нужно и пар спускать. Это, например, можно делать при помощи так называемых «диванных батыров» — очень смелых виртуальных оппозиционеров, искренне считающих, что онлайн-митинги могут заставить режим поднять белый флаг и самоликвидироваться.

При этом нужно понимать, что избыток протестного электората не может сильно повредить существующей системе. Точнее — машине, которая запущена несколько лет назад и работает по принципу метатехнологий, которые придуманы не сейчас и не нами. Заметим, что увеличение протестного потенциала говорит лишь о том, что прибавляются дополнительные пешки и группы пешек, которые будут использоваться в уже настроенных играх.

И не надо думать, что протестные массы, отдельные активисты или самопровозглашенные лидеры будут осведомлены о том, что кто-то их использует, — они даже догадываться об этом не будут. Да и времена «кураторов» уже прошли, тем более система резидентуры, как утверждают «знающие люди», с каждым годом всё менее и менее себя оправдывает. Просто изучается «портфолио» тех или иных активистов и просчитываются их дальнейшие шаги, а через таких лидеров уже можно контролировать и их единомышленников и последователей. Наиболее проблемные, труднопредсказуемые или вдруг получившие излишнюю популярность просто ограничиваются в свободе разными методами.

Кроме вышеупомянутых категорий протестного электората, будут создаваться, а точнее, выращиваться под контролем и другие «обиженные» фигуры, которые будут использоваться в дальнейшей большой игре. Из некоторых из них, необязательно лояльных к существующей власти, но имеющих здоровые и не очень амбиции, будут создаваться (и уже создаются) так называемые общественные советы.

Журналистов могут заменить блогеры-десятитысячники. Но при одном условии: они не будут заставлять своих читателей и почитателей думать. Просто пусть преподносят им свое видение, а потом собирают тысячи «лайков».

Это вообще универсальная вещь для тоталитарного режима, желающего выглядеть немного демократичным и желающим развиваться. Туда будет уходить протестная энергия, их будут показывать придирчивым европейским правовым инспекторам, они станут некими бесплатными питьевыми фонтанчиками для народонаселения, однако с ограниченным количеством воды и периодическим ее отключением.

А вот журналистика и журналисты в классическом понимании этой профессии при таком раскладе уже не нужны. Их могут заменить блогеры-десятитысячники. Но при одном условии: они не будут заставлять своих читателей и почитателей думать. Просто пусть преподносят им свое видение (например, относительно того же молодого акима), а потом собирают тысячи «лайков», даже не понимая, какой вред наносят общественному сознанию, забывшему, что можно и нужно анализировать события, а не тупо их впитывать в себя.

Поэтому уже к осени, когда очертания операции «Преемник» приобретут более четкие (не только для политологов и «знатоков», но для многих обывателей) черты и протестный маркетинг начнет давать свои результаты, можно будет говорить о рождении (или презентации) нового гражданского общества. Оно иногда будет смелым, достаточно пестрым, но по большей части скучным, аполитичным и, самое главное, маловредным для всё еще существующей, хотя и переформатирующейся власти.

В блогах на сайте Азаттык авторы выражают свою позицию, которая может не совпадать с позицией редакции.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG