Доступность ссылок

Курс — на дно


С момента, когда это фото было сделано, до момента, когда оно появилось в этой публикации, ценность изображенных на нем купюр несколько уменьшилась. И, говорят, будет уменьшаться еще.

С момента, когда это фото было сделано, до момента, когда оно появилось в этой публикации, ценность изображенных на нем купюр несколько уменьшилась. И, говорят, будет уменьшаться еще.

Прогноз на осень: корректировка курса национальной валюты (а в простонародье — девальвация) повлияет не только на цены на товары народного потребления, но и на саму жизнь.

Годовщина последней августовской девальвации прошла у нас незаметно. Да и, в принципе, вспоминать особо было нечего: несанкционированного, но вдохновляющего шествия от Дворца Республики до одноименной площади и не менее грандиозного массового задержания в полусотне шагов от места назначения, как в позапрошлый раз (в феврале 2014-го), не было. Кроме этого, в прошлом году казна не пополнилась на пару-тройку сотен МРП благодаря «митинговым штрафам», а место для административно арестованного (уже по новой линейке КоАП) в «обезьяннике» понадобилось только одно — для неугомонного Ермека Нарымбаева.

Более того, правительство (или кто у нас там за него?) решило поиздеваться над собственной валютой хоть и больно, но постепенно (видимо, российский опыт пригодился-таки на этот раз). Действительно, если постепенно «расширять коридор», то первоначальный удар может показаться даже некой предварительной лаской. Поэтому последние солидные скачки на мониторах обменных пунктов Казахстана произвели на народонаселение впечатление не больше, чем подземные толчки в смешные два-три балла для коренного жителя Алматы. Обратили внимание — и забыли, отвлекшись другими насущными проблемами.

Между тем с разных сторон опять стали будоражить умы казахстанцев «новостью» о грядущей девальвации. При этом каких-либо конкретных причин этому не называется: все больше опираются на косвенные признаки, в том числе и на некую традиционность этого явления. Еще одним доказательством этого стало заявление главного банкира страны о том, что девальвации не будет, — это, между прочим, проверено и на предыдущих его коллегах.

Однако, как замечено, в обществе наступает некое привыкание к девальвационным явлениям. Очередное падение ценности национальной валюты принимается как неизбежность, от которой уже не спастись и к которой надо просто готовиться и принимать как данность. Морально и материально. Примерно так же, как и к ЭКСПО, Универсиаде или установлению в столице 10-миллионных теплых остановок. Впрочем, от них хоть какая-то польза будет для отдельных представителей народонаселения и их групп.

Рядовые казахстанцы уже не так бурно обсуждают грядущую девальвацию, как год назад (фото 2015 года).

Рядовые казахстанцы уже не так бурно обсуждают грядущую девальвацию, как год назад (фото 2015 года).

Действительно, рядовые казахстанцы уже не так бурно обсуждают грядущую девальвацию: либо наличные доллары из «неприкосновенного запаса» закончились, либо их не было никогда, да и уже упомянутое привыкание сделало свое дело. Однако следует помнить, что девальвация — это еще полбеды. Есть еще и другая «-ция», которая затрагивает практически всех граждан, независимо от того, интересуются ли они котировками валют или нет (ну, наверное, за исключением «непростых смертных»). Речь идет об инфляции, которая, как подчеркивают эксперты, особо даже еще и не начиналась и является следствием прошлогодней «корректировки курса тенге».

Да, если вспомнить цены годичной давности, то ряд товаров народного потребления заметно изменился в цене — в большую сторону, конечно. Особо подорожали лекарства, авиабилеты и продукция с лейблом «мэйд ин не наша». Однако, судя по всему, это лишь та самая прелюдия, «предварительная ласка». Вон даже эксперты стали говорить о предстоящем взлете тарифов на коммунальные услуги, повышении цен на топливо и, соответственно, практически на весь перечень товаров и услуг, разрешенных законодательством Республики Казахстан. Запрещенное, скорее всего, тоже дорожать будет.

Люди готовы разорвать ближнего за то, что он случайно наступил на ногу, не там припарковал машину или решил сэкономить на проезде в автобусе. И курс доллара США к тенге РК к этому имеет далеко не последнее отношение.

Есть еще одна «-ция», на которую многие уже не обращают внимания, — это девальвация сознания. То, что еще вчера (не говоря про позавчера) вызывало гневное осуждение всего общества с соответствующими последствиями, сегодня в лучшем случае вызовет небольшую волну критики, которая быстро затухнет. Факты коррупции в особо крупных размерах (особенно иллюстрированные яхтами, виллами и лимузинами) вызывают у большинства не гнев, а банальную зависть, плохо замаскированную под показное возмущение. Мы уже не реагируем на детей-попрошаек в больших городах и даже не заметили, как бедность превратилась в нищету в городах малых. А заметили, сколько агрессии стало витать в воздухе? Люди готовы разорвать ближнего за то, что он случайно наступил на ногу, не там припарковал машину или решил сэкономить на проезде в автобусе. И курс доллара США к тенге РК к этому имеет далеко не последнее отношение.

Поэтому не стоит обращать много внимания на предсказания оракулов-экономистов в рекламном стиле «Уже этой осенью!» — как говорится, чему быть, того не миновать. Но принцип «Амал жоқ» не должен касаться нашего сознания, жизненных ценностей и морали, которые нельзя выставлять на продажу (или обмен). Хотя у каждого свой курс в этом отношении. Иначе, если даже не будет никакой (или, по крайней мере, болезненной) денежной девальвации, то нас ждет не только бурное развитие тенговой инфляции и дальнейшая девальвация жизненных принципов. Если, конечно, у кого-то эти принципы еще остались не обмененные на что-нибудь.

В блогах на сайте Азаттык авторы выражают свою позицию, которая может не совпадать с позицией редакции.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG