Доступность ссылок

Духовное обновление может привести к духовному обнищанию.

Выступая перед представителями Духовного управления мусульман Казахстана, президент страны Нурсултан Назарбаев озаботился регулированием религиозных отношений со стороны государства, то есть духовным воспитанием молодых и не очень казахстанцев. Основной упор СМИ и общественность сделали на его тезисы о запрете отращенных бород, черных хиджабов и подрезанных брюк на законодательном уровне. Однако в распространенном пресс-службой Акорды сообщении на заданную тему были и другие «интересные» мысли главы государства на околорелигиозные и нравственные темы. Хотя лучше, конечно, начать со штанов.

Итак, по мнению Назарбаева, молодые люди подрезают брюки, отращивают бороды, а наши девушки «покрывают себя чёрными одеяниями» в результате собственной непросвещенности. При этом он сослался на народные традиции и заметил, что чёрные одежды казахи носили лишь в траурное время. Ну «традиции», как и «историческая справедливость», понятия настолько растяжимые и легко меняющие свой вектор, что лучше на них не уповать. Тем более, траурной одежды как таковой у казахов не было. Когда умирал человек, то перед входом в его юрту вывешивали флаг. Белый, если уходил к предкам старик, и красный, если погибал молодой человек. Но не чёрный.

Преследование гражданина по тому, насколько соответствует «клиренс» нормам, в национальной истории не зафиксированы.

Впрочем, любую современную одежду, начиная от двубортных костюмов и заканчивая мини-юбками, нельзя назвать традиционной для казахов. Разве что штаны, да и то – как одно из величайших изобретений кочевников, до какого-то времени разделявших людей по гендерному признаку. Но преследование гражданина по тому, насколько соответствует «клиренс» нормам, определенным верховным правителем или его визирями, в национальной истории не зафиксированы. В мировой практике можно было пару примеров найти, но они явно идут не в пользу инициативе хозяина Акорды.

С бородами три века назад боролся Пётр Первый, чем породил оппозицию не только среди населения и старообрядцев, но и в рядах провластных группировок. Но тогда в России шла всеобъемлющая модернизация, которой и оправдывались внутренние репрессии и внешние агрессии против соседей. В восточных и некоторых Скандинавских странах, напротив, третичный половой признак мужчин был охраняем чуть ли не на законодательном уровне. Вон, у шахов и падишахов даже были личные хранители бороды, которые считались особо приближёнными личностями у правителей.

В нынешнее время регулирование лицевой растительности иногда встречается, но в большей степени это касается, например, колоний и, как правило, стран, которые демократическими никак не назовёшь.

Если кто забыл, в Казахстане впервые заговорили о возможности запрета бороды три года назад – такая норма содержалась в проекте нового уголовного кодекса. Но потом об этой норме технично забыли и, как оказалось, лишь положили под сукно. Только тогда это было инициировано МВД РК, а сейчас – президентом страны. Как говорится, почувствуйте разницу.

Пока не ясно, кто и как будет определять правовой статус штанов и бород.

Впрочем, длина бороды и брюк в Казахстане и прежде была формальным поводом для задержания или проверки документов, что могло закончиться походом в околоток. Только теперь, получается, повод будет вполне официальным. Только пока не ясно, кто и как будет определять правовой статус штанов и бород, где они будут измеряться и проходить «экспертизу», будет ли учитываться фасон брюк или принадлежность носителя бороды к другим конфессиям?

В любом случае, если бы сбривание бород и удлинение штанин ограждало общество от обнищания в материальном и моральном отношениях, то брадобреи были бы самыми обеспеченными людьми, а производители бритв и гелей поднялись бы на одну строчку с транснациональными компаниями и нефтегазовыми картелями. И наш Алдар-косе стал бы мировым брендом. Хотя, как полагают исследователи, «безбородый обманщик» на самом деле был странствующим дервишем и являлся носителем древнего суфизма.

Лидер нации, судя по всему, хотел настроить народонаселение против «бородачей», а в итоге настроил их против себя.

Как бы то ни было, лидер нации, судя по всему, хотел настроить народонаселение против «бородачей», а в итоге настроил их против себя. И не только их. Правозащитники всех мастей, блогеры всех уровней, а также простые люди, далекие не только от ислама, но и от религии, подвергли критике инициативу Назарбаева. Но ведь должно же быть какое-то здравое обоснование этим словам? Поэтому нужно смотреть всё выступление президента в ДУМК.

А там он, кроме прочего, заявил о том, что некие силы завидуют нашей территории и богатствам, поэтому хотят сотворить зло, внедряя чуждые религиозные учения. Правда, президент не стал уточнять, откуда именно эти течения идут – с юга, запада, востока или вообще с могучего севера. Далее президент дал понять, что религия у нас не совсем отдалена от государства, для чего, в принципе, и было создано министерство по делам религий и гражданского общества. Кроме общих фраз про мир, любовь и веру, он также затронул вопрос информационных технологий и Интернета, посредством которых на умы молодёжи и оказывается нехорошее влияние «нетрадиционных течений».

Существует мнение, что инициатива президента Назарбаева может получить поддержку не только у силовиков, наконец продвинувших «бородатый закон», но и у определенной части народонаселения. У них хорошо развито чувство страха перед соплеменником в коротких штанах, которое притупляет все другие человеческие чувства и заставляет забывать о росте цен и безработице, затопленных городах и сёлах, пропаже денег из пенсионного фонда и разорительном ЭКСПО. Это и помогает объединиться вокруг режима, находящегося в перманентно кризисном состоянии.

Но если теперь узаконят беззаконие в отношении тех, кто немного по-другому видит путь к Всевышнему, кто невзначай может «перебить» имама эмоциональным «ауминь!» во время проповеди или кто свой духовный мир ставит выше внешнего, то это вряд ли скажется на повышении уровня патриотизма. Скорее, наоборот.

Впрочем, можно опять сделать вид, что ничего не происходит. Ведь мы не носим хиджабов и коротких брюк, а бороду можно оперативно сбрить. Что касается чёрных одеяний, то здесь присутствует и другая сторона вопроса. А что, если это траур по потере веры в справедливость светского мира, затянувшиеся похороны того же гражданского общества или просто поминки по тому времени, когда человека не заставляли верить в определенного Бога на небе и на земле?

В блогах на сайте Азаттык авторы высказывают свое мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

  • 16x9 Image

    Мирас НУРМУХАНБЕТОВ

    Родился в 1973 году в Алматы. Потомственный историк и археолог. В начале века изменил профессию, став журналистом. Редактор и соавтор проектов медиа-сайта guljan.org и журнального проекта ADAM bol. Лауреат премии имени Алтынбека Сарсенбаева. Член Международной Федерации журналистов. Автор Азаттыка с июня 2016 года.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG