Доступность ссылок

Властная бложь


Новый закон о блогерах, если он появится, приведет к тому, что фраза «Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу» может стать девизом нового поколения блогосферы Казахстана.

Новый закон о блогерах, если он появится, приведет к тому, что фраза «Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу» может стать девизом нового поколения блогосферы Казахстана.

Зачем власти нужен закон о приравнивании блогеров к СМИ.

Глава Министерства правды и общения (информации и коммуникаций) открыл глаза отечественному интернет-населению на грозящие ему обновления в профильном законодательстве. В принципе, Даурен Абаев немногим ранее призывал общество открыто и активно обсуждать законопроект о внесении изменений и дополнений в ряд законодательных актов РК, касающихся информационного поля и его безопасности, однако тогда он не был услышан. А вот теперь зашумели соцсети, заволновались народные блогеры: их собрались приравнять к СМИ со всеми вытекающими.

Да, конечно, всё пока еще на стадии обсуждения, и можно даже повернуть зарождающийся законопроект в выгодную для себя сторону. Но это, конечно, в идеале. Кстати, еще пару лет назад небезызвестный общественник Мурат Абенов предрекал появление закона о блогерах. Однако всё вокруг меняется слишком быстро, так что даже правительство с парламентом не успевают «переобуться», да и сам министр Абаев подчеркивает это, справедливо замечая, что аудитория некоторых «гражданских журналистов» порой превышает аудиторию газет и журналов.

Многие наши народные блогеры и те, кто таковыми себя считает, предпочтут изменить свой статус на обычного пользователя Сети, срочно учась постить котиков и еду.

Таким образом, очередная инициатива правительства подчеркивает, что обычная, привычная журналистика отмирает. Конечно, свою роль в этом играет и снижение профессионализма наших коллег, освещение других, никому не интересных (хоть и щедро оплачиваемых по госзаказу) тем и так далее, но мы-то с вами понимаем, что это происходит, ко всему прочему, «благодаря» планомерной зачистке информационного поля. Число запретных тем уже пересекло опасный рубеж, и у многих настоящих журналистов возникает логичный вопрос: «А о чем тогда писать-то?» — и усиливается желание уйти из профессии.

Неким «контрольным выстрелом» стали и последние события. Инициативы о приравнивании блогеров к СМИ были озвучены буквально через пару дней после того, как солидный срок получил глава Союза журналистов Сейтказы Матаев, а «прицепом» пошел его младший сын. Так что опасения понятны: получив статус журналиста, интернет-публицист автоматически приобретает его обязанности. Права у наших коллег, конечно, тоже есть, но о них сейчас мало кто вспоминает.

Замечено, что в количественном и качественном планах за Матаева высказалось больше непрофессиональных блогеров, чем профессиональных журналистов, однако создается впечатление, что далеко не все из них смогут сохранить принципиальность и дальше — когда их статус будет определен законодательно. А зачем нужен закон? Правильно, чтобы контролировать и, если надо будет, наказывать. Ведь, по сути, свобода слова в правовом смысле не нуждается в особых описаниях и пояснениях. А запрещать, ограждать от недопустимых высказываний и посчитать (зарегистрировать) всех желающих высказываться — вот что обязательно нужно для авторитарного государства с признаками тоталитаризма. Иначе несолидно как-то будет. Тем более в транзитный период, будь он неладен.

Ну а закон, как известно, что дышло — его эффективность зависит от того, к кому он применяется. Вон в соседней России пару лет назад тоже приняли закон о блогерах (также в виде поправок к существующим законодательным актам) и уже вовсю его применяют, дополняя нормами уголовного и гражданского кодексов. И за перепосты сажают, и крамольных блогеров, зовущих на митинги, выявляют, а тех, кто поддерживает политику партии и правительства, но тоже несанкционированно людей призывает к противоправным действиям, предпочитают не замечать. Вот недавний пример. Одного блогера, Антона Носика, призывавшего стереть с лица Земли Сирию, оштрафовали (прокуратура просила два года колонии), а другого, Вадима Тюменцева, посадили на пять лет за то, что говорил о необходимости сообща противодействовать росту цен на маршрутки и выступал против сепаратистов ДНР.

Проще почитать любимого блогера и повозмущаться вместе с ним загаженными подъездами, неправильно припаркованными джипами, а иногда перекрытием больших улиц ради акиматовского велопробега.

Кстати, по российскому закону тот, у кого более трех тысяч читателей-подписчиков, уже считается блогером и обязан зарегистрироваться в соответствующих органах — прямо как газета или информационный сайт. Пока неизвестно, каков будет порог у отечественных «гражданских журналистов», но, думается, не намного больше. Кроме этого, создается устойчивое впечатление и начинают терзать смутные сомнения, что многие наши народные блогеры и те, кто таковыми себя считает, предпочтут изменить свой статус на обычного пользователя Сети, срочно учась постить котиков и еду.

Заменят ли оставшиеся блогеры еще не ушедших журналистов? Приходится констатировать, что, да — во многом. Ведь аудитория всё больше переходит от газет и телевизора в Интернет, да и не особо ей становятся интересны разоблачения и журналистские расследования. Проще почитать любимого блогера и повозмущаться вместе с ним загаженными подъездами, неправильно припаркованными джипами, а иногда перекрытием больших улиц ради акиматовского велопробега.

Так ведь безопаснее для этого самого общества. Да и для власти приятно: люди под контролем блогеров, которые, в свою очередь, контролируются государством. И никаких «матаевских» разоблачений, «азаттыковских» репортажей из Жанаозена или еще чего-то в этом роде. Стабильность!

В блогах на сайте радио Азаттык авторы высказывают свое мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG