Доступность ссылок

Что не дозволено Быкову


Журналист и писатель Дмитрий Быков, выпуская в 2013 году книгу-квест «Квартал», вряд ли представлял, что попытка самокопания в прошлом отзовется проблемами с целой нацией в настоящем.

Журналист и писатель Дмитрий Быков, выпуская в 2013 году книгу-квест «Квартал», вряд ли представлял, что попытка самокопания в прошлом отзовется проблемами с целой нацией в настоящем.

История и истерия вокруг цитаты о казахах в книге Дмитрия Быкова выглядит абсурдной только на первый взгляд. Вопрос национального самосознания становится ключевым в казахстанском обществе — но решать его нормально никто не хочет.

Золотое правило журналиста-скептика гласит, что идиотизм любого конфликта можно показать, доведя ситуацию до логического абсурда. В случае с широким обсуждением цитаты из книги Дмитрия Быкова «Квартал» про физиологические данные лиц представителей казахской нации (можно посмотреть здесь) достаточно задать несколько важных вопросов. Фраза, безусловно, вырвана из контекста (в оригинальном тексте она принадлежит не автору, а его персонажу). Поэтому мне, например, как не только журналисту, но и литератору, хотелось бы знать следующее. Означает ли произошедший конфликт, что персонажам с отрицательными чертами в книгах теперь нельзя говорить о казахской нации вообще? А если можно, то не будет ли это оскорблением, ведь о нации говорит отрицательный персонаж? А если отрицательный персонаж — казах, так тоже нельзя? А если какие-то ужасные действия происходят по сюжету в Казахстане — это тоже теперь вне закона? А если представитель казахской нации — положительный персонаж, но погибает — такое развитие сюжета тоже запрещается? А если… Список можно продолжить до бесконечности.

Это правило работает и в обратную сторону — по отношению к высказыванию Быкова о том, что он требует извинений от автора первого поста о его книге либо о возражениях ему со стороны «казахской интеллигенции». А под интеллигенцией понимается кто? Президент считается интеллигенцией — возражения нужны сразу от него? А интеллигенция обязательно должна быть «казахской», русскоязычные не подойдут? А извинения должны быть в каком формате — в письменном или устном? А извиняться нужно каким тоном — лебезящим или плачущим? А возражать нужно только интеллигенции Алматы или подойдет интеллигент из другого города? Ну и так далее.

Надо спорить не о цитате Быкова, а о том, как создать полезный для государства и для общества симбиоз из национальных культур и современной глобализации, как быстро догнать цивилизованный мир и встать с ним на один уровень не в «тридцатках» и «пятидесятках», а в мозгах.

Ситуация со стороны кажется настолько надуманной, что, кажется, о ней не стоило бы даже говорить, если бы не далекая от адекватности реакция других людей на этот конфликт. Меньшая их часть призвала не обращать на литературное высказывание никакого внимания либо поддержала Быкова в духе «он художник, он так видит». Большая — не просто призвала закидать писателя помидорами на встрече, но и припомнила ему его гены (чем окончательно перестала отличаться от своего «обидчика») и даже местами пообещала применить к Быкову меры физического воздействия. А автор «находки» в тексте «Квартала» написал и ответный на возмущение Быкова пост, но лучше бы не писал: там про то, что не могло быть никакой другой реакции от народа, «чью интеллигенцию полностью вырезали в 37-м, а до этого выкосили Голодомором в 33-м, довели численность до 40% от населения республики в 80-е, заперев при этом институтом прописки в аулах, определив для него нишу «младшего брата». Мол, от России как от «колонизаторов» и так натерпелись, а тут еще и оскорбления в книге тиражом 15 тысяч экземпляров. При этом автор как-то упускает из виду, что всё описанное им происходило не только в Казахстане, а во всем Советском Союзе — то есть досталось всем, — а писатель вроде как вообще не обязан думать о чувствах других. Читать его работу ведь никто не заставляет.

Художнику может быть дозволено всё, — правда, иногда ответная реакция выходит за пределы общечеловеческого восприятия.

Художнику может быть дозволено всё, — правда, иногда ответная реакция выходит за пределы общечеловеческого восприятия.

В первом приближении вся эта история — о том, где заканчивается дозволенное художнику. В моем личном понимании — нигде: художник может делать вообще всё, оскорбить искусством можно только ханжу и недалекого человека. Другой вопрос — можно ли называть те или иные вещи искусством, но это опять-таки дело вкуса. А оскорбление чувств верующих или приверженцев определенной нации — страшная фикция. Я — агностик и космополит, меня тоже оскорбляют постоянные упоминания богов и национальных различий — но я не устраиваю по этому поводу возмущений. Каждому — по вере, а стремление показать, что одних обижать можно, а других — нельзя, — это чистой воды дискриминация.

Не нация определяет государство, а достойное воспитание каждого гражданина, его качественное образование, стремление к познанию всего нового, умение понимать других.

Но если посмотреть шире, то ситуация вокруг цитаты Быкова — куда более глубинный конфликт. Об этом, кстати, совершенно справедливо упоминает и автор поста Олжас Бибанов, говоря, что перед Казахстаном и его гражданами стоит большая проблема — понять, кто мы и куда мы идем. Тема государственного самосознания, хотя и декларируется властью, по большому счету, всё равно остается табуированной. И очевидно, что пришла пора решить этот вопрос раз и навсегда. Нюанс лишь в том, что Бибанов предлагает воспринимать представителей казахской нации в качестве государствообразующего звена, а с людьми других национальностей в Казахстане нужно «выстроить взаимопонимание». Но это и есть шовинизм, в котором тот же автор и его сторонники обвиняют ту же Россию (пусть во многом и небезосновательно): все равны, но кто-то немножечко равнее.

Не бывает наций лучше или хуже. Казах ничем не отличается от русского, украинец не хуже и не лучше англичанина, цыган — человек с такими же правами, как и китаец. Не нация определяет государство, а достойное воспитание каждого гражданина, его качественное образование, стремление к познанию всего нового, умение понимать других и мастерство, ценя свою идентичность, спокойно относиться не только к мнениям, но и к образному мышлению того, кто живет другими, даже кардинально отличающимися от твоих, категориями добра и зла. От себя я бы еще добавил способность смеяться над другими и над собой: без иронии и самоиронии в этом мире вообще никуда и никак.

Вот об этом и надо спорить — спорить до хрипоты и до скандала: как сочетать свое внутреннее ощущение принадлежности к определенной национальности с вызовами сегодняшнего дня, как создать полезный для государства и для общества симбиоз из национальных культур и современной глобализации, как быстро догнать цивилизованный мир и встать с ним на один уровень не в «тридцатках» и «пятидесятках», а в мозгах. И делать это надо максимально быстро и публично: трехсот лет, как у тех же европейцев, у нас нет. Пока идут споры вокруг какой-то одной цитаты из произведения, которое не окажет вообще никакого влияния ни на Казахстан, ни на казахстанцев, мы просто теряем время.

А цитата, из-за которой разгорелся сыр-бор, и вправду неудачная, но не из-за содержания, а из-за своей неряшливости в образах. Можно было придумать и поярче, и повеселее, и без упоминания наций — тем более Быков умеет это как мало кто еще. Но это опять-таки дело вкуса, а о них не спорят.

В блогах на сайте Азаттык авторы высказывают свое мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

  • 16x9 Image

    Вячеслав ПОЛОВИНКО

    Вячеслав Половинко - продюсер сайта Азаттык в Алматинском бюро. Родился в марте 1988 года. Окончил Актюбинский государственный университет имени К. Жубанова. Работал в актюбинских, уральских и петербургских СМИ. 

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG