Доступность ссылок

В ситуации с нападением на Актобе плохо не то, что нам с этой темной силой жить теперь долго, а то, что противостоять ей будут люди, не желающие менять суть системы.

Примерно в то же самое время, когда президент объявлял день национального траура, солдаты министерства обороны Казахстана танцевали на площади в Астане, а официальный аккаунт министерства в Facebook'е «постил» их фоточки. Публичный номер военных через три дня после того, как на одну из воинских частей страны совершили вооруженное нападение террористы, в день похорон убитых при этом солдата и офицера, выглядел по меньшей мере странно. Журналисты задавали вопросы, а простые пользователи социальных сетей оставляли под фотографиями комментарии от казахского «онбаган» до русского «козлы». Явно специальные комментаторы объясняли недовольным, что они опять все перепутали — нападение было совершено на военную часть МВД, а не Минобороны! То есть, значит, гулять можно.

За этим демаршем военных не обязательно стоят чиновничье равнодушие, цинизм или, как любят говорить в стране победившего пиара, «плохие коммуникации» у министерства. Просто у нас нет писаных и неписаных правил поведения в критические моменты, а проявлять инициативу даже по такому скорбному поводу не принято. Надо ли отменять военный фестиваль стран Евразийского союза «Труба мира», приуроченный к встрече министров обороны этих стран, или хотя бы сократить программу, убрав демонстративно бравурные номера, если террористы напали на воинскую часть МВД, а не Минобороны, — никто не знает. Да если бы напали на Минобороны — всё равно бы никто не знал.

Помешать живым солдатам танцевать, в то время как страна провожала в последний путь солдат, погибших при исполнении, мог только один человек. А он молчал — и молчала вся страна. Ни один официальный сайт (визитная карточка государственных органов) не менял повестку дня: в то время как в Актобе стреляли, министерства и парламент делали вид, будто в стране ничего не происходит.

Когда президент впервые с начала событий в Актобе появился и объявил траур, скорбь стала разрешенной, и министерство обороны почтило минутой молчания погибших, а Имангали Тасмагамбетов даже выразил их семьям соболезнования. Хотя по «их» логике, мог этого не делать, ведь погибшие не относились к Минобороны. «Мы соболезнуем, но эти солдаты относились к Национальной гвардии», — ответила сотрудница Минобороны журналу Exclusive.

Вершина военно-патриотического воспитания. Одна страна — один народ.

Сейчас стране, министр обороны которой не может самостоятельно принимать самые простые и очевидные решения, пытаются внушить мысль о слаженных профессиональных и героических действиях правоохранительных органов в Актобе. Относительно геройства тех, кто первым принял удар и погиб, — нет сомнений, но слаженные профессиональные действия не приводят к тому, что «террористы» ездят по городу с одного места на другое, расстреливая людей и полицейских, потом нападают на КПП воинской части и выбираются оттуда живыми. Как минимум, они должны были там все умереть и отправиться к гуриям, как мечтают.

Слабый боевой дух сирийской армии — читай, сирийских мужчин, которые бегут от ИГИЛ, бросая оружие, земли, дома, оставляя на милость врагу своих женщин и детей, — давно стал притчей во языцех. Большинство сирийских беженцев в Европе — не беспомощные женщины и дети, а молодые мужчины призывного возраста, которые могли бы остаться и защищать свою страну. А если не хотят — значит, не считают ее своей: для них это страна Асада и его коррумпированного окружения. А кому хочется сражаться и умирать за такие сомнительные ценности? В мирное время настроение не хозяев страны, а жителей имеет свои выгоды для диктатора: не ропщут; ничего, кроме хлеба и зрелищ, не ищут; права не качают. От министров до рядовых радуются и скорбят по приказу. Инициативу не проявляют, потому как наказуема. Но в трудную минуту оказывается, что такие жители — никуда не годный человеческий материал. За страну воюют гордые граждане, а не забитое население. А когда граждан нет — приходится приглашать иностранных наемников, которые потом торжествующе на весь мир у стен твоего древнего храма играют симфонию.

По видеозаписям и личным страницам предположительно нападавших в сети «ВКонтакте», уже изученным пользователями Казнета вдоль и поперек, можно судить об уровне актюбинских«террористов». «За улыбкой скрою грусть», — написал в своем статусе 28-летний Асхат Рахметов и поставил на аватар черный квадрат с надписью: «Черноокие зовут». У его товарищей не менее сентиментальные страницы — при всем множестве религиозных цитат и картинок больше всего они похожи на страницы блатной братвы. Продавцы подержанных сотовых телефонов, электрики и грузчики — никто из них, по информации на сегодняшний день, не бывал за границей в «горячих точках», чтобы можно было говорить о какой-то особой боевой подготовке. Готовились, конечно: в видеозаписи видно, как они идут к оружейному магазину двумя слаженными колоннами, но это любительская подготовка парней в разноцветных шортах — и не более того.

Скриншот с YouTube'а с предполагаемыми нападавшими на Актобе 5 июня 2016 года.

Скриншот с YouTube'а с предполагаемыми нападавшими на Актобе 5 июня 2016 года.

Эволюция этих парней происходила на наших глазах. Кто помнит странноватых хизб ут-тахрировцев десятилетней давности, которые по ночам развешивали на столбах листовки? За ними гонялась полиция, и всё это было похоже на игру в подпольщиков. Но это именно их духовные преемники и последователи напали на воинскую часть и без видимых сомнений убили случайных людей, вставших на пути. А как далеко в итоге могут зайти и зайдут в своих границах человечности, можно только догадываться. В Пакистане вот религиозные фанатики устраивают взрывы в детских садах.

Это и есть самая плохая новость прямо сейчас. Нам с этой непонятной темной силой теперь жить долго, у иного поколения уйдет вся оставшаяся жизнь, эту силу переполняет всё большая злость и ярость, она мутирует и совершенствуется. А противостоят ей люди, которые, несмотря ни на какие вызовы времени, не желают менять самую суть себя и системы.

Шесть актюбинцев, загнанными волками рыскающие сейчас в поисках укрытия, не представляют собой грозную боевую единицу. Это маргиналы, главное оружие которых — не ножи и дробовики, а фанатичная убежденность и жертвенность. Сила сама по себе разрушительная, но обретающая дополнительную мощь там, где с ней борются те, у кого вообще нет никаких убеждений, а мотивации не хватает даже на то, чтобы самостоятельно принять самое простое и очевидное решение, если при этом есть риск потерять не жизнь — расположение хозяина.

В блогах на сайте Азаттык авторы выражают свою позицию, которая может не совпадать с позицией редакции.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG