Доступность ссылок

Жены заключенных требуют расследовать бунт в тюрьме


Родственницы заключенных идут в генеральную прокуратуру. Астана, 24 мая 2013 года.

Родственницы заключенных идут в генеральную прокуратуру. Астана, 24 мая 2013 года.

Эти женщины сначала перелезали через забор на территорию областной прокуратуры в Караганде. За что подвергнуты штрафу. Но стремление быть услышанными привело их на второй день к хождению по ведомствам в Астане.


ОЦЕПЛЕНИЕ В АСТАНЕ

Муж Татьяны Ильченко 21 мая в числе 30 заключенных тюрьмы АК-159/22 в городе Каражал Карагандинской области нанес себе колото-резаные раны в знак протеста. Как говорит женщина, сделал он это во спасение своей жизни, а не в знак протеста с целью послабления режима. Такие массовые акции неповиновения в казахских тюрьмах происходят каждый год, но в этом году такого инцидента еще не было.

Татьяна Ильченко приехала в пятницу, 24 мая, в Астану с еще четырьмя женщинами, чьи родственники также сидят в тюрьме в городе Каражал. Первым делом они направились в генеральную прокуратуру с заявлением расследовать, почему их близкие нанесли себе раны. Заявления приняли, но сказали, что будут рассматривать их месяц. Не оказалось в этот день и дежурного прокурора, который мог бы выслушать женщин.

Затем родственницы заключенных отправились к депутатам парламента. Они хотели попросить депутатов создать комиссию по расследованию «акта членовредительства» в каражальской тюрьме.

Женщин к зданию парламента не пропустили. Полицейские, которые уже второй день из-за акции протеста «ипотечников» контролируют передвижение на территорию зданий правительства и парламента, останавливают у Дома министерств каждого прохожего и интересуются, зачем тот идет в этом направлении. Если человек там не работает, то его отказываются пропустить.

— Нам сказали: здесь оцепление, даже не пытайтесь, уходите. А что нам делать? На них кидаться? Мы так уже оштрафованы, — говорит Татьяна Ильченко.

«МЫ ХОТЕЛИ ПРИВЛЕЧЬ К СЕБЕ ВНИМАНИЕ»

В стремлении быть услышанными эти женщины накануне уже сами имели проблемы с законом. В четверг, 23 мая, эти же женщины вместе с гражданским активистом Русланом Оздоевым были подвергнуты судом города Караганды штрафу за то, что перелезли через ограждение на территорию областной прокуратуры.

В пресс-релизе суда говорится: «...незаконно проникли на охраняемый в соответствии с законодательством Республики Казахстан объект». Женщины говорят, что местные власти вынудили их пойти на такой шаг.

— Мы записались, как положено, в 10 часов 30 минут, в порядке очереди, на прием к заместителю начальника прокуратуры. Всех принимали, всех Тюрьма в городе Каражал Карагандинской области.

Тюрьма в городе Каражал Карагандинской области.

пропускали, а нас нет. Мы ждали до пяти часов вечера. Нам сказали: все уходите, приемный день закончен, придете 29-го числа, в среду. Мы не могли столько ждать. Мы просто перелезли через забор и встали, чтобы кто-то вышел. Мы не шли, не пытались прорваться. Мы просто перелезли, хотя там нигде нет вывески, что это запретная зона, — говорит Татьяна Ильченко.

Только после этих действий, по ее словам, к женщинам вышли и приняли их заявления. Теперь каждая из них должна заплатить штраф в размере 17 310 тенге, а Руслан Оздоев, помимо такого же штрафа, получил семь суток административного ареста. Его обвинили в проникновении на запретную территорию и злостном неповиновении требованиям сотрудников прокуратуры.

— Они думали, что Руслана Оздоева закроют и мы остановимся, но мы пойдем дальше, — говорит Татьяна Ильченко.

ПРОТИВОРЕЧИВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Часть матерей и жен продолжает находиться у тюрьмы в городе Каражал. Они хотят знать о состоянии своих близких. Татьяна Кунстман, жена одного из заключенных, говорит, что родственникам арестантов угрожают, требуют, чтобы те покинули город и не распространяли о произошедшем никакой информации.

Родственники заключенных настаивают, что помимо 30 заключенных, которые нанесли себе повреждения, есть еще три человека, которых вывезли из тюрьмы в тяжелом состоянии, и они находятся в реанимации в больнице вне тюрьмы. Родственники заключенных сидят у тюрьмы в городе Каражал Карагандинской области.

Родственники заключенных сидят у тюрьмы в городе Каражал Карагандинской области.

Но официальные лица отрицают такие разговоры. МВД заявляло, что 30 заключенных в тюрьме Каражала нанесли себе легкие повреждения.

Главный специалист отдела по воспитательной работе департамента УИС по Карагандинской области Арман Тухметов сказал Азаттыку, что у них нет информации, что кто-то из осужденных находится в реанимации. Более подробную информацию об этом в департаменте обещают предоставить только после письменного запроса.

По словам Армана Тухметова, заключенные нанесли себе легкие поверхностные телесные повреждения, им была оказана помощь в тюремной санчасти, без госпитализации за пределы тюрьмы.

Представитель КУИС Галымжан Хасенов, комментируя Азаттыку ситуацию в тюрьме, сказал:

— Никто не умер. Никто не госпитализирован. Это чистая провокация.

Массовые акции неповиновения в тюрьмах Казахстана, как и в других постсоветских странах, трактуются по-разному. Но накануне бунта в каражальской тюрьме к властям обращалось Казахстанское бюро по правам человека с просьбой разобраться с жалобами на нарушения прав заключенных и на усиливающийся конфликт между заключенными и администрацией. Официальная Астана говорит, что в этой тюрьме были проведены мероприятия по наведению режимного порядка.
  • 16x9 Image

    Светлана ГЛУШКОВА

    Светлана Глушкова - корреспондент Азаттыка в Астане с декабря 2010 года. Светлана окончила Карагандинский государственный университет имени Е. Букетова. Семь лет работала на городских и республиканских телеканалах. Была корреспондентом службы новостей, редактором программ.

     

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG