Доступность ссылок

Казахские беженцы добиваются убежища в Голландии


Люди, обратившиеся с просьбой о предоставлении убежища, в отеле в одной из европейских стран. Иллюстративное фото.

Люди, обратившиеся с просьбой о предоставлении убежища, в отеле в одной из европейских стран. Иллюстративное фото.

Группа беженцев из Казахстана больше двух лет живет в Голландии, пытаясь получить политическое убежище. Суд приостановил их депортацию, но их дело еще не закрыто в связи с действиями миграционных властей этой страны.

Мужчина, который представился как Нурболат Шакиев из Южного Казахстана, проживает в Голландии в лагере для беженцев. Он скрывает свою фамилию, поскольку в Казахстане у него есть семья и он боится за ее безопасность.

Нурболат Шакиев говорит в интервью Азаттыку, что на родине подвергался преследованию за свои религиозные убеждения. По его словам, после того, как он и несколько других мусульман перестали ходить в мечеть, подконтрольную Духовному управлению мусульман Казахстана, на них навешали ярлык «ваххабитов» и «террористов».

Нурболата Шакиева, его племянника и некоторых других верующих, как они, по его словам, начали вызывать на допрос в силовые органы.

- Сразу прямо сказали: «Вы против власти». Начали угрожать: «У вас будут проблемы», — говорит Азаттыку Нурболат Шакиев.

Он утверждает, что немало из тех, кто не признает местные мечети, проводили религиозные обряды небольшими группами у себя дома, так они и попали в поле зрения правоохранительных органов.

Нурболат Шакиев говорит, что решил уехать из Казахстана с родственниками после ареста нескольких мусульман из его общины. «Нас не успели посадить», — говорит Нурболат Шакиев.

В БЕГАХ

К миграционным властям Голландии с просьбой о политическом убежище Нурболат Шакиев с родственниками обратился в аэропорту Амстердама в мае 2012 года. В день прибытия из Казахстана. Неделю их продержали в закрытом лагере для беженцев, затем перевели в открытый лагерь. Их здесь кормят, предоставляют ночлег, выдают еженедельное пособие в размере около 30 евро на человека.

В ноябре 2012 года миграционная служба Нидерландов отказала им в предоставлении политического убежища.

Мы им говорим: нам богатства не надо, у нас были квартиры и машины — всё было. Там опасно, поэтому мы и уехали.

У голландских властей, по словам Нурболата Шакиева, сложилось ошибочное впечатление, что Казахстан — это богатая и свободная страна.

— Мы им говорим: нам богатства не надо, у нас были квартиры и машины — всё было. Там опасно, поэтому мы и уехали. Про Россию знают, а про Центральную Азию ничего там не знают, — говорит в интервью Азаттыку Нурболат Шакиев.

Спустя почти год казахские беженцы подали повторное прошение о предоставлении убежища, но им вновь отказали, мотивировав тем, что якобы они «не сумели убедить их в преследовании на родине». Миграционная служба Голландии издала приказ с требованием, чтобы в течение короткого времени граждане Казахстана покинули территорию Голландии.

Их депортация была приостановлена решением суда голландского города Мидделбург от 24 июля. По словам Нурболата Шакиева, адвокату удалось убедить судей в том, что в Казахстане им не гарантировано справедливое правосудие. У представителей миграционной службы Голландии тем не менее есть возможность обжаловать это судебное решение.

После суда, как говорит Нурболат Шакиев, ему и его родственникам предоставили отдельную квартиру в городке, где находится лагерь для беженцев. Опять же из соображений безопасности он не называет город, в котором сейчас живет.

Лагерь в Чехии, где размещают людей, которые просят убежища.

Лагерь в Чехии, где размещают людей, которые просят убежища.

Нурболат Шакиев утверждает, что он и его родственники были единственными казахами в лагере для беженцев в Голландии. Читателям Азаттыка известна судьба других казахских религиозных беженцев в Европе, в частности в Чехии. Более 200 граждан Казахстана вместе с детьми — приверженцы консервативного течения ислама — в течение нескольких лет находятся в чешских лагерях для беженцев под угрозой принудительной депортации на родину. Некоторым из них удалось получить временное убежище. Кое-кто из них покинул пределы Чехии в поисках убежища в других странах Европы.

КОММЕНТАРИЙ ПРАВОЗАЩИТНИКА

Председателю Алматинского Хельсинкского комитета Нинель Фокиной знакома религиозная ситуация в Казахстане, при которой нередки преследования именно за религиозные убеждения. И эту ситуацию порождает, по ее словам, прежде всего, казахстанское законодательство.

- Сравните два закона о религиозной деятельности: старый и новый. Старый закон назывался «О свободе вероисповедания и религиозных объединениях», новый закон имеет название «О религиозной деятельности и религиозных объединениях». Как видим, в названии нового закона исчезло понятие «свобода», - говорит Нинель Фокина.

И это – не игра слов, поскольку, как говорит Нинель Фокина, свобода исчезла не только из названия, но и из духа и содержания нового закона о религиозной деятельности:

Нинель Фокина, председатель Алматинского Хельсинкского комитета.

Нинель Фокина, председатель Алматинского Хельсинкского комитета.

- Теперь верующим нельзя молиться вне мечетей, храмов, церквей и других специально отведенных для молитвы местах. И если верующие собираются вне этих мест, например на дому, группами по три – четыре человека, то получается, что они при этом автоматически нарушают закон.

Правозащитница считает, что закон о религиозной деятельности способствует действиям силовых органов, направленным на ущемление религиозных свобод гражданина.

- К тем, кто небольшими группами совершают молитвы на дому, могут нагрянуть полицейские, сотрудники местных органов и так далее, чтобы составить протокол. И если при старом законе это было незаконно, то при новом законе подобные действия осуществляются уже на «законных» основаниях, - говорит Нинель Фокина.

Нынешний закон позволяет создавать религиозные объединения лишь при наличии 50 и более верующих. Свободы вероисповедания как таковой нет; за нее наказывают, если верующий в частном порядке совершает обряды, заключила Нинель Фокина.

  • 16x9 Image

    Казис ТОГУЗБАЕВ

    Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых - о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
     
    В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

    Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG