Доступность ссылок

Погром в Казаткоме. Раны залечиваются годами


Житель села Казатком оралман Алтынбек Есенулы. Алматинская область, 6 мая 2011 года.

Житель села Казатком оралман Алтынбек Есенулы. Алматинская область, 6 мая 2011 года.

Элса Махмаханов, семья которого подверглась погрому в 2007 году, умер, его дом остался. Сегодня казахи и чеченцы живут дружно, но говорят, что «не смешиваются». Люди говорят о коррупции, которая не содействует сближению простых людей.


Более четырех лет назад, в марте 2007 года, в селах Маловодное и Казатком Алматинской области произошло столкновение между некоторыми местными жителями казахской и чеченской национальностей. Началось с драки в бильярдной, вылилось в погром большой зажиточной семьи 79-летнего чеченца Элсы Махмаханова. Дело дошло до применения огнестрельного оружия. В результате погрома погибло пять человек, в том числе трое сыновей Элсы Махмаханова. Был сожжен один из его двух домов и легковой автомобиль. Были разбиты стекла в домах некоторых других чеченских семей.

Версий причин конфликта несколько. Говорили о том, что семья Махмахановых завладела лучшими земельными участками села, что конфликт назревал давно, что социальный дисбаланс принял позднее форму межэтнического конфликта. Говорили и о криминальной составляющей, что погром спровоцировали те, кто имеет отношение к теневому бизнесу.

Власти объявили эти события как обыкновенное уголовное преступление: убийство, поджог и так далее, а не как проявление межнациональной розни. Генеральная прокуратура выступила с предостережением об уголовной ответственности за разжигание национальной розни при освещении событий в Маловодном и Казаткоме или попытках их использования в политических целях.

Состоялся суд, и несколько человек получили различные тюремные сроки. Некоторые участники конфликта до сих пор находятся в бегах.

С воспоминаниями о событиях в Маловодном и Казаткоме корреспонденту нашего радио Азаттык пришлось неожиданно столкнуться во время поездки туда в мае по совершенно другой причине – надо было подготовить репортаж о последствиях серии землетрясений, произошедших в этой местности. Многие жилые дома серьезно пострадали, некоторые даже пришли в негодность.

АДМИНИСТРАТИВНЫЕ И БЫТОВЫЕ ИЗВИЛИНЫ КАЗАТКОМА

Поселок Маловодное – административный центр Евгенемаловодненского сельского округа Енбекшиказахского района Алматинской области – находится на Кульджинской трассе – примерно в 70 километрах от Алматы. Трасса, проходящая через Маловодное, одновременно является как бы его центральной улицей. Печально знаменитая бильярдная, где 17 марта 2007 года и возникла ссора, повлекшая за собой на другой день погром семьи Махмахановых, убийство людей и поджог дома, расположена как раз на этой улице, и ее попросту невозможно не
Жители села Казатком Алматинской области. 6 мая 2011 года. 

заметить.

Село Казатком расположено в восьми километрах от Маловодного, в стороне от Кульджинской трассы. Дорога, которая ведет из Казаткома в «цивилизацию», как раз проходит через Маловодное, где и выходит на Кульджинскую трассу.

Возможно, поэтому село Казатком как бы привязано к поселку Маловодное и воспринимается как нечто производное от последнего. В обыденной жизни сельчан, в принципе, так оно и есть, поскольку для своих бытовых нужд казаткомовцам вполне достаточно побывать в Маловодном.

Однако когда нужно обратиться к местным властям, то оказывается, что административным центром сельского округа, которому подчинено село Казатком, является не поселок Маловодное, а поселок Акчи, где и расположен центр Акчийского сельского округа.

Таким образом, село Казатком административно подчинено более удаленному поселку Акчи, однако в быту для сельчан ближайшим центром местной цивилизации является поселок Маловодное. И подобная путаница представляется немаловажной, поскольку администрации Маловодного, в том числе и силовым органам, как бы нет дела до Казаткома, а администрация сельского округа Акчи расположена достаточно далеко от Казаткома.

ЭЛСА МАХМАХАНОВ УМЕР, ЕГО ДОМ СОХРАНИЛСЯ

Из Маловодного в Казатком у корреспондентов нашего радио Азаттык была попутчица, которую мы взяли в машину по дороге. Женщина около 45 лет, назвавшаяся Алтыншаш, оказалась настолько разговорчивой, что ей не надо было задавать вопросов – достаточно было слушать ее.

Алтыншаш могла говорить обо всем, что ей попадется на глаза. Дорога в восемь километров от Маловодного до Казаткома оказалась не такой скорой, как хотелось бы: быстрой езде мешали многочисленные ухабы. Поэтому она вначале прокляла дорогу и заодно тех, кто разворовывает деньги, предназначенные для ремонта. Затем сообщила, что улицы в
Территория и дом покойного Элсы Махмаханова. Село Казатком Алматинской области, 6 мая 2011 года. 

Казаткоме после дождя превращаются в непроходимую грязь. И вновь прокляла тех, кто разворовывает деньги. Вспомнила, как по этой дороге погромщики проследовали к дому Элсы Махмаханова.

– Они были на 50 машинах, громко кричали, и у них в руках были палки и арматура, – говорит Алтыншаш.

Когда же ее спросили о том, видела ли она колонну погромщиков, что называется, своими глазами, она ответила, что ей так сказала соседка, которая в это время была в поле.

Подъезжая к Казаткому, мы увидели на окраине села, с левой стороны дороги, небольшой пруд.

– Этот пруд тогда принадлежал семье Махмахановых. Они тогда нам запрещали там поить коров, а детям – купаться. Сейчас этот пруд никому не принадлежит, – сказала Алтыншаш.

Она также показала дом Махмахановых, который стоял неподалеку от пруда. Дом расположен на обширном земельном участке, обнесенном высокой железной оградой.

– У него было два больших дома. Деревянный дом тогда сгорел. Другой дом остался. Сам старик Махмаханов умер, а дом пережил его. Теперь в доме живет кто-то из его родных. Но его семья переехала – не знаю куда. Землетрясение, конечно, не тронуло его дом, – говорит Алтыншаш.

По ее словам, землетрясение главным образом ударило по бедным сельчанам, у которых старые дома и постройки, а принадлежащим зажиточным сельчанам крепким домам – никакое землетрясение не страшно.

СТАРЫЕ СТЕРЕОТИПЫ

Въехав в село Казатком, мы сменили одну попутчицу – Алтыншаш сошла – на другую. Ляззат Сегизбаева провожала сына, который подлежит призыву в армию. После напутствий сыну она согласилась быть экскурсоводом по Казаткому, чтобы показать разрушения после землетрясения.

По дороге к ее дому мы проехали мимо двухэтажного нового дома, который выглядел так, как будто никакого землетрясения не было. На
Житель села Казатком Ляззат Сегизбаева. Алматинская область, 6 мая 2011 года.

вопрос о том, кто там живет, Ляззат смогла лишь ответить, что там живет, как теперь принято говорить, новый казах. Дом обнесен высоким сплошным забором. Когда начали было подъезжать к этому дому, то раздался злобный лай собаки. Желание общаться с хозяевами этого дома как-то само собой улетучилось.

Затем она предложила зайти к соседям и посмотреть, какие в стенах их дома появились трещины:

– Посмотрите их дом. Они тоже бедно живут, потому что без мужчин, хотя их дом, конечно, лучше моего.

Ненароком оброненное слово «конечно» невольно обратило на себя внимание. На вопрос о том, кто же живет в соседском доме, Ляззат Сегизбаева ответила:

– Там живет Майдат Хасанова. У нее есть сестра, которая живет недалеко. Они обе бедно живут. Их старый отец живет в Маловодном.

Пока шли к Майдат Хасановой, Ляззат Сегизбаева успела сообщить:

– Сейчас мы дружно живем. Но три года назад было совсем по-другому.

Потом вдруг Ляззат Сегизбаева как-то решительно сказала:

– Пусть мне отрежут голову, но я всё равно считаю, что они тогда совсем
Пусть мне отрежут голову, но я всё равно считаю, что они тогда совсем обнаглели.

обнаглели. И такое с ними рано или поздно должно было случиться. Бог всё видит! Почему наших ребят тогда судили, а из них никого не судили?

Как говорит Ляззат Сегизбаева, это свое мнение она выражала и сразу после погрома семьи Махмахановых, но тогда ее начали обвинять в разжигании национальной вражды и поэтому она вынуждена была попридержать язык. Потом, говорит, она в мечети даже попросила прощения у чеченцев.

Однако свою позицию относительно причин тогдашнего кровавого конфликта Ляззат, по ее словам, не собирается менять, хотя и не говорит практически ни с кем на эту тему, но тут не сдержалась, чтобы не высказаться журналистам.

«ЖИВЕМ ДРУЖНО, НО НЕ СМЕШИВАЕМСЯ»

В доме у Майдат Хасановой как раз находилась и ее сестра Айдат. После осмотра трещин и отвалившейся штукатурки в доме Майдат ее сестра Айдат повела нас к своему дому, который находится неподалеку. Ляззат
Житель села Казатком Айдат Хасанова. Алматинская область, 6 мая 2011 года.

Сегизбаева, сославшись на дела, ушла домой.

Дом, в котором живет Айдат Хасанова, состоит из двух половин.

– Одна половина принадлежит какому-то казаху. Я его в глаза не видела. Он не появляется здесь. Говорят, что он живет в городе, вроде бы лекарствами торгует. И его половина разрушается. Если она повалится, то потащит за собой и мою половину дома. Но я одна и ничего не могу сделать. И где этот казах? Не знаю, – сказала Айдат.

Как-то незаметно Айдат Хасанова перевела разговор на отношения с казахами в связи с трагедией:

– Вроде бы жили нормально. А потом, когда это началось – и наши местные казахи как-то… Короче, мы поняли кто… Может, и они нас поняли. Короче, отношение другое стало. Сейчас – ничего. Но первое время напряженное было – три года, если не соврать. Я думала, что нас любят, мы уважаем друг друга. А здесь, оказывается, не было такого.

Потом мы были у Алтынбека Есенулы, оралмана из Китая, дом которого пострадал от землетрясения больше всего, там просто стена отвалилась. К нам подошла женщина, примерно 55-летнего возраста, назвавшаяся
Сейчас – ничего. Но первое время напряженное было – три года, если не соврать. Я думала, что нас любят, мы уважаем друг друга. А здесь, оказывается, не было такого.

Мадиной. Она оказалась коренным жителем Казаткома. По ее словам, казахи бывают работниками у чеченцев в их селе, но того, чтобы было наоборот, она не наблюдала.

По словам Мадины, в настоящее время казахи и чеченцы в Казаткоме живут дружно:

– Мы живем дружно, как одна семья. Не делимся. Но и не смешиваемся.

Последние свои слова она поясняет: не знает случаев, чтобы в Казаткоме были смешанные казахско-чеченские семьи.

НАДЕЖДА НА СТАБИЛЬНОСТЬ

По возвращении в Маловодное из Казаткома, нам встретились трое юношей с бутылками в руках. На вопрос о том, где находится акимат, они задали встречный вопрос о том, кто мы. Увидев фотоаппарат, они попросили, чтобы их сфотографировали – что и было сделано с удовольствием. Затем они показали дорогу в акимат.

Аким села Маловодное Нурлан Джапаков. Алматинская область, 6 мая 2011 года.

Акима поселка Маловодное в тот момент не оказалось на месте, к тому же до обеденного перерыва оставалось всего лишь полчаса. Поэтому свободное время было использовано для общения с местными жителями.

В Маловодном люди говорили по сути то же самое, что и в Казаткоме. В первую очередь пошли трещинами и начали рушиться старые и ветхие дома, которые принадлежат тем, кто победнее. После такого социального экскурса разговор сам собой переходил на национальный. Не обошлось тут без утверждений о несправедливом распределении земельных участков после развала совхозов и колхозов. Как это иногда бывает на юге Казахстана, люди винят в коррупции местных чиновников, якобы распродающих земли за грязные деньги кому угодно.

– Конечно, сейчас они не такие нахальные, как это было раньше. Это у них всегда было. Когда я была молодая и ходила на танцы, только чеченские парни ходили туда с ножиками в кармане. После того случая, конечно, ничего такого сказать не могу, - говорит одна жительница села Маловодное.

При встрече с акимом поселка Маловодное – более правильно и длинно: с акимом Евгенемаловодненского сельского округа – Нурланом Джалпаковым ему был задан вопрос об истинности суждений, которые высказываются некоторыми жителями этих мест.

Однако не успел Нурлан Джалпаков ответить, как дал пояснения другой чиновник, который приехал в Маловодное из Енбекшиказахского района Алматинской области в связи с необходимостью организовать восстановительные работы после землетрясений. Этот районный
Когда я была молодая и ходила на танцы, только чеченские парни ходили туда с ножиками в кармане. После того случая, конечно, ничего такого сказать не могу.

чиновник пожалел, что нет сейчас такой цензуры для СМИ, как это было при Советском Союзе:

– В юности, бывало, мы, мальчики из казахской школы, часто дрались с русскими, с уйгурами. Наши казахские ребята на лошадях численностью в 400–500 всадников ездили в Чилик бить уйгуров. И они нас били. На другой день мирились. Но никто тогда не писал о межнациональных столкновениях. Тогда цензура была! Теперь, через 20 лет, мы с уйгурами, с которыми раньше дрались, встречаемся как братья.

Эту же мысль, но применительно к Маловодному продолжил аким Нурлан Джалпаков:

– Теперь если двое подерутся в Маловодном, то первый вопрос из КНБ, МВД о том, кто подрался. Если казах с казахом или русский с русским, то ладно – лишь бы не казахи с чеченцами.

БИЛЬЯРДНАЯ

Злополучная бильярдная, в которой 17 марта 2007 года вспыхнула ссора между младшим сыном Элсы Махмаханова и юношей-казахом, после чего на другой день произошел погром семьи Махмахановых в Казаткоме, тогда принадлежала семье Махмахановых, сказал чиновник из Енбекшиказахского района:

– Теперь она принадлежит какому-то казаху.

Многие полагают, что причина этого кровавого конфликта, как и его суть,
Житель села Казатком Алматинской области Махмад Гасаев. 6 мая 2011 года. 

до сих пор не до конца раскрыта. Казахстанские средства массовой информации на эту тему написали довольно скупо. Генеральная прокуратура Казахстана наложила табу на освещение этой темы, оперативно издав в разгар межнационального конфликта более чем грозное предупреждение руководителям СМИ и особенно редакторам и владельцам интернет-сайтов об уголовной ответственности не только за публикуемые на эту тему материалы, но и за размещение комментариев к ним.

И без того обделенные вниманием большой прессы малые города и села как жили своей жизнью, так и продолжают. Жизнь мимо Казаткома проносится, как по рядом лежащей знаменитой Кульджинской трассе, по которой некогда ходили караваны из Китая в Европу.
  • 16x9 Image

    Казис ТОГУЗБАЕВ

    Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых - о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
     
    В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

    Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG