Доступность ссылок

В Казахстане закон о СМИ и сами СМИ существуют каждый в отдельности


Телеоператор снимает на медиафоруме. Иллюстративное фото.

Телеоператор снимает на медиафоруме. Иллюстративное фото.

В Казахстане чиновники игнорируют обращения журналистов за комментариями, а за расследования последние наказываются по уголовным статьям. Закон о СМИ не действует, говорят участники круглого стола радио Азаттык.


Злостными нарушителями закона «О средствах массовой информации» в Казахстане, как убеждается радио Азаттык, являются сами государственные органы всех уровней. Генеральная прокуратура и администрация президента Казахстана нарушают сроки предоставления информации и игнорируют запросы редакции радио Азаттык.

В качестве последних примеров можно привести так и оставшиеся без ответа два официальных обращения редакции нашего радио Азаттык в пресс-службу президента и два официальных запроса в генеральную прокуратуру с просьбой дать правовую оценку заявлению Нурсултана Назарбаева от 27 июля 2007 года о том, что в прошлом казахской границы и государственности не существовало.

В случае отказа предоставить информацию предусмотрено наказание, однако о фактах привлечения к ответственности казахских чиновников неизвестно.

Чиновники также зачастую требуют от журналистов «официальный письменный запрос». При этом делают вид, как будто не знают (или на самом деле не в курсе), что и письменный и устный запрос законны в равной степени.

Исполняется ли в Казахстане закон «О средствах массовой информации»? Почему журналисты не могут воспользоваться правами, предусмотренными некоторыми статьями этого закона?

Эти и другие вопросы радио Азаттык обсудит на своем очередном круглом столе, в котором принимают участие: Тамара Калеева – президент прессозащитной организации «Адил соз»; Ермухамет Ертысбаев – бывший министр информации и общественного согласия, ныне советник по политическим вопросам президента Казахстана Нурсултана Назарбаева; Сейтказы Матаев – бывший пресс-секретарь президента Казахстана, ныне председатель Союза журналистов Казахстана; Бахытжан Кетебаев – глава оппозиционной спутниковой телекомпании «К-плюс».

Руководитель пресс-службы генеральной прокуратуры Казахстана Гульнара Бектурова вежливо отказалась от участия в дискуссии, сославшись на занятость.

Модератор круглого стола – сотрудник радио Азаттык Султан-Хан Аккулы.

ЖУРНАЛИСТСКИЕ РАССЛЕДОВАНИЯ УМЕРЛИ

Ведущий:


– Есть ли в Казахстане реальный механизм исполнения закона «О СМИ»? Почему журналисты не требуют его исполнения?

Тамара Калеева:

– Закон «О средствах массовой информации» содержит очень много
Тамар Калеева, президент прессозащитной организации "Адил соз".

положений, но большинство из них неукоснительно исполняются: в части отказа в регистрации СМИ, запретов на издание, приостановления их деятельности.

Хочу сказать, что нарушений чрезвычайно много. Мы ведем мониторинг нарушений свободы слова и хотим отметить, что более половины нарушений касаются незаконного отказа в предоставлении информации или незаконного ограничения в предоставлении информации.

Бахытжан Кетебаев:

– Что касается ограничения доступа к информации, я считаю, что это у нас устоявшаяся практика. Начнем с пресс-службы президента, у которой видеопортал «Стан-ТВ», активно сотрудничающий с «К-плюс» внутри Казахстана, безуспешно пытался получить аккредитацию. Несмотря на то, что они своевременно подали все документы, им просто не отвечают.

Этому видеопорталу не дают аккредитацию ни на одно мероприятие с участием президента. То есть политика ограничения в информации исходит с самого верха, а любой аким областного или районного уровня видит всё это и также следует в русле этой государственной политики ограничения информации, доступа к этой информации.

Ермухамет Ертысбаев:

– Свобода слова – это образ жизни. Понимаете, я уже 25 лет, как выбрал для себя образ жизни говорить всё, что я думаю, всё, что считаю нужным. Но у меня были большие проблемы. Даже сейчас в администрации возникают эти проблемы, когда мне говорят: ты говоришь не то, что нужно. Вы можете представить себе ситуацию: я – советник президента и свободно размышляю о преемнике президента, а Нурлан Еримбетов, считающий себя свободным политологом, говорит, что аморально и безнравственно рассуждать на эту тему. Я за голову хватаюсь: что вообще происходит в нашей стране? Я, чиновник, свободно об этом говорю, пользуясь 20-й статьей Конституции Казахстана, где говорится, что свобода слова и творчество у нас гарантировано, а он занимает такую
Даже сейчас в администрации возникают эти проблемы, когда мне говорят: ты говоришь не то, что нужно.

позицию…

Значит, проблема всё-таки не во власти, а в обществе, в людях.

…Вот возьмите журналистов. Они либо работают на власть – это у нас провластные СМИ, – либо на олигархов, либо на главного редактора, который проводит очень жесткую редакционную политику. С этой точки зрения у нас, в Казахстане, полностью исчез такой жанр, как журналистское расследование. Кстати, Сейтказы Матаеву, как председателю Союза журналистов, наверное, надо собрать журналистов и сказать: давайте начиная с сегодняшнего нашего заседания будем проводить журналистское расследование во всех газетах.

Кто самый главный союзник в борьбе с коррупцией? Свободная пресса, которая должна говорить обо всех фактах. Мы заинтересованы в этом, но, к сожалению, журналистская братия настроена на другое.

Ведущий:

– Что делать тем журналистам или средствам массовой информации, которые хотели бы воспользоваться 18-й статьей закона «О средствах массовой информации», однако сделать этого не могут, поскольку эта статья фактически не работает? Господин Матаев, что бы вы посоветовали журналистам?

Сейтказы Матаев:

– Я бы хотел, чтобы создали громкий судебный прецедент. Я думаю, что, если не будет такого громкого прецедента, это очень сложно сделать. Сегодня мы говорили о генеральной прокуратуре как о высшем надзорном органе, который, я считаю, тоже должен поддержать журналистов, потому что, если не будет какой-то поддержки со стороны реального надзорного органа, как генеральная прокуратура, дело просто не двинется.

Ермухамет Ертысбаев говорит по поводу журналистских расследований, но я просто знаю, что ни одно государственное издание журналистские
Что касается частных изданий, то они, конечно, проводят журналистские расследования, но на свой страх и риск.

расследования вообще не проводит.

Что касается частных изданий, то они, конечно, проводят журналистские расследования, но на свой страх и риск, потому что любое журналистское расследование вызывает всегда негативную ответную реакцию со стороны критикуемых.

Бахытжан Кетебаев:

– Тут говорилось о том, что надо подавать в суд и выигрывать. Можно привести в качестве примера газету «Моя республика», которая подала в министерство информации заявление на перерегистрацию, однако там документы потеряли. Редакция подала на министерство в суд, который обязал выдать эту лицензию, однако министерство информации демонстрирует такую реакцию, которая практикуется в последнее время государственными органами в неудобных ситуациях. Я называю эту реакцию «Умри, Тузик!». То есть они замирают и больше не реагируют, не отвечают ни «да», ни «нет». Об этом говорит известный факт по
Бахытжан Кетебаев, председатель совета директоров Группы компаний «К-плюс».

регистрации партии «Алга».

По-моему, не имеет смысла идти таким путем – гораздо продуктивнее будет уходить из этой сферы. Мы сейчас видим, как все действия государственных органов по регулированию средств массовой информации внутри страны привели к очень сильному падению доверия населения к традиционным СМИ, традиционному телевидению в частности. Интерес людей вызывают теперь Интернет, нетрадиционные СМИ, интернет-телевидение, «Твиттер» и так далее.

Допустим, скандальная информация, появившаяся в Интернете и касающаяся детей казахских олигархов в Италии, моментально трансформировалась в реакцию в России. В Казахстане, однако, ни одно из официальных СМИ эту информацию не дало.

На мой взгляд, нет смысла бороться с системой, а надо двигаться вперед, использовать новые технологии и реально работать напрямую с каждым человеком.

ПРАВА ЖУРНАЛИСТОВ И ОБЯЗАННОСТЬ ЧИНОВНИКОВ

Ведущий:


– Госпожа Калеева, оппозиционная журналистка Жанна Байтелова была приговорена к 14 суткам заключения за то, что публично высказала мнение относительно осуждения активиста бастующих нефтяников Натальи Соколовой. Как же быть с законом «О средствах массовой информации» и Международным пактом о гражданских и политических правах граждан, ратифицированным Казахстаном?

Тамара Калеева:

– Насчет Жанны Байтеловой я с вами полностью согласна. Свобода публичного выражения мнения у нас существует в чрезвычайно ущербном формате. Публичные заявления в поддержку бастующих нефтяников, наших нерегистрируемых партий, осужденных журналистов и лидеров общественных движений пресекаются жестко под абсолютно фальшивыми предлогами нарушений реакционных пресловутых правил проведения митинга, собраний и организаций.

Что касается журналистских расследований, то каждый журналист мечтает о популярности, о славе, помимо гонораров и зарплаты. Но я не считаю, что проблема заключается в принадлежности всех изданий каким-то собственникам – это общемировая тенденция. Журналистские расследования у нас нельзя проводить потому, что любой журналист, который осмеливается это делать, почти автоматически подвергается уголовному преследованию, наказывается под страхом лишения свободы.

У нас клевета, соединенная с обвинением в коррупционном преступлении, предусматривает три года лишения свободы. За незаконный сбор сведений о частной жизни лица, согласно уголовному кодексу, предусмотрено пять лет лишения свободы, а ведь частная жизнь чиновника – это своего рода обратная сторона его профессиональной деятельности: по доходам живет он или нет. Наше законодательство стоит на страже наших коррупционеров, господин Ертысбаев, так, как оно не стоит на защите интересов ни одной другой категории населения.
Наше законодательство стоит на страже наших коррупционеров...

Поэтому нет журналистского расследования, поэтому чиновники отказывают в предоставлении информации, даже не утруждая себя приличиями.

Мы как-то проводили классификацию этих отказов. Так вот, один чиновник мотивирует отказ в предоставлении информации тем, что некомпетентен, другой заявляет, что в отпуске, третий говорит: я вашу газету не уважаю. Или – вы о нас плохо написали, поэтому вам не отвечу. Кто-то прячется в соседнем кабинете.

Одним словом, идет полный цинизм и нигилизм в отношении закона «О средствах массовой информации» со стороны чиновников. Чиновники не понимают, что закон «О СМИ» написан не только для журналистов, но не в меньшей степени и для них. Наверное, не хватает пропаганды со стороны того же нашего государственного аппарата, что права журналистов должны порождать обязанность чиновника.

Ведущий:

– Господин Ертысбаев, как бывший министр информации, что бы вы посоветовали журналистам, которые хотели бы воспользоваться своим правом по закону «О средствах массовой информации»?

Ермухамет Ертысбаев:

– Я журналистам посоветую одно: надо быть одержимым, надо любить свою профессию, надо идти на всё. В 1974 году два американских журналиста, фамилий которых я уже не помню, не стали обращать внимание на закон о СМИ (правда, я не знаю, есть ли в Америке закон «О средствах массовой информации»), зацикливаться на том, что должен чиновник, а что не должен, на вопросах регистрации, запретах, а просто всеми доступными методами добывали информацию. Они нашли информатора из спецслужб США и сделали знаменитый Уотергейт, тем самым сместив главу государства Ричарда Никсона. Я просто беру самый классический пример отношения к своей работе. У нас журналисты беспрестанно жалуются, что это не так, то не так, что закон не тот, что чиновник не отвечает.

Я хочу сказать журналистам: «Боритесь!» У вас есть Союз журналистов, который Сейтказы Матаев возглавляет, а это несколько тысяч журналистов. Если завтра все интернет-сайты не будут работать, газеты не будут изданы, – нет, я не призываю вас к забастовке – это будет
Ермухамет Ертысбаев, советник президента Казахстана.

катастрофа, ЧП невиданного масштаба. Поэтому я хочу сказать, что всё зависит прежде всего от самих журналистов.

Легко всегда делать ссылку на закон, на политическую систему, на власть, которая якобы ограничивает и так далее. У нас есть основной закон – 20-я статья Конституция, которая четко гласит: «Свобода слова и творчество гарантируются». Работайте в этом направлении. Вот Бахытжан Кетебаев, конечно, убийственный пример привел, что «Стан-ТВ» не предоставляют аккредитацию. Я хочу Бахытжану Кетебаеву и всем участникам круглого стола сказать о том, что я три раза давал интервью этому видеопорталу, каждое по 30–40 минут. Это может подтвердить журналист, мой земляк из Караганды Иван Тулинов, который работает на «Стан-ТВ». Ни одно интервью не вышло. Почему? Потому что я критикую Аблязова, я критикую оппозицию, я защищаю президента, а это не укладывается в редакционную политику «Стан-ТВ».

«Стан-ТВ» на протяжении долгого времени целенаправленно действует против президента, против системы, то есть он перестал быть средством массовой информации, там нет информации. Я всегда говорил открыто, что если средства массовой информации начинают проводить политику, направленную, допустим, на свержение этого политического режима, то у них неизбежно возникнут проблемы.

Кетебаев также очень правильно отметил тенденцию, что уровень доверия к традиционным СМИ в обществе упал. Конечно, Интернет вытесняет всё и вся. Я даже сам заметил за последние полгода, что всё есть в Интернете. Поэтому я думаю, что проблема не во властных органах, а в новых веяниях, которые дает новый век информации.

«СВОБОДНАЯ ПРЕССА – ВРАГ ДЕСПОТИИ»

Ведущий:


– Нужен ли стране вообще закон «О средствах массовой информации», когда на постсоветском пространстве социальные сети становятся более популярными и действенными?

Тамара Калеева:

– Я считаю, что нельзя противопоставлять Интернет и традиционные СМИ: это не более чем форма передачи информации – в бумажном ли варианте, в виде эфира или посредством Интернета. Тут всё зависит от содержания. Да, сейчас наблюдается повсеместное увлечение социальными сетями, Интернетом. Но, как показывают исследования, Всемирной паутиной пользуется не более четверти населения Казахстана. Традиционные СМИ исключать сейчас из журналистики по крайней мере преждевременно.

Нельзя говорить, что «К-плюс» такой плохой, потому что у него одиозная информация. Извините меня, на «Хабаре» тоже информация однобокая, там только всё со знаком плюс, даже, может быть, с тремя плюсами и тремя восклицательными знаками. Я одна из немногих, наверное, людей в Алматы, кто смотрит «К-плюс» регулярно, и могу утверждать, что там есть объективная информация, которую трудно найти на других каналах в Казахстане. В частности, забастовка в нефтяных регионах. Кроме «К-плюс», я нигде такую информацию не могу найти.

Сейтказы Матаев:

– Сейчас идет обсуждение нового закона «О телерадиовещании». Думаю, что на ближайшей осенней сессии этот закон будет принят. Там предусмотрен – я это беру в кавычки – и «контроль за Интернетом». Правда, если честно, я всегда говорил о том, что это трудно будет сделать: чтобы отключить Интернет в Казахстане, надо отключить
Сейтказы Матаев, председатель Союза журналистов.

электроэнергию по всей стране.

С другой стороны, сетевая журналистика у нас развивается. Я тоже привержен к новым технологиям, но должен сказать, что власти тоже не дремлют, начинают применять меры. Я знаю, что созданы целые структуры в виде акционерных обществ, которые работают и отслеживают. Не спят и спецслужбы. То есть у власти больше возможности отслеживать то, что происходит в нашей стране.

Но власти должны понимать, что они тоже во многом зависят от прессы. Посмотрите на последние громкие судебные процессы, связанные с министрами, руководителями крупных компаний. Кто их защищал? Их защищала пресса. Их бросили друзья, руководители правительства, от них отвернулись коллеги. Они в свое время игнорировали прессу, но на помощь этим чиновникам пришла именно пресса. Поэтому я призываю чиновников дружить с журналистами.

Ермухамет Ертысбаев:

Я не знаю, нужен ли новый закон «О средствах массовой информации», потому что можно принять самый совершенный закон, а он не сможет работать. Самое главное: чтобы граждане Казахстана, журналисты, чиновники, люди из других сфер жизнедеятельности нашего общества не забывали, что свободная пресса – это злейший враг деспотии.

Джефферсон, наверное, был на сто процентов прав, говоря, что, когда
Когда они будут действовать смело в этом направлении, то чиновникам ничего не останется, как стать партнерами свободной прессы.

предложат правительство без прессы и прессу без правительства, все выберут второе. Да, лучше иметь свободную прессу и никакой власти, чем иметь правительство без прессы. Если мы будем иметь власть без электронных СМИ, без газет, без Интернета, то сразу начнется вакханалия, репрессии, гражданская война – всё что угодно.

Всё это мы прекрасно в Акорде понимаем. Я хочу сказать Бахыту Кетебаеву, Сейтказы Матаеву и Тамаре Калеевой, что 20 лет назад мы не имели ничего, у нас не было ни одной свободной газеты, кроме «Казахстанской правды» и «Социалистик Казахстан» и одного государственного телеканала. Сейчас же мы имеем 212 телеканалов, тысячу газет и СМИ, то есть у нас есть реальный плюрализм.

Я согласен, что нет остроты: журналисты боятся чего-то, подходят к материалам часто осторожно. Но жизнь – это процесс, и надо в нем активно участвовать прежде всего журналистам, опираясь на 20-ю статью основного закона, действовать смело. Когда они будут действовать смело в этом направлении, то чиновникам ничего не останется, как стать партнерами свободной прессы.

Ведущий:

– Уважаемые гости, спасибо за дискуссию. До свидания.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG