Доступность ссылок

Абубакир Павиз говорит, что он последний жыршы (сказитель эпоса), живущий в Иране. Эпос о Голоде, который пришел из Ирана, один из казахстанских фольклористов считает открытием для казахской литературы.


Абубакир Павиз по национальности казах. Сейчас он живет в Иране. Сказитель, которому уже перевалило за 50, о себе говорит как о последнем жыршы, живущем в Иране. Местные казахи называют его Абишем. В Иране, по словам Абубакира Павиза, нет других сказителей старинного казахского эпоса и песен.

Жыршы говорит, что его дед был ахундом (религиозным деятелем) в Бухаре, отец в голодный 1932 год перешел в Иран через Туркменистан.

— В Иране нас сразу отдали в школу с персидским языком обучения. Однако я с малых лет любил слушать рассказы стариков, вырос на казахских песнях и эпосе, заучивая их наизусть, — говорит Абубакир Павиз.

Для Азаттыка Павиз исполнил сохранившиеся среди иранских казахов некоторые образцы устного народного творчества.

По словам жыршы, сейчас казахи, живущие в Иране, исполняют одну и ту же версию «Тойбастар» и «Беташар» (традиционные праздничные песнопения).

«Тойбастар» и «Беташар», которые исполняются на тоях по случаю замужества девушки и женитьбы сына, прозвучали в исполнении жыршы специально для Азаттыка так:

Аудиозапись «Тойбастар» и «Беташар»




ЭПОС О ГОЛОДЕ В МАНГИСТАУ

Одно из сказаний, сохранившихся среди иранских казахов, называется «Голод в Мангистау в 1932 году».

— Я не знаю автора этого сказания. Однако из своего детства помню, что многие жыршы исполняли его после вечернего куптана (время ночного намаза. — Ред.) и заканчивая пение на заре. Один из них, Баубек Темирбай, приходился мне двоюродным братом со стороны наших матерей. Также были известны жыршы Кожаназар, из рода Косай, Жиемберген, из рода Тобыш. Я учился у них, — говорит Абубакир Павиз.

Аудиозапись сказания о Голоде



Казахстанский ученый-фольклорист Анарбай Булдыбаев считает, что в традиционных казахских сказаниях, сохранившихся в Иране, можно заметить влияние восточной культуры — рубайатов и газелей. Исследователь говорит, что в Казахстане редко встречаются сказания о Голоде, а оригинал, прозвучавший выше, сохранился только в Иране.

— Это сказание среди казахов Ирана сохранилось потому, что эти люди из-за Голода вынуждены были покинуть родную землю. Это сказание было создано людьми в разлуке с землей своих предков, со своими родными и близкими. У нас мало сказаний, повествующих о Голоде. В то время у народа не было возможности петь песни и сказания. Иранские казахи видели Голод собственными глазами, откочевали отсюда и позднее создали это сказание о Голоде, — говорит исследователь.

ВЛИЯНИЕ ПЕРСИДСКИХ НАПЕВОВ

«Сал Бекет» — так называется одно из сказаний, которое исполнил для Азаттыка Абубакир Павиз. Оно, по словам Анарбая Булдыбаева, сохранилось и в Казахстане. Это сказание о Бекет-батыре — одном из главных героев восстания 1916 года. По этой причине эти два сказания не отличаются друг от друга.

Аудиозапись сказания о Бекет-батыре



Репортер Азаттыка попросил ученого послушать вариант терме (музыкально-поэтический жанр народного творчества) «Аралбай батырдың айтқаны» (буквально — «Сказанное Аралбай-батыром») в исполнении сказителя из Ирана и вариант этого терме, который исполняют в Казахстане.

— Тексты могут различаться между собой. Терме, которые исполняются здесь, у нас, также имеют по несколько вариантов. Зато напевы у иранских казахов другие. Сказалась жизнь в отдалении, отразилась культура той страны, где они нашли себе приют, особенно это повлияло на музыкальную культуру. Поэтому в напевах и манере исполнения иранских казахов чувствуются свои особенности. Это влияние персидского языка, персидских напевов, — говорит ученый.
  • 16x9 Image

    Нуртай ЛАХАНУЛЫ

    Нуртай Лаханулы родился в 1973 году. В 1998 году окончил филологический факультет Казахского национального университета имени Аль-Фараби. Работал в газете «Казахстан-Заман» и на Казахском радио. С 2010 года работает на Азаттыке.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG