Доступность ссылок

Брат Алтынбека просит Рахата Алиева передать ему наконец документы об убийстве


Последнее фото Алтынбека Сарсенбаева перед трагической гибелью. Алматы, 8 февраля 2006 года.

Последнее фото Алтынбека Сарсенбаева перед трагической гибелью. Алматы, 8 февраля 2006 года.

В суде был доказан только факт похищения оппозиционера Алтынбека Сарсенбаева и его помощников, но факт самого убийства и заказчики до сих пор не определены, считают его соратники. Об этом – круглый стол радио Азаттык.

Радио Азаттык провело круглый стол, посвященный памяти одного из лидеров политической оппозиции - Алтынбека Сарсенбаева, похищенного 11 февраля 2006 года.

В дискуссии принимают участие: Болат Абилов – соратник Алтынбека по оппозиционному движению; Сериккали Мусин – адвокат, представлявший интересы семьи Алтынбека Сарсенбаева; Серик Сарсенов – адвокат, представлявший интересы Рустама Ибрагимова, который, по официальной версии, является исполнителем заказного убийства; Рысбек Сарсенбай – брат Алтынбека Сарсенбаева.

На круглый стол мы также пытались пригласить представителя министерства внутренних дел, сотрудники которого вели расследование этого преступления. Однако пресс-секретарь МВД в течение двух дней подряд был недоступен. Некоторые ответственные работники МВД, которые имели непосредственное отношение к расследованию, были готовы принять участие в круглом столе, но не было разрешения вышестоящего начальства.

Круглый стол ведет сотрудник Казахской службы Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» Султан-Хан Аккулыулы.

Первую часть круглого стола слушайте ЗДЕСЬ. Вторую часть слушайте ЗДЕСЬ.

ЗАЧИСТКА ОППОЗИЦИОННОГО ПОЛЯ

Ведущий:

- Исполняется ровно четыре года со дня похищения, а затем громкого убийства - по общему мнению оппозиции и общественности, показательной казни - Алтынбека Сарсенбаева и двух его помощников - водителя Василия Журавлева и телохранителя Бауыржана
Тела убитого оппозиционного политика Алтынбека Сарсенбаева, его помощников Василия Журавлева и Бауыржана Байбосына, найденные возле поселка Коктобе близ Алматы 13 февраля 2006 года. Фото из книги Рахата Алиева «Крестный тесть».
Байбосына.

Расследование, проведенное органами МВД, говорит, что похищение Алтынбека и двух его помощников организовал бывший сотрудник полиции Рустам Ибрагимов, с помощью пяти сотрудников спецподразделения КНБ «Арыстан». Заказчиком похищения и убийства лидера оппозиции выступил будто бы Ержан Утембаев, бывший в момент совершения преступления руководителем аппарата сената.

Ни родственники пострадавших, ни соратники Алтынбека Сарсенбаева, ни сами причастные у этому убийству не были удовлетворены ни выводами следствия, ни решением судебного процесса. Как раз наоборот: и следствие, и судебный процесс породили больше вопросов, чем ответов. И спустя четыре года этих вопросов стало еще больше.

Кому выгодно было физическое устранение Алтынбека Сарсенбаева, чем руководствовались и какую цель преследовали те, кто задумал и осуществил это убийство? Господин Абилов, может, начнете вы?

Болат Абилов:

- Вообще, я считаю, что до сих пор политика такого уровня в стране нет. Алтынбек был очень глубокий, очень порядочный человек. Как соратнику, как другу мне посчастливилось несколько лет ежедневно с Алтынбеком работать вместе. И я на самом деле каждый день ещё раз удивлялся его знаниям, интеллекту и вообще его взгляду на жизнь.

Сопредседатель Общественной социал-демократической партии «Азат» Болат Абилов. Талдыкорган, 20 октября 2009 года.
Вы знаете, Алтынбек был очень принципиальным человеком, очень последовательным. И когда он окончательно разочаровался в том, что могут быть перемены внутри власти, когда он долгие годы работал на госслужбе, и когда он перешел в 2003 году открыто в оппозицию, стал сопредседателем нашей партии, естественно власть понимала, что очень сильный оппонент, очень сильный соперник теперь в рядах оппозиции.

Естественно, он представлял угрозу, я думаю, для самых больших людей, самых влиятельных людей. И он понимал, что страна развивается неправильно, страна идет фактически, если по большому смотреть стратегически вперед, к катастрофе с таким авторитарным режимом.

Он прилагал все силы для того, чтобы этого не произошло. Власть, ещё раз власть, люди, сидящие в высоких кабинетах, не просто не уважали, они, естественно, не любили Алтынбека. И я думаю, во многом они были заинтересованы, чтобы такого человека не стало.

Ведущий:

- Спасибо. Господин Мусин, чем вы можете дополнить Болата Абилова?

Сериккали Мусин:

- Я, как адвокат, принимал участие по представлению интересов семьи потерпевших. Уже на сегодняшний день мы имеем приговор, с которым со стороны потерпевших никто практически не согласен.

Я считаю, что эти три убийства, которые были совершены практически в короткий промежуток времени, - убийство журналиста Асхата Шарипжанова, далее убийство Заманбека Нуркадилова и через три месяца убийство Алтынбека Сарсенбаева - это своего рода власти предержащие проводили как бы зачистку оппозиционного поля.
Лично мое субъективное мнение: я считаю, что эти три убийства, которые были совершены практически в короткий промежуток времени, - убийство журналиста Асхата Шарипжанова, далее убийство Заманбека Нуркадилова и через три месяца убийство Алтынбека Сарсенбаева - это своего рода власти предержащие проводили как бы зачистку оппозиционного поля.

Эти люди были очень видные - у каждого казахстанца практически на слуху. И они наверняка представляли определенную опасность именно в тот период, когда были совершены эти злодейские, можно сказать, преступления.

Поэтому я могу добавить, что квалификация преступления, конечно, этих людей, которых привлекли к ответственности... Мы были не согласны с той частью, что по отношению к Алтынбеку Сарсенбаеву и его помощникам имел место терроризм со стороны этих людей, которых власть сделала виноватыми.

Более того, мы считаем, что на сегодняшний день по данному делу не были установлены истинные, реальные заказчики данного преступления. Кто реально в тот момент имел такие полномочия, чтобы задействовать силовые структуры в лице МВД, КНБ? Поэтому следствие было проведено очень поверхностно.

Но прошло практически четыре года, и за эти четыре года, конечно, отношение к этим делам не изменилось. Я думаю, что большинство людей наблюдали за этими процессами. И я думаю, что придет когда-то какое-то время рано или поздно и всё станет на свои места. И будут выявлены истинные заказчики данного преступления и другие лица, которые были причастны к этому преступлению.

Ведущий:

- Господин Сарсенов, у вас есть что сказать по обсуждаемому вопросу?

Серик Сарсенов:

- По поводу характеристики Сарсенбаева я, конечно, конкретно ничего не могу сказать, поскольку я лично с ним не был знаком. Но судя по его интервью, которые мне приходилось читать в газетах, по его выступлениям на телевидении, я видел, что это очень интеллигентный, очень грамотный, квалифицированный, будем говорить, в своей области.

Поэтому, конечно же, я испытывал к нему определенные симпатии, уважение. Тем более Болат Абилов участвует, я также к нему с уважением отношусь. И я придерживаюсь той поговорки, которая существует: «Скажи мне кто твой друг, и я скажу, кто ты». Поэтому я считал и считаю Сарсенбаева большим человеком, политиком.

И естественно, я согласен с этим мнением: он был убит и его убийство было связано с его политической деятельностью. Нуркадилова - я тоже считаю, что его убили. По официальной версии, он самоубийство совершил, три раза в себя выстрелил.

Поэтому это убийства именно тех лидеров, которые на тот момент возглавляли оппозицию и могли возглавить. Нуркадилов, по
Их устранили физически, поскольку заткнуть им рот не могли.
крайней мере, тоже. Я в этом убежден. Поэтому их устранили физически, поскольку заткнуть им рот не могли. И в силу своего непрофессионализма, в силу интеллектуальных своих возможностей в публичном споре, если дебаты какие-нибудь были, не смогли бы победить их в этом плане. Поэтому их устранили.

Ведущий:

- Господин Сарсенбай, кому было выгодно физическое устранение Алтынбека и чем руководствовались, какую цель преследовали те, кто задумал и осуществил это убийство? Ваше мнение.

Рысбек Сарсенбай:

- Это есть настоящий политический террор. Об этом было неоднократно высказано. И действительно, это так. Нынешнему президенту Республики Казахстан не нужны были такие люди, как Заманбек и Алтынбек. Они угрожали в прямом смысле.

Алтынбек всегда был на стороне правды, он не побоялся говорить правду в глаза. И он ушел от власти, чтобы быть в открытом поле, объяснять и показывать несостоятельность управления государством. Он очень любил свою страну, он очень любил свой народ. Он боролся, чтобы в республике действительно была независимость, действительно Казахстан процветал, развивался по демократическому пути, но мнения разошлись, конечно.

Президенту нужно было авторитарное, тоталитарное государство, чтобы сохранять свою власть вечно. Поэтому, как Болат сказал, - я с ним согласен на сто процентов - отстранили Алтынбека от всей этой общественной деятельности такими методами.

Я считаю, что политическая ответственность лежит на президенте Назарбаеве. Если бы он не занимался укрывательством и не помешал раскрыть это преступление, то у нас не было бы сомнения в том, что в этом деле есть какое-то участие высших государственных чинов.
Я считаю, что политическая ответственность лежит на президенте Назарбаеве. Если бы он не занимался укрывательством и не помешал раскрыть это преступление, то у нас не было бы сомнения в том, что в этом деле есть какое-то участие высших государственных чинов.
Когда сам президент Назарбаев помешал раскрыть это преступление, мы подумали об обратном.

Я думаю, что придет день, придет время и раскроется это преступление. Преступление века, которое совершено в истории Казахстана второй раз. Первый раз, я считаю, - Заманбека и второй раз - покушение на Алтынбека и его соратников.

КРОВАВЫЙ СЦЕНАРИЙ

Ведущий:


- Спасибо, господин Сарсенбай. Теперь озвучу второй вопрос для обсуждения: почему выводы расследования по делу убийства Алтынбека и двух его помощников вызывали и вызывают критику? Господин Мусин, что вы можете сказать по этому вопросу?

Сериккали Мусин:

- Не было до конца объективно расследовано в полном объеме и не были привлечены те истинные виновники, которые заказали это преступление. Поэтому общественность до сих пор не получила ответы на эти вопросы. И Утембаева на сегодняшний день, я считаю, просто-напросто сделали, извиняюсь за выражение, козлом отпущения.

Получив 20 лет, он до сих пор не пытается доказать, что это не он мог заказать. В ходе всего судебного разбирательства он практически ни одного слова не произнес. Один раз что-то там зачитал письменно: боялся, что если он без бумаги что-то будет устно объяснять, то может что-то лишнее сказать.

Весь этот процесс проходил под контролем, кем-то дирижировался весь этот процесс. Поэтому все это было заведено в ходе судебно-разбирательной системы в СМИ, которые отслеживали весь этот процесс изо дня в день. И поэтому общественность на сегодняшний день недовольна результатами этого судебного приговора.

Ведущий:

- Господин Сарсенов, вас, защищавшего Рустама Ибрагимова, что не устраивало в ходе и выводах следствия?

Серик Сарсенов:

- Если коротко дать оценку предварительному следствию, то я могу сказать, что предварительное следствие было проведено поверхностно, неполно, с элементами фальсификации доказательств, применением пыток, в частности Мирошникова (другого осужденного по этому делу). В отношении него пытки применялись. Поэтому уже по этим основаниям предварительное следствие
Предварительное следствие было проведено поверхностно, неполно, с элементами фальсификации доказательств, применением пыток, в частности Мирошникова.
было несостоятельным.

Там была масса нарушений права на защиту. И различные процессуальные нарушения прав подозреваемых и обвиняемых допускались. То есть масса нарушений, которые позволяли уже на стадии предварительного следствия - допустим, руководствуясь задачами и принципами уголовного процесса -признать всё состоявшееся производство по делу недействительным.

О фальсификациях фактов и нарушениях мы указали по окончании предварительного следствия в ходатайстве защиты стороны. Мы указали на эти нарушения, но, как и следовало ожидать, эти все наши замечания и недовольства были проигнорированы и обвиняемых предали суду.

Ведущий:

- Господин Сарсенбай, что вы можете добавить к высказанным мнениям?

Рысбек Сарсенбай:

Рысбек Сарсенбай, брат Алтынбека Сарсенбаева. Алматы, сентябрь 2009 года.
- Это преступление не было раскрыто полностью. Я имею в виду, что сначала расследование и ход судебного процесса шли по заранее запланированному сценарию. Поэтому это преступление не было раскрыто. Власти не старались раскрыть это преступление, наоборот - старались закрыть это дело.

И везде было видно, что кто-то очень старается закрыть это дело скорее и не предать огласке общественности, чтобы люди не знали и поверили, как это было в прошлый раз, когда был убит Заманбек Нуркадилов тремя выстрелами - якобы он сам себя казнил.

Но я могу сказать, что и общественность виновата: мы не смогли потребовать настоящего расследования. Зная поведение народа, власть поступила таким образом.

Ведущий:

- Спасибо. Господин Абилов, теперь вам слово. Напомню, что речь идет о ходе и выводах следствия.

Болат Абилов:

- С самого начала мы настаивали на том, что это - настоящий акт политического терроризма, что истинная цель заказчиков была запугать, посеять в обществе страх, дестабилизировать ситуацию в стране. Причастность высокопоставленных чиновников КНБ, МВД и сената говорит о том, что на самом деле это была спланированная акция, высокая расправа.

Это первое и очень важное, что квалификация - не какая-то месть или какая-то ревность со стороны Утембаева, которого я хорошо знаю и который боялся собственной тени и вообще, наверное, мухи в жизни не обидел.

Очень важно, что во время расследования следствие не обратило внимания на такие факты. Некий высокопоставленный сотрудник КНБ господин Мусатаев, который 22 раза разговаривал с 1 по 11 февраля с господином Абикеновым, одним из исполнителей этого похищения и убийства. Последний разговор был в 19:30 вечера 11 февраля, за полчаса до того, как Алтынбека остановили и похитили.

Также не был допрошен и вообще нигде не фигурирует господин Кекшаев, который являлся заведующим отдела межконфессионального согласия в администрации президента, который познакомил Утембаева с Ибрагимовым. Утембаев был ответственным сотрудником администрации президента, потом руководителем аппарата сената.

И вдруг - какой-то полукриминальный элемент Ибрагимов. Кекшаев с ним знакомится якобы для совместного бизнеса. То есть и знакомил их Кекшаев. Кекшаев исчез из страны.

Также не был допрошен и не искало следствие вообще некоего господина Дудаева. Господин Ибрагимов рассказывал на следствии, что в день убийства, 11 февраля, где-то почти в 12 ночи, в первом часу, он провожал господина Дудаева.

Почему следствие, которое возглавлял якобы один из лучших следователей господин Машанло, не пригласило его и не допросило. Я лично эти вопросы господину Машанло задавал несколько раз. И про Мусатаева, и про Кекшаева, и про Дудаева. Он ничего не мог ответить. Сказал: да нет, неважно, необязательно, что они могли показать?

Извините, это очень важно. Эти люди участвовали в заговоре. Эти люди плели этот заговор с целью убийства Алтынбека. Так что следствие было проведено из рук вон плохо, непрофессионально, с фальсификациями и с явными элементами укрывательства.

«НЕОЖИДАННЫЙ ПРИГОВОР»

Ведущий:

- Спасибо, господин Абилов. Давайте теперь перейдем к третьему вопросу. Почему по сей день прошедший судебный процесс по делу заказного убийства Алтынбека, по мнению некоторых, с целью устрашения независимых политиков и лидеров оппозиции, вызывает больше вопросов, чем ответов? Пожалуйста, господин Мусин, что вы можете сказать по этому вопросу?

Сериккали Мусин:

- Этот вопрос немножко соприкасается с предыдущим вопросом. Если немного вернуться к тому, что происходило в 2006 году в феврале месяце, мне кажется, что данное преступление по большому счету не должно было быть раскрыто.

Видно, что стечение обстоятельств так расположило, что оно было оперативно, можно сказать, раскрыто. Благодаря тому что, может быть, оперативные работники МВД действительно проделали большой объем работы. Благодаря тому, что эти телефоны убитых наших граждан оказались в руках третьих лиц, которые начали пользоваться ими, и были обнаружены следы.

И дальнейшая цепочка привела к тому, что сейчас мы имеем этих людей. Называть, что все это дело полностью не расследовано, не приходится. На начальном этапе сотрудники следственных органов отработали неплохо это дело, но завершения логического оно не получило. Поэтому на сегодняшний день вызывает очень много вопросов, почему все-таки это дело не было досконально расследовано.

Более того, я считаю, что по данному делу, как и в любом цивилизованном государстве, параллель должна была быть создана в депутатско-парламентских комиссиях, куда должны были быть привлечены известные в Казахстане представители общественных деятелей, которые параллельно могли бы провести свое исследование.

Но этого также не было сделано. Это о чем говорит? Говорит о том, что власть была в корне не заинтересована в восстановлении объективной картины того, почему это произошло в Казахстане именно в феврале 2006 года. И до сегодняшнего дня эта власть пока, я думаю, не будет заинтересована в том, чтобы была раскрыта истинная картина данного злодейского преступления.

И все-таки я думаю, что и общественность надеется все равно, что рано или поздно данное дело будет раскрыто. Потому что очень много людей будут задействованы в этом процессе. Много было задействовано людей, которые на начальном этапе давали действительно под давлением какие-то показания неправдивые.

Я думаю, что, когда этот вопрос будет через какое-то время заново подниматься, эти люди, думаю, будут говорить то, что действительно происходило. Кто оказывал на них давление, почему они были вынуждены давать такие неправдивые, может быть, показания и почему дело было в таком формате, который мы имеем на сегодняшний день.

Ведущий:

- Теперь вам слово, господин Сарсенов.

Серик Сарсенов:

- Во-первых, конечно, как Мусин говорил вначале, у нас есть приговор, вступивший в законную силу. И в соответствии с нашим законом мы должны уважать этот закон. Однако же в соответствии с международным пактом о гражданских и политических правах в то же время я имею право на свое мнение.

И вот я сейчас высказал свое мнение о том, что этот приговор, несмотря на то что он вступил в законную силу, я считаю неправосудным. То есть была нарушена судом статья 14 международного пакта, то есть Ибрагимов был лишен права на справедливый, беспристрастный, компетентный суд.

Почему я так говорю? Я только короткий пример приведу, что в своих прениях я выступал где-то порядка восьми часов. И более семи с половиной часов я приводил конкретные факты фальсификаций, нарушения законности, которые позволяют признать всё состоявшееся производство недействительным в соответствии со статьей 9 – задачами и принципами уголовного процесса.

И в приговоре суда оценка моим доводам в течение семи с половиной часов, это, если на бумажное перевести, где-то порядка 140 печатных листов будет... Так вот, они мне на семи листочках дали такого рода ответы на мои доводы, если коротко сказать: я не прав, потому что я не прав. То есть никаких конкретных доводов суд сам не привел в опровержение моих доводов. Вот вам доказательство того, что это неправосудный приговор.

Приговор, я согласен, шел под диктовку. Почему телевидение демонстрировало ход процесса в Астану, а потом, как свернули этот процесс, судья в один день тут же свернул?

Почему судом не было уделено внимания и не была дана оценка заявлению Ибрагимова о том, что и Абыкаев был замешан? Вроде, получалось по его заявлению - и Кекшаев. Правильно говорили: Дудаев не был. Утембаев - это, как говорится, козел отпущения, который принял на себя такое обязательство, что это он заказал. Это смехотворный мотив этого убийства.

Поэтому я считаю, что судом совершенно не доказано. Я здесь не согласен с моим коллегой Мусиным. Он говорит о том, что не установлены истинные заказчики. Я считаю, что не установлены не только истинные заказчики, но и не установлены истинные исполнители этого убийства. Потому что ни Ибрагимов, я убежден в этом до сегодняшнего дня, ни Мирошников не участвовали в совершении этого убийства.

Убийство было за сутки до этого. Почему суд опроверг выводы специалистов высокой квалификации: российских экспертов, профессоров, докторов наук? Да потому что это не выгодно было, что на сутки раньше было убийство, а трупы уже привезли туда и выбросили. Как говорится, сложили их рядышком.

То есть эти все доводы не нашли оценки ни в приговоре, ни в постановлении вышестоящих судов - надзорных и апелляционных инстанций. И кстати, апелляционная инстанция - я писал жалобы и участвовал - тоже не дала ответы на эти вопросы. Вот вам доказательство того, что этот приговор неправосудный.

Теперь у меня имеется, допустим, непроверенная (я не проверял, потому что мне это не нужно) информация: Утембаев якобы не содержится в местах лишения свободы здесь в Казахстане. Он где-то якобы в загранице.
Теперь у меня имеется, допустим, непроверенная (я не проверял, потому что мне это не нужно) информация: Утембаев якобы не содержится в местах лишения свободы здесь в Казахстане. Он где-то якобы в загранице.

И второй вопрос: а в каких местах лишения свободы он отбывает наказание? Он ведь должен отбывать в колониях. А он содержался, насколько мне известно, в следственном изоляторе КНБ. На каком основании закона?

Вот вам еще доказательство того, что, видимо, сговор какой-то был - как мы предполагаем - между Утембаевым и теми истинными заказчиками, кто через Утембаева заказал это убийство.

Бесспорно, я считаю, доказан один факт. Здесь я не иду вразрез с позицией моего подзащитного, если тем более что уже не защищаю. Но бесспорно доказан судебный один факт, что Ибрагимов вместе с Мирошниковым участвовали совместно с работниками КНБ в похищении Сарсенбаева. Вот что доказано в суде.

А факт убийства и совершения убийства совершенно не доказан. Тем более суд не дал оценку, хотя мы заявляли о том, что Мирошников подвергался пыткам и в результате пыток он дал смехотворное показание о том, как совершалось убийство. И его показания полностью противоречат тем собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам, о чем я говорил в прениях, приводил конкретные доводы, в чем же противоречия.

Поэтому, насколько я на сегодняшний день знаю, родственники Ибрагимова и Мирошникова не располагают материальными средствами, чтобы подготовить обстоятельную жалобу. Мы имеем сейчас право в соответствии с международным пактом обратиться в Комитет по правам человека ООН о неправосудности этого приговора.

Они не имеют средств оплатить работу квалифицированных адвокатов, чтобы подготовили неспеша эту обстоятельную, подробную жалобу в этот комитет. И сейчас вправе комитет рассмотреть, несмотря на то что преступление было до ратификации этого международного пакта. Но в соответствии с пактом мы имеем право, потому что они длительные сроки получили. В результате этого неправосудного приговора наказание отбывают.

И ещё одно доказательство того, что этот приговор неправосудный. Почему сейчас органы власти боятся? Где-то в прошлом году по просьбе Ибрагимова ко мне обратились его братья и говорят, что он очень просит, чтобы я приехал к нему в колонию: он хочет со мной повидаться и кое-что мне рассказать дополнительно. Я им сказал, что я предполагаю, что меня не допустят к нему. Они говорят: нет, всё, давайте.

Они оплатили перелет. Все мы приехали туда. И как я сказал, как и предполагал, так и получилось. Под предлогом того, что якобы от него нет заявления, начальник колонии отказал мне в свидании.

Почему власти боятся встречи уже осужденного? Хотя он имеет право на свидание с избранным им защитником, они боятся этого. Вот вам доказательство того, что этот приговор - я говорю еще раз - неправосудный. Он осужден не за те преступления - я имею в виду похищение. А убийство ни Ибрагимов, ни Мирошников не совершали. То есть истинные исполнители этого убийства не установлены на сегодняшний день.

Ведущий:

- Спасибо. Теперь слово предоставляется господину Абилову. Что вы скажете?

Болат Абилов:

- Мы из того, что говорят адвокаты, видим, что на самом деле их тоже волнует этот процесс и что на самом деле справедливого правосудия не произошло. На самом деле в суде был доказан только факт похищения Алтынбека, Василия и Бауыржана. Факт самого преступления и заказчики до сих пор не определены.

И то, что суд вынес решение... Конечно, мы с ним не согласны и никогда не будем согласны. По факту на таких людей, как Заманбек и Алтынбек, могли поднять руку только люди самых высоких кабинетов в Астане. Это остается фактом для нас.

Естественно, все было спланировано так, чтобы Утембаева еще раз сделать якобы заказчиком, но в это никто не верит. Еще раз были
У гроба Алтынбека Сарсенбаева в день похорон. 15 февраля, 2006 года.
подключены службы КНБ, МВД, «Арыстан». Это говорит о том, что акция была спланирована и с самого верху пошел приказ. Иначе бы эти спецорганы не работали и не усердствовали даже в том же похищении.

Так что, еще раз - мы не верим ни в решение суда, ни в официальную версию, озвученную сверху и подсказанную сразу же властями: кто и что сделал. Естественно, суд проходил под диктовку. Мы помним, как в один из последних дней, когда наконец-то Утембаев сказал, что готов давать показания, и Ибрагимов был готов давать показания, судья тут же приступил к прениям.

Прокуратура в лице Кириленко была готова к прениям. Тут же вышла и, так сказать, начала зачитывать. То есть все было спланировано, все было срежиссировано и было понятно, что была установка из Астаны - когда заканчивать процесс, как действовать. Поэтому мы еще раз считаем, что это политический террор. Мы еще раз считаем, что истинные заказчики до сих пор на свободе, сидят в высоких кабинетах.

ОБЕЩАНИЕ РАХАТА

Ведущий:


- Известно, что бывший зять президента Казахстана Рахат Алиев в своей нашумевшей книге «Крестный тесть» заказчиков устранения Алтынбека Сарсенбаева ищет в высшем руководстве страны.

По его утверждению, «из района Малой станицы похищенных везут к дому Болата Назарбаева, брата президента республики. Происходит встреча, на которой Абыкаев и Шабдарбаев передают пленнику ультиматум от имени Нурсултана Назарбаева. Алтынбек Сарсенбаев отказывается от выдвинутых ему требований. После встречи Абыкаев и Шабдарбаев сообщают президенту Назарбаеву об отказе Сарсенбаева играть по его правилам».

Это цитата из книги Рахата Алиева «Крестный тесть». Он также утверждает, что имеет конкретные свидетельства об этом. Экс-председатель КНБ в бегах Альнур Мусаев в интервью радио Азаттык также говорил, что у Рахата Алиева «есть конкретные материалы, свидетельствующие о причастности одного высшего должностного лица к этому преступлению». Я не имею в виду, конечно, Утембаева, заявил Альнур Мусаев.

Что могут сказать участники дискуссии по этому поводу? Пожалуйста, господин Мусин.

Сериккали Мусин:

- Да, действительно, если Рахат Алиев в тот период имел доступ как высокопоставленный чиновник к информации, предназначенной для узкого круга людей, вполне возможно, что он обладает этой информацией. И вполне возможно то, что он сказал, что во второй части в продолжении публикаций выйдет его окончательное видение, как это все происходило. Я думаю, что какая-то картина прояснится в том, что он говорит, что обладает этой информацией.

Данные круглые столы, которые вы организовали, должны проводиться как можно чаще. Потому что четыре года - это уже срок. И люди, которые были вовлечены в этот процесс, общественные организации, журналисты, адвокаты имеют на руках до сегодняшнего дня определенные документы.
Более того, я считаю, что данные круглые столы, которые вы организовали, должны проводиться как можно чаще. Потому что четыре года - это уже срок. И люди, которые были вовлечены в этот процесс, общественные организации, журналисты, адвокаты имеют на руках до сегодняшнего дня определенные документы.

Их необходимо каким-то образом сконцентрировать в одну группу, в одно место и каким-то образом, если эта власть не желает создания официальной комиссии - парламентской, депутатской или иной, то необходимо, я думаю, общественным организациям тоже объединиться и создать свою независимую параллельную комиссию. И сделать свои выводы из тех сведений, которыми располагают люди, которые имели доступ к данному уголовному делу. И тогда, мне кажется, будет какая-то информация, которая поможет в дальнейшем раскрыть истинную картину происходивших событий в феврале 2006 года.

Ведущий:

- Господин Сарсенов, вам, как адвокату, есть что сказать или добавить?

Серик Сарсенов:

- Я, конечно, не совсем доверяю всем словам, высказываниям, утверждениям Рахата Алиева. Потому что если человек располагает
У памятника Шокана Уалиханова. Люди пришли помянуть Алтынбека Сарсенбаева. Алматы, 27 февраля 2006 года.
неопровержимыми, бесспорными доказательствами виновности и причастности к этому тяжкому преступлению каких-то других лиц, то какова причина, почему он не опубликует эти доказательства, не представит в копиях или как-то? В этом можно найти варианты, если есть эти доказательства.

Поскольку Болат сидит рядом, он знает. И мы обсуждали это в тот период. Допустим, лидеры оппозиции тогда предполагали и подозревали напрямую самого Рахата Алиева в причастности к этому убийству. Поэтому если он действительно не причастен - тогда представь доказательства о своей невиновности, о невиновности других лиц. Но он же этого не представляет. И поэтому я немного критически отношусь к высказываниям и утверждениям Рахата Алиева.

Ведущий:

- Спасибо, господин адвокат. Теперь слово предоставляется брату покойного Алтынбека, господину Рысбеку Сарсенбаю. Пожалуйста, вам слово.

Рысбек Сарсенбай:

- Если у Рахата Алиева действительно есть такие доказательства, материалы, почему он мне не дает? Он сначала обещал, а потом не сдержал свое слово. Винит меня, что якобы Рысбек, брат Алтынбека, «не поверил моим словам». Мне не нужны слова, чтобы поверить. Если у него есть действительно неопровержимые доказательства, пусть он мне отдаст эти доказательства. Тогда мы поверим - кто настоящий заказчик.

У нас и так-то есть сомнения к президенту - его тестю, к самому Рахату Алиеву, к этой семье. И весь народ считает, что, может, заказчики - это они. Для оправдания и Рахат Алиев, и его тесть должны доказать непричастность к этому преступлению.

Основной заказчик не найден, и последний исполнитель тоже не найден. Мы очень заинтересованы и очень хотим, чтобы раскрылось это преступление. Если Рахат готов, то пусть передаст эти документы, материалы мне. А я потом буду использовать это по всем правилам.

Ведущий:

- Господин Сарсенбай, известно, что в свое время Рахат Алиев вам предлагал встретиться на нейтральной территории, чтобы вам передать или показать эти документы. Но вы почему-то не поехали, отказались.

Рысбек Сарсенбай:

- Нет, я не отказался. Я, наоборот, готов был поехать туда вместе с журналистом Сергеем Дувановым. Мы оформляли визы, в день получения этой визы пришло сообщение, что Рахата Алиева в Европе не будет, просили подождать недельку. Прошла не только
Я, наоборот, готов был поехать туда вместе с журналистом Сергеем Дувановым. Мы оформляли визы, в день получения этой визы пришло сообщение, что Рахата Алиева в Европе не будет, просили подождать недельку. Прошла не только неделька - месяцы.
неделька - месяцы. А в конце, когда мы запрашивали, Рахат Алиев дал такой ответ, что, мол, брат мне не поверит, он задает мне какие-то вопросы через прессу. На самом деле это было.

Как и что Рахат говорит в свое оправдание - я не знаю. Он говорит по-разному. Так что поверить словам Рахата Алиева я не могу. Если он действительно был готов оказать помощь по этому делу, то он не только сейчас, сегодня, но после совершения преступления, после своего побега в Европу мог отдать эти документы или чем-то помочь нам.

Ведущий:

- Спасибо, господин Сарсенбай. Господин Абилов, заключительное слово за вами.

Болат Абилов:

- Я считаю, что в книге много неточностей. И на самом деле, ситуация такая, мы тоже много это обсуждали, жили этим и анализировали. Я считаю, что когда похитили Алтынбека и его друзей и соратников Василия и Бауыржана, то их никуда не возили, никакой встречи ни с Шабдарбаевым, ни с Абыкаевым, ни с Болатом Назарбаевым не было. Эта встреча не нужна была абсолютно.

Алтынбека нельзя было запугать. Я уверен, что его сразу же, когда похитили, передали от Абикенова и арыстановцев Ибрагимову и Мирошникову и те повезли их за город на место гибели, на место расправы.

Что на самом деле Рахат обещал несколько раз передать документы по убийству Алтынбека Рысбеку или другим близким родственникам - я в курсе, я знаю. И Рысбек сейчас сказал правду, я полностью согласен с этим. Я считаю, что, если есть какие-то документы на руках у Рахата, он должен их опубликовать, он должен их передать. А не говорить уже четыре года, что у него какие-то документы есть.

ТРАГЕДИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ ДЕЯТЕЛЕЙ

Ведущий:


- Спасибо, господин Абилов. Уважаемые участники круглого стола, если в ходе дискуссии мы упустили что-то важное или есть просто желающие, предоставляю время для реплик, пожалуйста.

Сериккали Мусин:

- В дополнение к тому, что сказал Болат Абилов, я бы хотел сказать, что, действительно, в тот день 13 февраля 2006 года мы все вместе находились на том месте, в ущелье, где были обнаружены тела потерпевших. И мы были свидетелями того, как на земле были бурые пятна следов крови, которые свидетельствовали, что кровь могла вытечь только на месте, где они были застрелены.

Поэтому говорить, что они действительно где-то имели место встречаться, где-то в доме находиться, где были убиты, а потом доставлены в это ущелье, сомнительно. Здесь я считаю, что это как бы в виде реплики.

И в качестве заключения хотел бы, уважаемый модератор, посоветовать, чтобы такие совещания проводились, желательно, хотя бы по таким событиям. Но, если можно, вживую. Потому что живое общение и фиксация будет более плодотворным. У меня такие пожелания, уважаемый Султан-Хан Аккулыулы. Спасибо.

Ведущий:

- Спасибо, есть еще желающие?

Серик Сарсенов:

- Я два слова могу сказать в том плане, что (как я неоднократно утверждал в прессе, везде) это дело, этот процесс Сарсенбаева - это один из примеров того, что у нас в Казахстане отсутствует предусмотренное Конституцией истинное правосудие. И наши суды все - подневольные, они пляшут под дудку тех кукловодов, которые ими руководят. Поэтому надеяться на то, что у нас когда-то оно будет это правосудие, не приходится. Вот мой вывод окончательный.

Рысбек Сарсенбай:

- Я через вашу радиостанцию хочу передать Рахату Алиеву и Альнуру Мусаеву, что, если у них есть действительно какие-то материалы, документы, я прошу передать мне. Спасибо.

Болат Абилов:

- Я хотел добавить, что за четыре года власть не поменялась, также ее сущность тоталитарно-авторитарной осталась: кто не с нами - тот против нас, подавлять. Преследования всех инакомыслящих, преследование журналистов, закрытие газет - все это продолжается. И если, может быть, сегодня не убивают, то факты преследования остаются. То есть суть режима фактически осталась прежней. Очень печально, что власть не делает выводов из тех всех трагедий, которые произошли в Казахстане с политическими деятелями.

Ведущий:

- Спасибо, господин Абилов. Дорогие гости, позвольте на этом завершить круглый стол радио Азаттык. Спасибо всем за участие.

ОТ РЕДАКЦИИ: В четверг, 11 февраля, радио Азаттык опубликует на своем веб-сайте www.radioazattyk.org эксклюзивное интервью Салтанат Атушевой, вдовы Алтынбека.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG