Доступность ссылок

Дочь Владимира Школьника «инсталлировала» Наркомфин


Российский фотограф Катя Школьник на открытии инсталляция «Генетический код утраченного времени». Алматы, 28 августа 2015 года.

Российский фотограф Катя Школьник на открытии инсталляция «Генетический код утраченного времени». Алматы, 28 августа 2015 года.

В Алматы открылась инсталляция Кати Школьник «Генетический код утраченного времени». Автор проекта — российский фотограф, выросшая в Казахстане, в семье топ-чиновника.

Российский фотограф Катя Школьник родилась в Москве в семье Татьяны и Владимира Школьника, ныне министра энергетики Казахстана. Кстати, на выставке Владимир Школьник не присутствовал, зато была его бывшая супруга Татьяна.

Катя Школьник получила два образования — инженера-физика и специалиста в области международных отношений. Работала в МИД Казахстана. После этого переехала жить в Москву. Фотография с 2007 года стала ее основным занятием. При этом она занимается арт-фото и предпочитает снимать не постановочные кадры и при естественном свете. На сайте московской Artwin Gallery о Кате Школьник написано, что она создала более 30 серий арт-фото, ее работы выставлялись на благотворительных аукционах в Москве и Лондоне, в том числе на «Кристис». Ранее, в 2011 году, в музее имени Абылхана Кастеева уже проходила выставка ее фоторабот.

ПОГРУЖЕНИЕ В НАРКОМФИН

Открывшаяся инсталляция — совместный проект Государственного музея имени Абылхана Кастеева и московской художественной галереи Artwin Gallery. Она является итогом исследования одного из знаковых зданий советского времени — Наркомфина в Москве. Наркомфин — это народный комиссариат финансов, прообраз министерства финансов.

Принципом съемки было полное невмешательство, то есть я пальцем не тронула ничего, что находится в этом здании. Проект сложился с нотками ностальгии.

По рассказу Кати Школьник, осенью 2009 года ей удалось попасть внутрь легендарного здания Наркомфина, построенного в конце 1920-х годов по проекту советских архитекторов-конструктивистов Моисея Гинзбурга и Игнатия Милиниса. Этот известный во всем мире памятник архитектуры находится в аварийном состоянии, но там продолжают жить несколько семей. У Кати при себе было две фотокамеры.

— Могу сравнить с «Титаником», как если бы нырнули и плавали по этим рубкам, каютам, коридорам, холлам. Вы увидите остатки прошлой жизни, которые еще там присутствуют, но, понятно, это уже всё мертвое. Вот с этим состоянием можно сравнить мой опыт погружения в Наркомфин. Принципом съемки было полное невмешательство, то есть я пальцем не тронула ничего, что находится в этом здании. Проект сложился с нотками ностальгии, — говорит фотограф.

Фотографии Наркомфина внутри как раз представлены на инсталляции Кати Школьник. Зал для инсталляции преобразовали по принципу конструктивизма. Пространство здесь сконструировано.

ФОТОГАЛЕРЕЯ: ИНСТАЛЛЯЦИЯ КАТИ ШКОЛЬНИК

— Вы заходите и в определенной последовательности смотрите экспозицию от начала и до конца. По замыслу у посетителя должно остаться чувство погружения в определенное время, со своим вкусом, со своими воспоминаниями. По замыслу, это впечатление должно быть вынесено, — говорит автор проекта Катя Школьник.

Посетитель сначала заходит в темную комнату, стены которой завешены черной тканью. На стену проецируется немая советская кинохроника 1920-х годов. На другой стене на светящихся табло — лозунг советского времени «Вперед, к победе социализма во всех странах!». Нахождение в этой комнате как бы должно вызывать представления о том времени.

В другом помещении установлены строительные леса, обтянутые сеткой. На нее прикреплена большая часть фотографий, снятых в здании Наркомфина. На полу опять же несколько известных лозунгов советского прошлого: «Жить стало лучше — жить стало веселее», «Даешь советский дирижабль!», «Владыкой мира станет труд!».

РАССКАЗ КУРАТОРА

На открытие инсталляции приехал один из кураторов проекта Кати Школьник — директор междисциплинарных программ Государственного центра современного искусства в Москве искусствовед Виталий Пацюков. Он сказал, что этот проект связан с возвращением культурной памяти:

И вот Катя, снимая этот упадок, восстанавливает идеи, которые были там заложены. Это идеи, которые организуют общество, предлагают действительно чистые взаимоотношения.

— Инсталляция связана со знаменитым домом Наркомфина, который был создан как модель нового общества, дом-машина. Это было пространство по созиданию будущих социальных взаимоотношений. Постепенно, как вся наша жизнь, как вся наша история, это пришло в руины, в упадок. И вот Катя, снимая этот упадок, восстанавливает идеи, которые были там заложены. Это идеи, которые организуют общество, предлагают действительно чистые взаимоотношения.

Как сказал Виталий Пацюков, люди постепенно ушли в личное пространство, а идеи согласия и единения пришли в упадок. Он полагает, что культура как раз и занимается восстановлением идей согласия, коллективизма — в жизни, истории на новом пространстве:

— Руины в инсталляции предстают в торжественном виде, в виде строительных лесов. Значит, можно дальше строить, несмотря на утраты.

Как объяснила сама Катя Школьник, эти строительные леса, с помощью которых сконструировано пространство в зале, символизируют остов, на котором всё держится. И остов, из которого потом всё вырастет.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG