Доступность ссылок

Подросток и два полицейских разбираются, кто кого бил


16-летний Владимир Маурер, который предстал перед судом по обвинению в избиении полицейских. Караганда, 20 марта 2013 года.

16-летний Владимир Маурер, который предстал перед судом по обвинению в избиении полицейских. Караганда, 20 марта 2013 года.

16-летнему жителю поселка Дубовка инкриминируют нанесение телесных повреждений двум сотрудникам полиции. Сам подсудимый утверждает, что это он был избит полицейскими.


Дело рассматривается в ювенальном суде Карагандинской области третий месяц, а события, на которых строится обвинение, произошли осенью прошлого года.

29 октября 2012 года в селе Дубовка Бухар-Жырауского района Карагандинской области произошла массовая драка среди местной молодежи. В этот же день несовершеннолетние братья Владимир и Вадим Маурер, находившиеся у себя дома, были задержаны сотрудниками полиции и доставлены в опорный пункт.

По показаниям Натальи Маурер, матери этих подростков, сотрудники полиции обошлись с ее детьми очень жестко при задержании. Сначала их, по словам женщины, волоком тащили по подъезду в одном нижнем белье, а затем избили в опорном пункте. Братья Маурер оказались на больничной койке. Мать начала писать заявления во всевозможные инстанции, чтобы предполагаемые обидчики в лице сотрудников полиции были найдены и наказаны. Наталья Маурер, мать подсудимого подростка. Караганда, 20 марта 2013 года.

Наталья Маурер, мать подсудимого подростка. Караганда, 20 марта 2013 года.

Однако чуть позже выяснится, что полицейские написали рапорт о возбуждении уголовного дела за "избиение представителей власти".

По рапортам двух полицейских уголовное дело завели только на одного из братьев — на 16-летнего Владимира Маурера. Он и оказался на скамье подсудимых. Ему инкриминируют «применение насилия в отношении представителя власти».

ПОЛИЦЕЙСКИЕ В РОЛИ ПОТЕРПЕВШИХ

В роли потерпевших по делу проходят начальник отдела криминальной полиции Тельманского отдела полиции Медет Кожахметов и оперативный дежурный этого же отдела Бекзат Маутиев. В показаниях они говорят, что задержанный Владимир Маурер нанес им обоим телесные повреждения по лицу.

«Перед началом предварительного опроса я начал уточнять у Маурер Владимира его анкетные данные. Однако он начал выражаться в отношении меня и других находившихся сотрудников нецензурными словами в присутствии своей матери. Затем в тот момент, когда я стоял возле Владимира, он резко вскочил с места и ударил меня кулаком в область губы. У меня изо рта пошла кровь и попала на одетую на мне рубашку. Далее Маутиев при попытке успокоить Маурера толкнул его в плечо, однако последний развернувшись, ударил его кулаком в область губы. Затем Маурер Владимир был выведен в коридор для предотвращения нового конфликта в опорном пункте. Однако последний не желая находиться в коридоре, продолжал совершать противоправные действия, схватил меня за воротник одетой на мне куртки, оторвал мне его, что видели все присутствующие», — следует из показаний потерпевшего Медета Кожахметова.

Показания другого потерпевшего, Бекзата Маутиева, схожи.

— Заходя в опорный пункт, я услышал от указанных парней нецензурные выражения в адрес сотрудников полиции, — говорит Бекзат Маутиев.
Заходя в опорный пункт, я услышал от указанных парней нецензурные выражения в адрес сотрудников полиции.

Он также заявил, что видел, как Владимир Маурер ударил майора Кожахметова, и, когда сам Маутиев попытался оттолкнуть Маурера, получил кулаком в область губы.

Слова подсудимого о том, что сотрудники полиции, Кожахметов в частности, избивали подростка, Медет Кожахметов отрицает.

— Я протестую. Я удары не наносил, — сказал Кожахметов, выступая в суде.

На рубашке Медета Кожахметова была кровь только Владимира Маурера, крови Кожахметова там не было, огласили на суде выдержку из заключения экспертизы.

Один из экспертов, выступая в суде, сказал, что, когда сотрудники полиции доставили братьев, было проведено освидетельствование.

— Я посоветовал полиции отправить ребят в лечебное учреждение, где бы им оказали медицинскую помощь, поставили диагноз и назначили лечение. Ребята были в крови, на их теле были видны ссадины, причиненные твердыми тупыми предметами. Были видны свежие повреждения, четко отвечать они не могли из-за своего плохого состояния. У Вадима Маурера был закрытый перелом нижней челюсти. Также мы провели экспертизу Маутиева и Кожахметова, — сказал эксперт в суде.

В суде также было оглашено, что подросток Владимир Маурер находился в состоянии алкогольного опьянения легкой степени. Как пояснил сам подсудимый, в тот вечер он выпил бутылку пива.

ВЕРСИЯ ГРАЖДАНИНА МАУРЕРА

Подсудимый Владимир Маурер рассказал свою версию случившегося. Он утверждает, что удары сотрудникам полиции не наносил, что его руки были скованы наручниками и что ему приходилось защищать себя от избиения полицейскими.
Вадим Маурер, брат подсудимого подростка, в больнице, куда он попал после пребывания в опорном пункте полиции. Фото предоставлено Натальей Маурер.

Вадим Маурер, брат подсудимого подростка, в больнице, куда он попал после пребывания в опорном пункте полиции. Фото предоставлено Натальей Маурер.


— Еще дома, когда на нас с братом надевали наручники, я сопротивлялся, просил дать время, чтобы одеться. Но нас всё равно затолкали в машину и повезли в опорный пункт. Усадив нас на стулья, майор Кожахметов резко встал и ударил меня, я упал со стула. Тут мой брат Вадим подскочил, начал отталкивать его, и тут нас уже начали избивать и руками и ногами, мы валялись на полу. Там невозможно было отмахиваться, руки сильно были сжаты наручниками. Били нас несколько полицейских по несколько подходов. Маутиев, который сейчас выступает потерпевшим, не бил. Нас даже не опрашивали, а просто били. Когда мама зашла в кабинет, от увиденного она упала в обморок. Потом нас повезли в наркологию. Вадиму совсем было плохо, он был весь в крови, рыгал, челюсть сломана, потерял сознание. Меня избили чуть меньше, потому что я мог закрываться от ударов, наручники у меня были надеты спереди. Мама просила полицейских вызвать скорую, но они не реагировали. Тетя, которая поехала за нами, по дороге вызвала скорую помощь, и Вадима увезли в больницу. Позже в больницу доставили и меня. А утром опять пришли полицейские и увезли меня в Токаревку, хотя врач не отпускал. Я постоянно был в наручниках. Позже приехал старший прокурор области, просил подписать документы, что я освобожден из-под стражи. Я позвонил маме, она приехала и забрала меня домой, — говорит подсудимый Владимир Маурер.

По словам матери Владимира, когда ей сказали, что сын свободен, попросили не поднимать шума. Однако, говорит Наталья Маурер, она не хотела оставлять избиение своих детей безнаказанным и начала жаловаться.

— За что судят Вову, мы и сами не знаем. Полицейские подали рапорт о том, что он нанес телесные повреждения майору полиции Кожахметову. Но это же абсурд! Они на суде подтвердили, что их было девять человек, и все в один голос твердят, что видели, как Вова наносил удар, но при этом различить Вову и Вадима не могут. На вопрос судьи, что они делали, когда их били, полицейские ответили, что успокаивали их и сажали на стулья, — говорит мать подсудимого Наталья Маурер.

Мать подростков, написав жалобы во все инстанции, добилась возбуждения уголовного дела в отношении девяти сотрудников Тельманского отдела полиции по статье «Превышение власти и должностных полномочий».
  • 16x9 Image

    Елена ВЕБЕР

    Елена Вебер - творческий псевдоним. Елена - репортёр Азаттыка по Карагандинской области. Живёт и работает в городе Темиртау.

    Елена окончила курсы журналистики в городе Темиртау и филологический факультет (кафедра журналистики) Карагандинского университета имени Е. Букетова в 2009 году. С Азаттыком начала сотрудничать в 2010 году.

     

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG