Доступность ссылок

В суде по делу Ахметова выясняли происхождение трех миллионов евро


Камилла Пиралиева (слева), подсудимая по делу бывшего премьер-министра Серика Ахметова, в суде. Караганда, 9 ноября 2015 года.

Камилла Пиралиева (слева), подсудимая по делу бывшего премьер-министра Серика Ахметова, в суде. Караганда, 9 ноября 2015 года.

В суде над бывшим премьером страны Сериком Ахметовым внимание было приковано к подсудимой Камилле Пиралиевой. Она подтвердила, что стоимость проекта нового тепличного комплекса была завышена на три миллиона евро.

В суде по делу бывшего акима Карагандинской области и бывшего премьер-министра Серика Ахметова сегодня рассматривается последний и важный эпизод обвинения, связанный с проектом «Топарские теплицы» в Карагандинской области. По версии следствия, через несколько компаний люди из окружения Ахметова проводили обналичивание государственных денег и их хищение.

«НЕ СООБРАЖАЛА, ЧТО ГОВОРЮ И ПОДПИСЫВАЮ»

Подсудимая Камилла Пиралиева, менеджер по продажам испанской компании «Руфепа Техно Агро», которая, по версии следствия, причастна к хищениям, попросила суд ускорить ее допрос из-за плохого самочувствия ее ребенка. Она находится под домашним арестом. Подсудимая не согласна с обвинением в пособничестве в коррупции, утверждая, что всего лишь исполняла свои трудовые обязанности и что «ничего с этого не имела». Добавив, что в ее обязанности не входило принятие каких-либо решений. Это же подтвердил в своих письменных ответах на адвокатский запрос и генеральный директор испанской компании «Руфепа Техно Агро» Хосе Антонио Моралес.

Пиралиева пояснила, что, приехав в качестве менеджера по продажам «Руфепа Техно Агро» в Казахстан на выставку тепличного оборудования, познакомилась с будущим клиентом компании Александром Забировым — директором фирмы «Топарские теплицы», который рассказал о планируемом строительстве нового тепличного комплекса. В результате Пиралиевой было предложено подготовить коммерческое предложение.

Проект был составлен на 12 миллионов евро, но Забиров, по ее словам, сказал, что понадобится софинансирование и что нужно включить в стоимость проекта еще 15 процентов, что составило около трех миллионов евро. Женщина утверждает, что изменить стоимость проекта якобы просил и Ерлан Кисыков — один из подсудимых по этому делу о коррупции. В итоге проект был подписан почти на 15 миллионов евро. По словам Пиралиевой, ей сказали, что есть главный акционер из числа высокопоставленных чиновников, который «решит все вопросы». Подсудимая говорит, что компания мотивировала свое согласие тем, что не хотела потерять крупный заказ, и якобы никто не думал, что эти три миллиона евро уйдут на другие цели.

Когда меня арестовали и привезли в Караганду с месячным ребенком, все было как в тумане. У меня была послеродовая депрессия, которая подтверждается документально, и я даже не соображала, что говорила и под чем подписывалась.

— После заключения контракта я поинтересовалась у Забирова, как дела с теплицами? Он сказал, что денег не хватает и что придется брать займы. Я спросила тогда: а разве не хватило тех денег? Он сказал, что те деньги были «раздербанены» другими компаниями, — сказала в суде подсудимая Пиралиева.

Только потом уже, со слов Пиралиевой, она поняла, что эти три миллиона евро были в качестве отката. Прокурор просил обратить внимание суда на то, что во время следствия она указывала, что этот высокопоставленный чиновник, который якобы «решает все вопросы», — бывший премьер-министр.

— Именно так я не говорила. Следователи неправильно интерпретировали мои слова. Когда меня арестовали и привезли в Караганду с месячным ребенком, все было как в тумане. У меня была послеродовая депрессия, которая подтверждается документально, и я даже не соображала, что говорила и под чем подписывалась. Поэтому всю правду я говорю сейчас, — сказала Камилла Пиралиева.

«КОМУ ПРИНАДЛЕЖИТ КОМПАНИЯ НЕ ЗНАЮ»

Сегодня также были допрошены два свидетеля — Бахыт Нурекина и Мерлан Беалиев, на которых в свое время были переписаны доли компаний, входящих в фирму «Агрохолдинговая компания Топар». Ни один из них не смог ответить на вопрос, кому фактически принадлежала эта компания.

Свидетель Нурекина, совладелица племенного хозяйства «Топар», рассказала, что в 2012 году по просьбе Беалиева, который уходил на госслужбу, на нее было переписано 50 процентов предприятия «Топарские теплицы», 50 процентов хозяйства «Топар» и около 60 процентов компании «Сары Арка АгроМаркетинг». О том, кому фактически принадлежит Агрохолдинговая компания «Топар», говорит, что ей не известно. Однако не стала отрицать «факт дружеских отношений» с семьей Ахметовых.

Как номинальный соучредитель я подписывала рабочие документы, но деятельностью компании не интересовалась.

— С Ахметовым и его женой Любовью Михайловной знакомы около 30 лет. Наши дети вместе подрастали. Мы хорошо общались. Отношениями с женой Серика Ныгметовича очень дорожу и горжусь. В 2006 году я решила переехать в Астану, позвонила жене Серика Ахметова Любови Михайловне и сказала, что хочу в Астану, что нужна работа. Потом со мной связался их сын Данияр и предложил работу в одной компании, где позже познакомилась с Беалиевым. А в 2011 году Беалиев мне предложил переписать на меня долю компаний путем дарения. Как номинальный соучредитель я подписывала рабочие документы, но деятельностью компании не интересовалась, — сказала в суде Нурекина.

На вопрос прокурора, зачем в 2014 году она поехала в частный дом в поселок Вишневка, Нурекина ответила, что всех подробностей не помнит. Сказав лишь, что в тот день она ехала по трассе, то ли в Астану то ли обратно, ей на мобильный телефон позвонили и через водителя объяснили, куда нужно приехать. Когда она приехала туда, в доме уже кто-то был и что-то обсуждалось. Сказала, что не помнит, о чем именно говорили, потому что вскоре уехала оттуда.

По версии следствия, в поселке Вишневка прошла тайная встреча акционеров и совладельцев Агрохолдинга, где на момент начала следствия по этому делу обсуждалось, кому и что именно говорить на случай допросов, очных ставок.

Многое не помнит и свидетель Беалиев, который говорит, что являлся формальным директором фирмы «Топарские теплицы» и якобы просто подписывал те документы, которые ему подавали. По его словам, побыть учредителем компании его просил Матаев, один из подсудимых по этому коррупционному делу. Говорит, что зарплату и дивиденды не получал, но небольшое вознаграждение было. Якобы долю в «Топарских теплицах», как он выразился, «по-моему приобрел у Забирова», а у кого приобрел долю племенного хозяйства — не помнит. Отвечая на вопросы в суде, путался, не смог ответить и на вопрос, кому принадлежит агрохолдинговая компания.

Менеджер компании «КазАгро-Финанс» Кульмагамбетов, допрошенный в суде как свидетель, сказал сегодня, что строительство нового тепличного комплекса изначально было рискованным проектом, были риски с его финансированием. И об этом, как говорит свидетель, он указывал в своем заключении, но несмотря ни на что проект все же был одобрен. Доходность у этого комплекса была невысокая.

Бывших высокопоставленных чиновников по этому делу обвиняют в злоупотреблении должностными полномочиями, хищении бюджетных средств и незаконном участии в предпринимательской деятельности. Подсудимый Серик Ахметов, которому предъявлено также обвинение во взяточничестве, обвинения отвергает. Он находится под домашним арестом с ноября 2014 года.

  • 16x9 Image

    Елена ВЕБЕР

    Елена Вебер - творческий псевдоним. Елена - репортёр Азаттыка по Карагандинской области. Живёт и работает в городе Темиртау.

    Елена окончила курсы журналистики в городе Темиртау и филологический факультет (кафедра журналистики) Карагандинского университета имени Е. Букетова в 2009 году. С Азаттыком начала сотрудничать в 2010 году.

     

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG