Доступность ссылок

Исповедь матери «казахского джихадиста»


Портрет Талгата Туреева в жилой комнате дома его матери. Уральск, 7 июля 2015 года.

Портрет Талгата Туреева в жилой комнате дома его матери. Уральск, 7 июля 2015 года.

Мать уехавшего «на джихад» в Сирию бывшего футболиста из Уральска рассказала Азаттыку, каково это — потерять единственного сына на чужой войне.

27-летний Талгат Туреев, бывший защитник уральского футбольного клуба «Жастар», по словам его матери Айнаш Туреевой, уехал с женой и малолетней дочерью в Сирию в 2013 году. Через два года невестка сообщила свекрови через мобильное приложение WhatsApp, что автомобиль, в котором ехал Талгат, взорвался при авиаударе, сам он погиб. Затем невестка перестала выходить на связь.

«СКАЗАЛ, ЧТО НЕ МОЖЕТ ЖИТЬ БЕЗ ФУТБОЛА»

46-летняя Айнаш Туреева живет в микрорайоне Жулдыз на окраине Уральска. Скромный дом, где жил до отъезда в Сирию бывший футболист Талгат Туреев, ничем не отличается от сотни таких же домов в этом массиве. В жилой комнате в доме Айнаш на самом видном месте висит портрет Талгата. Плакать его мать уже не может. Слез нет. Только опустошенность в глазах. Перед ней разложены медали и грамоты сына за достижения в футболе. Голос дрожит.

Семья Туреевых перебралась в Уральск из Бурлинского района Западно-Казахстанской области в 1981 году. Когда Талгату было два года, родители развелись, и мальчика воспитывала мать. В 2001 году отец Талгата погиб в автокатастрофе.

Медали футболиста Талгата Туреева в доме его матери Айнаш Туреевой. Уральск, 7 июля 2015 года.

Медали футболиста Талгата Туреева в доме его матери Айнаш Туреевой. Уральск, 7 июля 2015 года.

Айнаш Туреева вспоминает, что сын с детства увлекался футболом и мечтал о спортивной карьере, самостоятельно записался на секцию футбола в детско-юношескую спортивную школу.

В 15-летнем возрасте во время тренировок у Талгата лопнул аппендикс и он был госпитализирован в тяжелом состоянии. Тогда врачи запретили юноше физические нагрузки. Но тяга к футболу была сильной. Мать случайно узнала: сын, превозмогая боль, тайно посещает тренировки.

— Он тогда сказал мне, что не может жить без футбола, — говорит Айнаш.

Талгат начал карьеру в местных юниорских футбольных командах, как «Яик», затем играл в команде «Жастар». Участвуя в различных республиканских турнирах, школьником объездил почти всю страну.

В 2005 году Талгат, окончив школу, поступил на грант в Западно-Казахстанский агротехнический университет имени Жангир хана по специальности «машиностроение». Но учебу с футболом совместить не получилось — Талгат бросил на втором курсе учебу, выбрав футбол.

УХОД В РЕЛИГИЮ

В 2009 году Талгат Туреев покинул футбол, не сумев пройти через просмотр в Турции для продолжения карьеры в премьер-лиге чемпионата Казахстана.

— Талгат сразу померк. Пытался работать в различных сферах, как торговля и нефтегазовый сектор, но нигде долго не задерживался, — вспоминает Айнаш.

Позже Талгат сообщил матери, что намерен читать намаз.

— Я спросила: зачем тебе это? Ты и так не куришь, не пьешь. Он мне сказал, что это его выбор, ничего не бойся, мама, — рассказывает Айнаш.

Улица в микрорайоне Жулдыз на окраине Уральска, где жил до отъезда в Сирию Талгат Туреев. 7 июля 2015 года.

Улица в микрорайоне Жулдыз на окраине Уральска, где жил до отъезда в Сирию Талгат Туреев. 7 июля 2015 года.

Пока семья строила дом на окраине Уральска, мать с сыном жили на съемной квартире. Айнаш говорит, что Талгат в это время стал всё реже появляться дома, ссылаясь, что ходит в мечеть. Со временем он отпустил бороду. Начиная с 2010 года Талгат, по словам матери, уже не ел еду, которую для него готовили дома. Когда резали скот, сын настаивал, чтобы это обязательно делал его знакомый, сопровождая жертвоприношения молитвой.

— Вы «нечистые», так как не совершаете намаз, объяснял сын. С этого момента я серьезно встревожилась, — говорит Айнаш.

По словам женщины, за помощью она ходила в мечеть к местному имаму, в департамент по делам религий и в департамент комитета национальной безопасности (ДКНБ).

— Когда повела сына в департамент по делам религий, там после беседы с ним специалисты меня успокоили, сказав, чтобы я не беспокоилась: сын на правильном пути. На беседу с главным имамом области сын не пошел. В ДКНБ меня просто опросили и сказали, что проконтролируют за Талгатом, — говорит Айнаш Туреева.

В декабре 2011 года Талгат женился на Марии — девушке из Теректинского района области. Талгат сразу объявил матери, что свадьбы не будет. Через некоторое время невестка стала носить мусульманский платок, а выходя на улицу — надевать еще медицинскую маску. Через год после женитьбы у Талгата и Марии родилась девочка София.

С каждым днем противоречия между матерью и сыном нарастали. Айнаш вспоминает, что при визитах гостей сын запрещал жене показываться, невестка сидела с дочкой в закрытой комнате одна.

Под различными предлогами сын с семьей несколько раз уходил жить отдельно, снимал квартиру. Когда были финансовые трудности, снова приходил жить к матери. В июле 2013 года Талгат вместе с женой и дочкой окончательно ушел из родного дома. В том же году Айнаш Туреевой, как она говорит, сообщили из ДКНБ, что Талгат с семьей уехал в Сирию.

«ОН ВООБЩЕ ПЕРЕСТАЛ ПИСАТЬ»

Пять месяцев от сына не было никаких вестей, рассказывает Айнаш Туреева. На шестой месяц невестка сообщила Айнаш по WhatsApp, что они в Турции. В 20-х числах января 2014 года Мария написала, что они пересекли границу с Сирией и уже не вернутся назад. Мол, там они работают, но не уточняла, о какой работе идет речь.

Фото Талгата Туреева на футбольном поле. Снимок из семейного архива.

Фото Талгата Туреева на футбольном поле. Снимок из семейного архива.

— Сын долго не выходил на связь. Общались через Машу. Талгат коротко отвечал, что жив-здоров и чтобы я не переживала. Я молила сына, чтобы он вернулся домой. После чего он вообще перестал писать, — говорит Айнаш Туреева.

12 мая 2015 года Мария прислала сообщение свекрови, что Талгат погиб и что видела тело мужа.

В ответ на вопрос о причинах того, почему сын уехал на войну в далекую страну, она говорит о депрессии из-за завершения футбольной карьеры и проблем с трудоустройством. Винит и себя, полагая, что воспитывать сына нужно было строже. Айнаш говорит, что она понадеялась и на ДКНБ.

— Если бы мне из КНБ хоть намекнули, что сын может уехать туда, я бы сделала всё, чтобы он не смог выехать из страны. Например, наложила бы запрет на выезд за границу. Никто из представителей государства мне не смог помочь. В КНБ ведь знают, кто собирается уехать туда. Почему они не предотвращают заранее такие моменты? Я уже говорила им, чтобы сына посадили в тюрьму, если он в чем-то виноват. По крайней мере, он был бы жив и находился бы в стране, — говорит Айнаш Туреева.

Женщина месяц оплакивала сына, потом сделала дома поминальный ас. Сейчас она ухаживает за 87-летней единственной родственницей невестки. Айнаш ежедневно молит Бога, чтобы вдова сына и их дочь были живы и вернулись домой.

В департаменте КНБ отказали Азаттыку в подтверждении или опровержении информации о смерти Талгата Туреева и в предоставлении данных о судьбе его вдовы и ребенка.

  • 16x9 Image

    Санат УРНАЛИЕВ

    Корреспондент Азаттыка в Уральске с ноября 2014 года. В 2005 году окончил филологический факультет Западно-Казахстанского государственного университета имени Махамбета Утемисова. Журналистом начал работать в еженедельнике «Уральская неделя». С 2006 по 2014 год сотрудничал с различными интернет-изданиями в Алматы и Астане.  

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG